Мечты поганые

Почему зэки требуют от тюремщиков заведомо невозможного?

15 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 280

Не чистить парашу. Есть отдельно от “петухов” (они же “опущенные”). Курить в ШИЗО — штрафном изоляторе. Это часть требований, которые зэки выдвинули администрации димитровградской колонии общего режима ЮИ 78/3 (Ульяновская область), известной тем, что там отбывает срок Юрий Буданов.

Пять дней там голодали около 180 заключенных. Некоторые сами себя калечили...

В последнее время по России прокатилась волна тюремных бунтов. Наши эксперты считают, что за всеми их действиями четко прослеживается организатор, направляющий действия и отдающий распоряжения. Требования, которые выдвигали в Димитровграде, можно назвать “воровскими” — они полностью соответствуют “понятиям”, по которым живет в зонах криминальный мир.


— К медикам за помощью обратились четыре человека — у них зафиксированы резаные раны в области предплечья. Основной контингент колонии — мужчины в возрасте 20—22 лет. Их действия носят больше демонстративный характер — занимаются неким пиаром и бравадой перед телекамерой. Ранения себе они наносили одноразовыми бритвенными станками. Как вы понимаете, при желании могли бы причинить себе куда больший вред, — заявил в интервью “МК” старший помощник прокурора Ульяновской области Василий Зима. — На 12 часов 14 сентября от приема пищи в “трешке” отказывались 142 осужденных, при этом всего в колонии отбывают наказание 1213 человек. Но я бы не стал называть произошедшее бунтом. Как мне сейчас доложили, “бунтовщики” уже подошли к столовой для приема пищи. Они же прекрасно понимают, что их требования заведомо невыполнимы...

В прокуратуре связывают произошедшее с желанием группы заключенных, переведенной недавно из льговской колонии, которая бунтовала совсем недавно, сорвать с ЮИ 78/3 ярлык “красной” зоны: на “тройке” всем заправляет администрация и послушный ей актив из числа зэков. А ряд правозащитников из числа бывших зэков “трешки” придерживается мнения, что причина кроется в регулярных издевательствах со стороны сотрудников колонии...

Накануне поступила информация о том, что заключенные исправительной колонии №10 также готовятся поднять мятеж. Сегодня там в срочном порядке усиливается охрана.

* * *

Уже известно, что бунт во Льгове организовал курский вор Пан. Он сейчас прячется по “малинам”. В Рязани аналогичный бунт устраивал вор Валера Мотыль. Его уже арестовали. Во Владимире бунт поднимал грузинский вор Углава. Там же “шумел” “смотрящий” Комар, который таким образом хотел сместить предшественника.

Врио замдиректора ФСИН начальник управления СИЗО Владимир Семенюк так прокомментировал “МК” ситуацию в колониях:

— В связи с реформой численность осужденных в колониях и тюрьмах значительно снизилась, условия содержания значительно улучшились по сравнению с прошлыми годами. К тому же мы взяли курс на сближение условий содержания наших заключенных с европейскими. Это очень сильно бьет по криминалитету. Ведь тяжелые условия — когда в камере негде яблоку упасть — дают ворам возможность манипулировать сокамерниками, быть у власти. В мутной воде легче рыбку ловить. А сегодня получается, что осужденные стали меньше зависеть от воров, и те стали терять свое влияние. Отсюда и их требования. Череда бунтов явно спланирована и подогрета с воли. Можно сказать, что за этим стоят некие силы, пытающиеся провести генеральную репетицию к каким-то большим событиям, подготовить тюрьмы и колонии к ситуации, когда будет нужно быстро создать нестабильность...

О том, как возникают тюремные бунты, нам рассказал Михаил — бывший заключенный, который провел немало месяцев и в “Матросской Тишине”, и в колонии общего режима.

— Все бунты проходят организованно, — говорит Михаил. — Как правило, организуют их воры — те, которые в зоне. Но все согласовывается через “волю”.

— Что значит “через волю”?

— Смотри: любая зона, как правило, управляется своими “блатными”. Эти “блатные” в зоне намерены поднять бунт. Старший из “блатных” пишет на волю — тем ворам, кто “греет” эту зону, в смысле следит за порядком. Получают одобрение, поднимают бунт. В зоне камер нет, есть бараки, общая столовая, место прогулок — значит, договориться легко. Дальше — с воли должен прийти “воровской прогон”...

— Это что такое?

— Это что-то вроде распоряжения от воров, обязательное для исполнения всеми заключенными. Когда “прогон” получен, заключенные сами договариваются о времени начала бунта. Способы бывают разные: могут голодать, могут “вскрываться” — вены резать. Это, кстати, старый способ — режут вены, чтоб привлечь внимание. Понятно, что ни у кого нет цели покончить с собой на глазах у администрации. Да и вообще, бунт в зоне — это всегда спектакль.


P.S. Вчера официальный представитель ФСИН заявил “МК”, что Юрий Буданов и весь его отряд не участвуют в акции протеста. А по последней информации, зэки прекратили голодовку, однако “от своих требований отказываться не собираются”.






Партнеры