Крокодил заплатит за всех

С мошенниками хай-класса «работают» жестко, как с боевиками

1 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 248

Есть такая профессия — долги вышибать. Причем “вышибать” исключительно в переносном смысле. По крайней мере так утверждают узкие специалисты этого широкого дела.

…Среди увешанных орденами ветеранов “горячих точек”, которые возлагали цветы к Могиле Неизвестного Солдата, я недавно увидел старого знакомого, бывшего офицера спецназа Игоря Кабанова. Выяснилось, что, выйдя в отставку, он, будучи натурой деятельной и неутомимой, не захотел жить на “щедрую” пенсию подполковника. Теперь бывший спецназовец трудится в загадочной организации — Агентстве по сбору долгов.

Это Агентство было создано в 2001 году одним из банков, который прославился своими “быстрыми” кредитами (15 минут — и забирай товар в долг). Понятно, что сразу нашлось немало желающих присвоить так легко добытые средства. Банку понадобился свой “тайный отдел”… и Москва сразу заполонилась слухами о специфических методах его работы. Мол, чуть ли не уши должникам отрезают.

— Надоело слушать о нас всякие небылицы! — заявил ведущий специалист Агентства по сбору долгов Игорь КАБАНОВ. И раскрыл для “МК” все тайны “тайного отдела”.

Долги на продажу

— Игорь Геннадьевич, как вообще родилась идея создать такое необычное агентство?

— Как только наш банк занялся потребительским кредитованием, к нему, как мотыльки на свет, слетелись мошенники всех сортов. В результате их бурной деятельности портфель реальных невозвратов стремительно разбух. И в качестве “нашего ответа Чемберлену” в банке было создано Управление сбора просроченной задолженности, куда пришли профессионалы — бывшие сотрудники ФСБ и МВД. Возглавил его бывший сотрудник ОБХСС Анатолий Акимов. В сжатые сроки наша команда сумела сбить волну неплатежей, и в банк за два года вернулось порядка 145 млн. рублей. Позже Акимов создал свое Агентство по сбору долгов, которое значительно расширило горизонты деятельности. Теперь мы работаем с целой группой банков, а также с юридическими и физическими лицами.

— И много в России людей, не желающих возвращать долги?

— Эти данные вообще-то в каждом банке считаются коммерческой тайной. Но у каждого есть заемщики, которые не выплачивают кредиты годами. В результате возникают так называемые хард-кредиты — тяжелые долги. В некоторых банках они доходят до 15% от всей суммы кредитов. Вот с хард-кредитами мы и работаем. Вступая с банком в договорные отношения (на основании ст. 382 Гражданского кодекса РФ), мы получаем переуступки права требования долгов и автоматически считаемся потерпевшей стороной. После чего вступаем в непростые отношения со злостными неплательщиками.

— А почему банки не хотят сами заняться своими должниками? Тем более мошенниками, которых сотрудники, наверное, уже в лицо знают.

— Вот как раз в банках-то их и не знают. Потому что потребительские кредиты часто оформляются в магазинах — девочками-менеджерами, не обладающими базовыми навыками оперативной работы. Мы даже специальные памятки для менеджеров разрабатывали: как опознать мошенника.

К тому же каждый банк заботится о своем репутационном имидже и старается лишний раз не вступать в отношения с правоохранительными органами. Они очень не любят, когда в уголовных делах — пусть даже в качестве свидетелей — фигурируют работники их достопочтенного заведения. Хотя невозвращенные кредиты на самом деле очень сильно бьют по имиджу банка. Так ведь и лицензии можно лишиться!

В контексте всего этого выбор у банкиров остается небогатый. Либо создавать в недрах банка структуры, подобные нашей, — тратить время, деньги, взращивать кадры… Либо пойти по пути наименьшей головной боли и продать долг профессионалам.

— В смысле — вам?

— В смысле — нам.

— А то, что банк вынужден открывать перед вами кредитную историю клиента, — это как?

— Это, конечно, не здорово. Но куда деваться? Условиями предоставления кредита почти во всех банках предусмотрена возможность переуступки права долга по кредиту третьим лицам — причем, в соответствии со ст. 382 ГК РФ, это возможно и без согласия самого клиента.

Гонки по вертикали

— Неплательщиков можно разделить на какие-то виды и подвиды?

— Разумеется. Категория первая — те, кому выплатить кредит помешали резко изменившиеся обстоятельства: обанкротилась фирма, уволили с работы и т.д. У судьбы ведь много сюрпризов, и от них не застрахован никто. Как правило, это абсолютно адекватные люди, и с ними решать проблемы проще всего. Способов решения множество, и мы всегда идем клиенту навстречу: вместе составим график выплаты долга и подскажем, как заблокировать набегающие проценты.

Вторая категория — те, кто испытывает смутное романтическое влечение к легким деньгам. Сама мысль о том, что берешь чужие, а отдаешь свои, кажется им невыносимой И они решают сыграть с банком в увлекательную рулетку: а что будет, если не отдавать полученное? Игра их воображения оказывается сильнее здравого смысла, а банальная мысль о том, что невозвращение долга — поступок в принципе незаконный, даже не приходит им в голову.

В конце концов их долги отходят нам, после чего события развиваются бурно. Начинается настоящий триллер, включающий в себя гонки по вертикали и виртуозные кульбиты в трех измерениях. (Смеется.) Заканчивается же он “круглым столом”, в центр которого помещается занимательная книжка под названием Уголовный кодекс. И в книжке этой есть две необыкновенно нужных статьи: 159-я (“Мошенничество”) и 165-я (“Причинение имущественного ущерба путем обмана и злоупотребления доверием”). В процессе “саммита” мы доходчиво объясняем клиенту, что вернуть долг — в его же интересах, потому как альтернатив просматривается… одна. Отправиться валить лес. И что Владимирский централ — не самая лучшая замена Канарских островов, о которых мечтал клиент, “разводя” банк на легкий кредит.

Для пущей убедительности мы показываем клиенту реальные приговоры судов по этим статьям. Клиент сначала морщится, словно лимон проглотил, а потом внезапно вспоминает, что долг на самом деле платежом красен...

— Ну, это начинающие жулики… А как вы поступаете с матерыми борцами за чужие дензнаки?

— Эта публика прожженная, циничная, работает виртуозно, на кураже и с огоньком. Их кредо: “И вам плохо, и нам хорошо”. Изобретательность жуликов не знает предела: чтобы улизнуть от ответственности, они меняют место жительства и даже почерк, пытаются отказаться от заключенного договора, используют поддельные и ворованные паспорта… Некоторые, “потеряв” паспорт, даже худеют до неузнаваемости, чтобы их лик на новом документе не имел ничего общего со старым образом. Но на любое криминальное ноу-хау есть противоядие. Мы в своей работе используем методы дактилоскопической, графологической экспертизы и даже детектор лжи.

Если мошенник листал свой договор, то он за него пальчиками держался — так? Значит, отпечатки имеются. Если подписывал — оставил подпись. Будьте любезны на графологическую экспертизу. Ну а детектор лжи с грамотно подобранным комплексом вопросов еще никому обмануть не удавалось. И платить мошенникам все равно приходится. Причем чем дольше они бегают от правосудия, тем хуже для них: на долги накручивается процент по кредиту, неустойка, плата за введение ссудного счета… В результате первоначальная сумма вырастает в несколько раз. И самое главное — суд (а мы аккуратно передаем туда дела всех мошенников) все равно заставит все это выплатить или ответить за кредит своим имуществом.

— А если продвинутый клиент придет к вам с опытным адвокатом?

— Для нас еще лучше: профессионал профессионала быстрее поймет. Я, кстати, всем должникам рекомендовал бы приходить к нам с адвокатами, чтобы не тратить попусту время на юридический ликбез.

Рептилии мыслящие

— Но и эти жулики — все же не короли преступного мира?

— Есть еще топ-мошенники — куда ж без них? Этих отличают животный эгоизм и безудержная страсть к наживе. Мне они напоминают крокодилов с образцовым интеллектом. Самоуверенные и беспощадные, они испытывают сильнейшее возбуждение при одном взгляде на возможную добычу. В расставленные ими сети попадают, как правило, алкоголики, бомжи, пенсионеры и другие социально незащищенные граждане. Действуют эти мыслящие рептилии просто и эффективно: находят нужного гражданина (“теплого”, “сладкого лоха”) и предлагают тому заработать, к примеру, 100 долларов за час. Ну кто же откажется от такой возможности? В результате лох, которому иногда срочно требуется спасти организм от похмельной лихоманки, заглатывает наживку вместе с поплавком.

Мошенники подлетают к ближайшему магазину, который торгует в кредит, и на паспорт лоха приобретают целый веер товаров: мобильники, холодильники, телевизоры, компьютеры и даже автомобили. Ведь по условиям договора клиент имеет право приобрести товаров на сумму до 300 тыс. руб.

Владелец паспорта, разумеется, получает самые искренние заверения в том, что кредит будет всенепременно погашен. И пока жертва с радостью изучает вожделенную купюру, купленная “фурнитура” оперативно грузится в машину и исчезает в недрах Царицынского или Митинского рынков.

С топ-жуликами мы работаем максимально жестко — как с чеченскими боевиками. Многие сотрудники агентства имеют боевой и оперативный опыт, служили в “горячих точках”, среди нас — два кавалера ордена Мужества. Уверяю вас, для профессионалов, которые в свое время проводили переговоры с террористами, убедить “разводил” отдать ворованное — не самая большая проблема.

— И каковы ваши методы воздействия? Иголки под ногти небось загоняете?

— Мы разве похожи на костоломов? Настоящий спецназовец, вопреки распространенному заблуждению, головой не раскалывает кирпичи — он ею думает. На войне боец спецподразделений поставлен в крайне жесткие условия: или ты просчитаешь противника на несколько ходов вперед, или он тебя — получишь пулю. Так что извилинами шевелить приходится постоянно. В агентстве, между прочим, все работники с высшим образованием — как правило, юридическим или экономическим, а то и с двумя. Так что не стоит демонизировать стиль и методы нашей работы. Мы живые люди, неплохие психологи, знаем слабые места своих сограждан, пусть даже и идейных мошенников. И вообще — зачем применять силу, когда есть Уголовный кодекс? Очень действенный инструмент, между прочим. В работе с особо упертыми мы просто заставляем работать “дремлющие” до поры статьи УК.

Кстати, один из принципов нашего агентства — использование только законных методов работы, не наносящих урона имиджу наших клиентов. В свое время мы вместе с оперативниками МУРа разрабатывали широко известный в столице мошеннический дуэт Каргина и Шапошникова. Эти виртуозы в свое время развели пол-Москвы, набрав через подставных лиц кредитов на сотни миллионов рублей. Сейчас гении кредитных махинаций полируют нары на соликамской зоне. И сроки суд им “нарезал” немалые — одному 6, другому 7 лет. Отправились в подобные места и другие устойчивые преступные группировки. Более сговорчивые мошенники, сумевшие вернуть деньги и за себя, и за тех, кого они “развели”, получили условные сроки. Так что выбор у них небогатый: либо вернуть похищенное, либо поменять среду обитания.

— А каков социальный состав топ-мошенников?

— В этой кунсткамере представлены все образцы человеческой породы. Что лично меня удручает — очень много студентов и женщин. Юноши бледные, но, безусловно, с горящим взором демонстрируют порой редкий цинизм, “разводя на доверчивость” бомжей, наркоманов и своих менее образованных сверстников. Много студентов приезжает в Москву из других регионов — “пощипать” столичные банки. Помнится, брали мы с поличным группу мошенников-студентов, которые “накручивали” лохов прямо возле банков, в салонах своих машин. Юные дарования были настолько поглощены процессом “разводки”, что пришли в себя только, когда у них на запястьях характерно клацнули “браслеты”. На допросе же вундеркинды честно признались, что не испытывают к своим жертвам ни малейшей жалости. “Скупой платит дважды, тупой платит трижды, а лох платит всю жизнь” — так заявил мне один из их шайки. В результате они заплатили и за себя, и “за того парня” — которого до этого “развели”. Это тоже принцип нашей работы — мошенник платит за все. И за всех, кого “развел на доверчивость”.

Премиальные персики

— Объясните, почему всевозможные проходимцы с легкостью берут в банках кредиты на сотни тысяч, а мне, законопослушному гражданину, недавно отказали сразу в трех столичных банках? Притом что у меня не самая маленькая зарплата и есть неплохое кредитное обеспечение.

— Ничего удивительного. Это абсурд нашей неоперившейся банковской системы. Мне, кстати, недавно в одном банке тоже отказали в весьма умеренном кредите. И тут же, буквально на моих глазах, выдали потребкредит на немалую сумму ярко выраженному мошеннику. Ларчик открывается просто: в подавляющем большинстве столичных банков до сих пор из рук вон плохо работает система оперативной проверки кредитоспособности клиента — так называемый скоринг-контроль.

— А откуда у мошенников такое чувство безнаказанности?

— А они многие схемы обкатывают сначала на себе. То есть берут кредит и не отдают. И ждут: что мне за это будет? А выясняется, что ничего особенного. Сначала, после первой просрочки, его предупредит девочка по телефону. После второй накрутят символический штраф, который тоже можно не платить. Потом с ним в одностороннем порядке расторгнут договор. А потом банк элементарно заходит в тупик — потому что после этого мошенником должны заниматься профессионалы по возврату долгов.

— Есть банки, куда мошенники редко заходят?

— Туда, где при выдаче кредита требуется наличие поручителя, справки о зарплате клиента и поручителя. Правда, мошенники так просто не сдаются. Находят работягу-соседа, подмасливают его обещаниями сладкой жизни и приводят в банк…

— Я постоянно вижу в газетах объявление: помогу оформить кредит. Это реальное предложение помощи?

— Это стопроцентный лохотрон. Сплошные подставы и ловушки. Такие объявления дают исключительно мошенники. Он поможет вам за энную сумму взять кредит, но, например, товаром. Скажет: вот сейчас загоню все это добро и выдам деньги. И исчезнет в неизвестном направлении. Либо оформит на ваше имя денежный кредит, убедив вас, что в этом банке у него все “схвачено”, что банк развалится со дня на день и деньги возвращать не придется. А банк как работал, так и работает. И вам после трехкратного нарушения графика оплаты кредита придется выяснять с ним отношения, а потом, не исключено, и с нами.

А самое неприятное: по закону невозможно привлечь организатора мошенничества к уголовной ответственности до тех пор, пока вы не выплатите весь кредит. Только после этого вы будете считаться не соучастником, а потерпевшей стороной. Если же вы решите не выплачивать кредит, ошибочно считая себя жертвой мошенников, агентство возбудит уголовное дело в отношении вас, как исполнителя преступления.

— И все-таки наши граждане видят в банках не друзей, а врагов, которых так и тянет обмануть…

— Это наша психология. В России ни у кого нет своей кредитной истории, которую так боятся запятнать заемщики в любой европейской стране. Наш человек еще не дорос до осознания того, что, приходя в банк, он автоматически формирует эту самую историю. И банк работает с каждым клиентом персонально. “Обкатав” клиента на каком-нибудь мобильном телефоне и убедившись в его добросовестности, банк может предложить ему купить на более льготных условиях компьютер или автомобиль. А не за горами и ипотека. К которой человек подойдет уже со своей кредитной историей. И у банков к этому времени будут сформированы свои “черные” и “белые” списки…

Уже сейчас размер российского рынка потребительского кредитования составляет, по разным данным, от 15 до 17 млрд. долл. И специалисты утверждают, что в ближайшие пять лет объем этого рынка превысит 50 млрд. долл. Так что за кредитами будущее.

— А простым людям, которые не могут получить свои деньги обратно, вы помогаете?

— Помогаем. Но только если есть расписка и когда мы убедимся, что должник писал ее добровольно, а не по принуждению.

— Можно нескромный вопрос? Вас самого когда-нибудь “кидали”?

— Н-да… Последний раз меня чуть было не “кинули” в Сочи — во время отпуска. Попался я на “классике” — покупал на базаре персики, и продавец попросил обменять ему мелкие купюры на крупные, объяснив, что ему позарез надо домой, а персики он отдаст мне в полцены. При обмене “кидала” умышленно “зажал” одну сотенную. Я пересчитал все и вернул обратно: сотни-то не хватает! Тот тоже пересчитал деньги и в этот момент незаметно заломил половину пачки в ладонь. А потом, изобразив искреннее раскаяние, доложил “недостающую” сотню и вернул деньги. Я попался на удочку и снова пересчитывать уже не стал. Только позже обнаружил, что не хватает ровно половины.

Вернулся на рынок. Я понимал, что кипеж на рынке устраивать бессмысленно. Еще глупее было бы обращаться к местной милиции. Я подошел к “кидале” и с улыбкой предложил поменять еще пачку купюр. А как только он расслабился, заломил ему руку за спину. После чего в моих дружеских объятиях тот встал на цыпочки, как балерина на пуантах. А я в этот момент ему объяснил, что сегодня явно не его день — он нарвался на подполковника спецназа.

“Но это моя профессия — катать!” — оправдывался тот. Тут подтянулась его “группа поддержки” — полюбопытствовать, с кем это их партнер ведет странный диалог. Суфлерам я тоже объяснил, что “парень в теме”, и для них для всех будет лучше, если они вернут деньги. Те сморщились, но деньги вернули. “Но персики-то были в полцены!” — обиженно бросил мне в спину мой недавний спарринг-партнер. “Можете считать это моими премиальными”, — утешил я “каталу”.




Партнеры