Черным по белому

В хижинах дяди Тома теперь живут афророссияне

23 августа 2005 в 00:00, просмотров: 787

Лето подходит к концу, и в столицу стягивается студенческая братия. Снова после каникулярных сытных родительских обедов начинается жизнь от стипендии до стипендии, скрашенная случайными приработками да редкими денежными переводами. Кое-кто, конечно, подхалтурил в стройотрядах или на практике, но, как известно, деньги это небольшие. Правда, есть одна категория студиозусов, которая по осени жирует, так как успевает за летний сезон снять приличный денежный куш. Свободный бизнес эти молодые люди делают... на собственной внешности.


Разгар пляжного сезона. Курортные города перенасыщены услугами и их потребителями. Одна из наиболее востребованных забав — фото на память. В качестве антуража предлагается все что душе угодно — от попугаев до... папуасов. И те и другие — в разноцветном оперении.

— Не хочу к неграм! — вопит мальчик лет пяти, наотрез отказываясь приближаться к чернокожим полуобнаженным красавцам, на которых из одежды лишь пестрая юбка, зато в руках — африканский барабан, по которому бьют ладонями, крокодил, черепаха.

— Миленький, нехорошо говорить “негры”, — смущается мать, — надо говорить, — она на секунду теряется, — “афророссияне”!

“Афророссияне” между тем и не думают обижаться — бизнес есть бизнес! — заигрывают с ребенком, стараясь заинтриговать. И вот руки пожаты, крокодил поглажен, черные люди уже не кажутся пугающими, и ребенок за считанные секунды оказывается на импровизированном троне в окружении импровизированных рабов, как потенциальный шашлык, висящим верхом на палке, вместе с матерью в негритянских объятиях. Итог — “с вас двести рублей”.

— Наши клиенты — женщины и дети, — делится со мной тайнами профессии “папуас” Томас, в миру студент РУДН, — держать их в объятиях — одно удовольствие: легкие, красивые, я бы задаром с ночи до утра на руках их таскал, а тут еще и деньги платят. Многие девчонки заигрывают, так что вечером есть с кем время провести. Им — экзотика, мне — удовольствие.

— Как происходит отбор на практику?

— Да никак, собираемся компанией и едем. Мы давно так работаем, всех на югах знаем. Если работаешь стационарно, за место надо платить, на это уходит пять-десять процентов заработка, опять же крокодила надо содержать, а когда просто по пляжу ходишь, с людьми фотографируешься — вообще бесконтрольный доход.

— А как же рэкет?

— Ну, местным ребятам, приходится отстегивать, чтобы не было конфликтов, но это даже меньше суммы государственного налога.

— Не жарко целый день под солнцем?

— Мне нет, — хохочет Томас, — я уж точно не сгорю. Вот купаться бывает холодновато, а белые это еще и по ночам делают! Самоубийцы!

Не теряются и чернокожие студентки. Фотографироваться они не предлагают, а вот косички заплести — пожалуйста. В три-четыре руки за два-три часа изобразят “в червяках” любую башку: хоть с длинными волосами, хоть с короткими. Цена — полторы тысячи с головы.

Некоторые “афророссияне” пошли дальше и поставили бизнес на широкую ногу. Взяли в аренду участки земли и организовали африканские деревни.

— Верблюдов и лошадей берем на фермах в аренду и уже от себя организуем прокат, — поделились они секретами бизнеса с репортерами “МК”, — выстроенные здесь хижины напоминают наши родные, строить их несложно, быт стараемся воспроизвести, люди приезжают целыми автобусами, смотрят, фотографируются.

Вечерами в африканских деревнях — пляски до упаду. Полтора десятка национальных зажигательных номеров — достойный ответ затраченным на билет полутора сотням рублей с гостя. Ну и конечно, надо что-то заказать на столик — что-нибудь свыше двухсот рублей. По выходным шоу заканчивается женским стриптизом, правда, в исполнении белой танцовщицы.

— Почему не африканки?

— Наши девчонки предпочитают косички плести, — пожимают плечами афророссияне.

Как рассказали нам сами участники “черного бизнеса”, большая часть из них — студенты из Москвы, с одной стороны, они достаточно хорошо говорят по-русски, с другой — действительно сохраняют кое-какие национальные особенности: плясать умеют, и те же юбки на них сидят органично, а не как на корове седло. Тех чернокожих, кто действительно родился и вырос в России, на работу не берут, говорят: “У них только кожа черная, а все остальное белое”.

— Знаешь, в конце представления мы эти папуасские тряпочки так эффектно скидываем, — заговорщическим полушепотом говорят африканские студенты.

— И остаетесь...

— В черных велосипедных шортах, — заканчивают мои собеседники и, довольные собой, заразительно хохочут.


АНЕКДОТ ДНЯ

Объявление: “Возьмем на работу негра. Не рабство”.



    Партнеры