Беги, Ролан, беги

В Питере хотят посадить иностранцев на “тревожную кнопку”

27 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 248

Прокуратура Санкт-Петербурга разработала памятку для иностранных студентов под названием “Защити себя сам”. Рекомендации в ней — как для жителей захваченного врагами города.

Например, такие: “Старайтесь ходить по тротуарам не со стороны домов, а ближе к краю дороги или вообще по проезжей части, но лицом к встречному транспорту. В транспорте садитесь ближе к месту водителя или рядом с “тревожной” кнопкой. Не заходите в пустые вагоны поездов метро. В случае возникновения угрозы ускорьте шаг. Но не бойтесь оглянуться, чтобы убедиться, что преследуют именно вас. Если решили бежать — делайте это как можно скорее”.

Весьма поощряется и самооборона. “Если нападающих не более двух-трех и они явно не вооружены, попытайтесь оказать сопротивление. Нападайте неожиданно, первым бейте того, кто ближе”, — советуют прокуроры.

А что делать — если каждый день в городе совершается в среднем 55 преступлений в отношении иностранцев! И почти каждый месяц кого-то из них жестоко избивают, а то и убивают…

Питерцы страшно не любят, когда их город называют “бандитским”. Мол, все эти “страшилки” годятся только для популярных телесериалов. Однако в Санкт-Петербурге достаточно людей, которые имеют полное право называть его самым криминальным городом России. Это студенты из Азии и Африки.

Если в Москве в отношении иностранцев сейчас совершается каждое четвертое преступление, то в Питере — каждое третье.


Недавно ГУВД Санкт-Петербурга и Ленобласти поделилось печальными данными: с начала года зарегистрировано 1488 преступлений, связанных с иностранцами, что на 194 больше, чем год назад. Львиная доля криминала приходится на Центральный и Адмиралтейский районы — как правило, это кражи и грабежи. Чаще других нападениям карманников и грабителей подвергались немцы (39 случаев) и французы (33 случая), а вот финны реже всех попадают в неприятные ситуации.

Причем весной и летом — в разгар туристического сезона — от краж, грабежей и угонов страдают прежде всего туристы. Зато осенью и зимой наступает время “охоты” на иностранцев, проживающих в городе. Среди которых около 15 тыс. студентов.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения национальных общин, стало жестокое избиение 9 сентября 29-летнего студента из Конго Ролана Эпосаки, после чего парень скончался в больнице. В день смерти Ролана его земляки устроили стихийный митинг у стен лесотехнической академии. Представителям вуза передали письмо с просьбой провести тщательное расследование этого преступления.

Власти города отреагировали вяло: к митингующим прибыл депутат Законодательного собрания, который озвучил довольно странные предложения. Например, усадить за стол переговоров “темнокожих и руководителей скинхедских организаций, чтобы прийти к конструктивным соглашениям”.

Поэтому на следующий день около сотни иностранных студентов перекрыли все подходы к Законодательному собранию. Протестовали эстонцы, индонезийцы, корейцы, вьетнамцы. У собравшихся в руках были фотографии Ролана Эпосаки и плакаты: “Позавчера был убит арабский студент. Вчера — вьетнамский. Сегодня — африканский. Кто будет убит завтра?”

“Бытовуха” на крови

Ролан Эпосака вместе со своим другом Тирленом Банзузи снимал квартиру на окраине города. Из Конго Ролан приехал три года назад, чтобы получить высшее образование (на родине он закончил колледж). В этом году африканец перешел на 3-й курс экономического факультета лесотехнической академии. После получения диплома Эпосака не собирался задерживаться в России. Его старший брат, который и оплачивал его обучение, звал Ролана в Японию, где работает программистом. Кстати, два брата Ролана получили высшее образование именно в Питере.

— Ролан был спокойный, веселый, — рассказывают его друзья. — Даже выпив, становился болтливым, но никак не агрессивным. Физически он был слабеньким…

Первые два года в Петербурге Ролан жил с постоянной подругой, помогал воспитывать ее ребенка. Но в феврале она уехала учиться в Великобританию, и Ролан нашел себе новую девушку. Именно на встречу с ней он и отправился вечером 9 сентября.

— Ролану позвонила его девушка и назначила встречу, — рассказывает Тирлен Банзузи. — Он ушел из дома, а минут через 40 снова раздался звонок по телефону. Русский мужчина сказал: “Кто-то из ваших друзей ранен”. Мы с ребятами побежали туда. Навстречу нам по дороге ехала машина. На заднем сиденье между русскими мужчиной и женщиной сидел Ролан. Его голова и шея были в крови.

Мужчина и женщина нашли Ролана в одном из дворов соседнего квартала. Парень лежал под лавкой и стонал. Все, что он смог, — это продиктовать номер своего домашнего телефона. Люди не стали дожидаться “скорой” — повезли парня домой. Позже Ролан успел сказать: “На меня напали четыре человека, русские…”

Как утверждают друзья африканца, это было не единственное нападение на Ролана Эпосаку. Два года назад он вместе с друзьями уже отбивался от толпы подростков. Тогда парень отделался лишь повреждением правой руки. На этот раз в больнице у Ролана обнаружили открытую черепно-мозговую травму, перелом основания черепа и многочисленные колото-резаные раны головы и шеи. Он потерял много крови. Ему сделали операцию, но безуспешно: парень впал в кому, а через несколько дней умер.

Городская прокуратура возбудила уголовное дело по ст. 111 ч. 4 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего). Версию грабежа следствие отмело сразу, поскольку ни мобильник, ни портмоне с 2 тыс. руб. не были похищены.

Уже на следующий день после смерти конголезца начальник криминальной милиции ГУВД Петербурга и Ленобласти Владислав Пиотровский заявил, что это преступление раскрыто, установлены все причастные лица. Задержаны двое — мужчина и женщина”. Пиотровский подчеркнул, что преступление было совершено не на национальной, а на бытовой почве.

— Конечно, прокуратура будет говорить, что это убийство — хулиганство, — возмущается председатель Нигерийского общества Суберу Адиноий Озигис. — Им так проще “отмазаться”. Любое убийство иностранца в другой стране — это сразу дипломатический скандал, а здесь… (Разводит руками.) Я люблю Россию, я живу здесь уже 20 лет. У меня русская жена, я сам гражданин России. Но пора сказать правду — это расизм, иностранцам опасно жить в России.

Миф о нашей стране

— Мелкие избиения: выбитые зубы, сломанный нос, руки, ноги, — все это происходит с африканцами постоянно, — подтверждает Алиу Тункара, председатель Африканского единства в Санкт-Петербурге (Алиу живет в городе с 1982 г., имеет детей от русской женщины). — Некоторые из пострадавших стали инвалидами: кто потерял глаз, кому повредили позвоночник, и он вообще теперь не ходит. Хорошо, если у них есть медицинская страховка. А у кого нет страховки, тех даже “скорая” не забирает.

Африканцы по старой, еще советской памяти упорно едут в Россию получать образование. Оно и понятно. В правительствах их стран теперь заседают сплошь бывшие наши студенты. Например, нынешний президент Конго в свое время закончил Рязанское воздушно-десантное командное училище.

— В Африке до сих пор сохранился миф о вашей стране: русские — добрые, культурные. Если русский приезжает к нам, его считают чуть ли не полубогом. Очень хорошее отношение — не такое, как, скажем, к американцам или французам. Поэтому до сих пор многие и едут в Россию. Приезжают, а их здесь избивают и даже убивают. Причем в основном на почве национальной, расовой розни.

— Как вы думаете, кто это делает?

— Это подростки из “ниоткуда”, из неблагополучных семей. Многие из них, я уверен, состоят в экстремистских группировках. Но все это, конечно, делается с поддержки взрослых и милиции.

— А милиция-то тут при чем?

— А вы знаете, как “приятно” общаться с вашими милиционерами? На каждом шагу слышишь такие высказывания: “Эй, главный горилла, иди сюда!”, “Негры, че вы сюда приехали?”. У милиции нет никакого желания нам помогать. Значит, косвенно она помогает экстремистам.

Недавно горпрокуратура Петербурга возбудила уголовное дело в отношении сотрудников милиции, отказавшихся принять заявление от иностранного студента, гражданина Индонезии. В середине июня в подъезде дома его избили несколько человек, похитили паспорт, деньги и телефон. Потерпевший обратился в ОВД, но сотрудники дежурной части заявления не приняли и не составили рапорта об этом преступлении.

— Был и такой случай, — продолжает Алиу. — На африканцев напали несколько подростков, в итоге одного им удалось поймать. Бить его не стали, а вызвали милицию. Рассказали, как было дело, но милиционеры взяли да и отпустили парня без всяких объяснений.

— В Москве, вы считаете, другая ситуация?

— Конечно. Там посольства. Малейшая проблема — ты обратился в посольство, и сразу реакция. А в Питере с нами вообще никто говорить не хочет. Вот убили Ролана — мы сами пришли к Смольному. Какая реакция у губернатора? Никакой. Теперь мы собираемся обратиться к Владимиру Путину. Вопрос с безопасностью иностранцев власти Петербурга сами решить не могут. Это надо решать на федеральном уровне — иначе нас всех тут прикончат.

Система безопасности

Милиция и городские власти худо-бедно пытаются защитить иностранцев. Правда, это выходит у них не лучшим образом.

Скажем, после убийства вьетнамского студента прошлой осенью, на которого напали 14 человек, милиция усилила охрану студгородка. Хотя нападения бритоголовых происходят, как правило, за территориями общежитий, а там иностранцам по-прежнему приходится рассчитывать только на себя.

После убийства Эпосаки представители городских властей и ректоры вузов Петербурга придумали новый выход: решили заставить иностранных студентов проживать строго по месту регистрации, то есть в общежитиях. Мол, около 20% студентов живет на съемных квартирах и, следовательно, выпадает из поля зрения учебных заведений. Как же вернуть их в эту зону? Да очень просто: надо на основе контракта обязать иностранцев проживать в общежитии.

Все знают, что условия в общагах — не сахар. И у кого есть возможность, стараются все-таки снять себе человеческое жилье. На что имеют обыкновенное человеческое право. А если иностранец давно уже не студент? В конце концов, не сидеть же всем безвылазно в четырех стенах! Иногда и воздухом подышать хочется…

Интересно, что милиция работает куда оперативнее, когда дело касается туристов. Оно и понятно: хрустящие еврики-доллары, которые они здесь оставляют, — неплохая прибавка в городской бюджет. Перестанут ездить — останется город на бобах.

А угроза такая, между прочим, вполне реальна: в нынешнем сезоне поток иностранцев, пожелавших полюбоваться питерскими красотами, сократился на треть по сравнению с предыдущим годом. И главная причина, которую приводят турагентства, — отсутствие гарантий безопасности. Год назад для иностранцев создали даже специальный Центр безопасности пребывания туристов. По идее, гости должны приносить туда свои заявления о преступлениях. Но за все время его работы туда подали всего 21 заявление, а преступлений зарегистрировано в десятки раз больше.

В следующем году в Питере планируется эксперимент по введению “системы индивидуальной безопасности”. Система представляет собой некую “тревожную кнопку”, которую иностранец должен повсюду носить с собой, чтобы вовремя подать сигнал. Но вот интересно, где возьмут средства на тысячи таких кнопок? И где найти столько милиционеров для выездов по тревоге? Ведь сейчас постовых даже на Невском днем с огнем не найдешь, на что у руководства ГУВД один ответ: не хватает личного состава.

Впрочем, личный состав уже увеличился на 14 единиц. В штат ГУВД зачислены 14 переводчиков, призванных облегчить прочим сотрудникам общение с иностранцами. А еще милиционеров собираются поголовно обучить “основам гостеприимства”…

— Десять лет нас убивают — видно, и дальше будут! — в сердцах бросил один из африканцев, выходя из законодательного собрания после встречи с питерскими властями.

Диалог опять не получился.


ПРОКУРОРСКИЙ ОТЧЕТ

В июне с.г. прокуратура Петербурга закончила расследование уголовного дела в отношении шести членов группировки экстремистской направленности “Mad Crowd”. Членам группы предъявлены обвинения в разжигании национальной вражды и в участии в экстремистском сообществе. Кроме того, одному из обвиняемых вменяется покушение на убийство гражданина Китая. Сейчас дело направлено в городской суд.

Убийство вьетнамского студента осенью прошлого года прокуратура считает раскрытым: задержали 5 человек. Все они, по словам горпрокурора, склонны к “скинхедским проявлениям”.

А вчера пришло сообщение, что и убийство Ролана Эпосаки можно считать раскрытым. “В конце прошлой недели по подозрению в совершении этого преступления были задержаны несколько человек. В выходные троим из них судом была избрана мера пресечения — заключение под стражу”, — сообщили представители горпрокуратуры.


ХРОНИКА БАНДИТСКОГО ПЕТЕРБУРГА

Вот только часть преступлений, совершенных с начала этого года в отношении граждан других государств:

28 марта — в вагоне метро неизвестные напали на гражданина Анголы, студента аграрного университета. Его отвезли в больницу с колото-резаными ранами.

17 июня — несколько человек избили палками гражданина Индонезии, студента политехнического института. У индонезийца украли паспорт, деньги и телефон.

26 июня — ограбление посла Великобритании в России. Энтони Брентон лишился бумажника с деньгами и документами.

6 августа — в Петропавловской крепости у жены посла Ирландии в США украли кошелек, кредитную карту и паспорт.

9 августа — около храма Спаса на Крови у министра советника по экономическим вопросам посольства Франции в Варшаве похитили бумажник.

0 сентября — избили студента лесотехнической академии Ролана Эпосаку; он скончался от побоев спустя четыре дня.

14 сентября — угнали “Лэндкрузер” сотрудника генерального консульства Австрийской Республики.

22 сентября — четверо неизвестных нанесли ножевые ранения студенту из Иордании. Преступники скрылись с места преступления, студента доставили в больницу.




    Партнеры