Кал, да удал

“МК” нашел в Москве дом, который поглощают фекалии

12 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 227

Москва не Венеция — море ее вряд ли поглотит. У нас все куда прозаичнее, но и куда ароматнее: столицу России, по крайней мере некоторые ее дома, год за годом поглощает... канализация. Не верите? Зря. Корреспонденты “МК” повидали всяких жилищ на своем веку, но такого видеть еще не приходилось. Мы нашли самый дерьмовый дом Москвы, который в прямом смысле слова тонет в фекалиях.

Хорошо, что газета не может передать запах. Район Западное Бирюлево сам по себе — страшный сон риэлтора, а тут... Четырехэтажный дом №1, корпус 3, по улице Булатниковской был построен в 1959 году в лучших хрущевских традициях — без подвала, на насыпном грунте. И капремонта в нем не было никогда. Поэтому, когда пять лет назад под домом в двух местах переломилась канализационная труба, грунт насквозь пропитался жижей, сразу же дал осадку, полы первых этажей моментально перекосились. А дальше — все в стиле старой юморески “Жильцам от начальника ЖЭКа”. Жильцы писали письма, приезжали-уезжали комиссии, мер не принимали, а фекалии все журчали.

Первой у вонючего дома нас встретила кошка, опасливо косящаяся на форточку одной из квартир.

— Она в квартиру не заходит, — пояснила жительница дома Тамара Ивановна. — Целый день во дворе сидит. У нас же от влаги блохи и комары завелись. Кру-у-у-пные! Кошка их боится.

Впрочем, находиться в доме боятся не только животные, но и люди.

— Да он того гляди сложится! — “радостно” сообщила одна жиличка. — Вон, в четвертой квартире санузел в подпол уже ушел.

Хозяин квартиры №4 отрешенно курил на лавочке. Соседи хором жаловались “МК” на жизнь, а он сидел и молчал. Когда мы проникли в его жилище, фатализм несчастного стал понятен. Поживешь тут — смиришься и с концом света. Пол в ванной уже канул в жижу, а сама ванна держалась на плаву при помощи доски; стены изогнулись почти винтом. Кухня тоже далеко не ушла. Вернее, попыталась уйти, но ее остановили клиньями и досками. На них, собственно, держится вся “хрущоба”. Стены в квартирах приперты деревяшками. Лена, хозяйка жилища №17, специально для нас открывает подпол и демонстрирует жижу, уже пятилетку стекающую сюда и мерцающую отблесками зарождающейся новой жизни. Хорошо, что газета у нас не цветная...

На первых этажах можно снимать программу “В мире животных”. Причем блохами и комарами зоология не ограничивается. Главные хозяева этих мест — крысы. А их любимое место — расколотый унитаз в одной из квартир.

— Они прямо из слива выпрыгивают! — говорят хозяева. — Приходится подпирать крышку стульчака булыжником. Но они все равно ее поднимают — сильные!

Естественно, только братьями нашими меньшими и запахом дело не ограничивается. Стены пропитаны влагой, поэтому проводку постоянно коротит, отчего половина жильцов обитает в потемках. А простой поход в ванную (туалет) может превратиться в последний путь: щелкнешь выключателем, замкнет тебя на “землю” — и запахи уже не страшны.

И что же делают местные власти? Да то же, что и венецианские: любуются красотой. Правда, отвечают на письма. Ключевая фраза из пятилетней переписки: “техническое заключение по дому готовится”. А еще чиновники сетуют на жильцов первого этажа: мол, предлагали их отселить на время ремонта, а они отказались.

— Ложь! Никто к нам не приходил! — говорят утопающие. — Да, собирались вроде отселять первый этаж в общежитие, а для остальных установить во дворе биотуалеты и привозить бочки с водой, но только обещали — не сделали. На “МК” теперь вся надежда.

Мы отвечаем, что ничего, кроме заметки, сделать не сможем, но обитатели фекальной трущобы и тому рады. А мы рады тому, что в сумке оказался одеколон.




Партнеры