Мадам кураж

Устроиться на работу. Что может быть сложнее?

27 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 914

Лето отгуляно и пропето. Пора устраиваться на работу, значит, проходить серьезный экзамен — собеседование. Кадровик — щука, щелкнув зубами, может тут же и “переварить” претендента-пескарика. Как выстоять и не оказаться съеденным в мутной реке под названием “рынок труда”? Как занять достойную тебя должность?

Тяжелые времена требуют “тяжелой артиллерии” в поиске работы. Корреспондент “МК” по заданию редакции решил стать на время креативным безработным.

В круге первом

Сунувшись в одно из районных агентств по трудоустройству, поняла: ловить здесь особо нечего. Дама-рекрутер с ходу растолковала мне принцип подбора вакансий: “утром деньги — вечером стулья”. В агентстве готовы искать работу всем кандидатам без разбору. Но за определенную плату. Звонкую монету нужно отстегнуть и за составление резюме, и за его рассылку, и за внесение в базу данных…

— Оплата гарантирует результат? — поинтересовалась я.

На меня посмотрели как на инопланетянина. С большой неохотой менеджер призналась, что в агентстве черпают вакансии “из общего котла”, те, что находятся в свободном доступе: в газетах, специализированных журналах, Интернете.

В анкете я указала обтекаемую формулировку: предпочтительна работа с людьми. Компьютер мне выдал… 98 вариантов! С ходу я вычеркнула весь сетевой маркетинг, страховые компании, риэлторские конторы, где платят только процент от сделки, варианты с зарплатой меньше 500 долларов. После “зачистки” осталось… 4, на мой взгляд, привлекательных варианта.

Разглядывая вожделенные телефоны, я бурчала под нос: “А преимуществ-то у меня перед другими кандидатами — никаких!” Заветные номера мог выудить из журнала и Интернета кто угодно. Но надо пройти круги отбора, то бишь ада, до конца. В ворохе джинсов и брюк выискиваю деловой костюм. Помня, насколько важны аксессуары, одалживаю у подруги часы Longines и отправляюсь на первое собеседование. В заветной бумаге значится: “Компании-дистрибьютору медицинского оборудования требуется представитель”.

В окраинном районе с трудом отыскиваю нужный дом. На ощупь взбираюсь по темной лестнице. Во мраке скуповато рассыпаны зеленые кошачьи глаза. Пугая усатых, нажимаю на все имеющиеся звонки. Открывается дерматиновая дверь, из коридора кричат:

— Петр Степанович, к вам дама!

— Надеюсь, не с косой! — выглядывает из кухни мой потенциальный работодатель. Смерив меня взглядом, машет в сторону комнаты: — Прошу в офис.

На журнальном столике доспехи селедок тускло отражают лучи немецких бра.

— Что будете пить? — шагает хозяин вперед, энергично, как на параде.

— Валидол, — отвечаю я без тени улыбки.

Под далекое ворчанье унитаза работодатель начинает читать мое резюме:

— Высшее техническое, гуманитарное, английский, владение компьютером… — и вдруг, бросив листки в цветущую алой розой ветчину, отрыгнув, говорит: — Будем откровенны! Я — солдат, простой солдат в чине полковника. Поколесил по стране, развелся, теперь решил осесть в Москве. Мне нужно “доверенное лицо” — помощница, толковая, расторопная, а главное — со связями. И чтоб харизма была! Иначе как бок о бок работать?!

Потянувшись к стопке, он откровенничает:

— Красивая баба перед вами была — такой ландшафт! А что толку? Безжизненна, как вермишель. Обидно. Нет винта.

— В объявлении было сказано о медицинском оборудовании, — замечаю я.

— Так с этой компанией-дистрибьютором и собираюсь работать. Надо фирму зарегистрировать. Поможете с оформлением?

Говорю, что работа помощницы бизнесмена не входит в мои планы, и спешу ретироваться.

“Гуляйте дальше!”

Через час у меня собеседование в Конькове. В представительство торговой компании я вбегаю минута в минуту. Вокруг овального стола уже сидят шесть кандидатов. Всем, кто опоздал, говорят: “Гуляйте дальше!”

После вводной лекции и заполнения анкет нам предлагают деловую игру. Менеджер просит каждого из кандидатов на должность торгового представителя: “Продай мне ручку, продай пачку сигарет…” Битый час мы впариваем друг другу дешевый китайский ширпотреб.

В конце собеседования наниматель предлагает нам выполнить конкурсное задание. Слышу, сосед слева шепчет: “Валить надо отсюда! Используют наши идеи в коммерческих целях и помашут ручкой”. Следом за молодым человеком выскакиваю на улицу и я. По дороге к метро Валера объясняет: “Устраивался я недавно маркетологом. Солидный офис, собеседование по полной программе. В качестве испытания предложили разработать проект размещения “хлебных” точек в своем микрорайоне. Неделю, высунув язык, мотался по окрестностям, прикидывал, где поставить палатки, чтобы товар пользовался наибольшим спросом. Расспрашивал соседей, где и по каким ценам они покупают хлеб. Проект приняли. Перезвонили через неделю: “Конкурс выиграл другой”. Но торговые павильоны у нас в районе стали устанавливать по предложенному мной плану”.

А я шагаю тем временем по третьему адресу, пинаю собранные в кучи листья — настроение на нуле. Нелегка журналистская доля! Звоню, не опуская руки, в старинный особняк. Из домофона слышу: “Поднимайтесь в мастерскую на третий этаж”. На лестницах гипсовые заготовки, головы без глазниц. Еще раз перечитываю объявление: “Требуется администратор”.

— Вы акварельны! Фактура у вас исключительная, — поет с порога взлохмаченный человек.

— Фактура? — теряюсь я.

— Внешний облик… — откладывает кисти хозяин.

— Вам нужна натурщица? — отрезаю я.

— Зачем же так упрощенно понимать роль Музы?

Я мысленно поджигаю бороду хозяина. Сбегая по лестнице, слышу за спиной:

— Обнаженная фигура прекрасна. Лишь у порочного человека нагота рождает грязные ассоциации.

Оставшийся — четвертый — вариант я отметаю, едва созвонившись с администратором. Туристическая компания набирает сотрудников. Но в обязательном порядке нужно пройти обучение. Трехдневные курсы стоят 300 долларов.

Фирме нужны именно вы!

На следующий день я отправляюсь в солидное кадровое агентство, чьи услуги, судя по объявлению, являются для соискателей бесплатными.

— Мы трудоустраиваем высокооплачиваемых специалистов! — говорит дама на ресепшне. — Плату берем с работодателей, нуждающихся в подборе персонала, как правило, в размере одного будущего оклада кандидата.

Выкладывая перед менеджером два диплома о высшем образовании, свидетельства о творческих конкурсах, я проигрываю в уме: “Фирма заинтересована в хороших комиссионных, поэтому будет стремиться “продать” меня быстрее и дороже”.

Со мной начинает работать персональный рекрутер — безликий Илья Павлович. Долго и нудно мы заполняем кучу бумаг. О своих пристрастиях говорю кратко: интересует высокооплачиваемая работа администратора, специалиста по связям с общественностью.

Следом мне предлагают пройти в группе психологический тренинг: на собеседовании я должна чувствовать себя как рыба в воде.

На занятиях нас трое. Слева от меня — экстравагантная дама. У нее длинные синие ногти, туфли без задников, поверх трикотажной майки — внушительных размеров крест. Справа — типичный отличник-очкарик: серый костюм, скромный галстук. Дама ищет работу дизайнера, мен — программиста. Но всех нас ждет одно — собеседование.

— Претендентов на хорошие вакансии много, а хорошая работа нужна именно вам, — внушает нам психолог Лев Гурович. — Чтобы убедить работодателя в своих словах, подайтесь корпусом вперед, взгляд — “глаза в глаза”. Но помните, контакт глаз, длящийся дольше 7—10 секунд, может вызвать дискомфорт или беспокойство. Нарисуйте мысленно треугольник между бровями вашего “визави”. Смотрите в его середину.

Подробно мы разбираем “зеркальную” позу. Психологически мы должны настроить собеседника на одну волну с нами, для чего, как зеркало, должны ненавязчиво отражать его жесты.

После логопеда нами занимается имиджмейкер. Нас призывают помнить об одежке, по которой встречают. Наш костюм должен соответствовать окладу, на который мы претендуем. Нам надо избегать красного цвета, который может вызвать у собеседника агрессию, не должен наш костюм быть и тусклого коричневого цвета: может вызвать ощущение неуверенности в себе. Не советуют нам одеваться и очень пестро — мы рискуем показаться легкомысленными.

В конце тренинга мы четко уясняем, что от ворот поворот получают те, кто на собеседовании “гнет пальцы”, говорит слабым и срывающимся голосом, делает ошибки в речи, кто зациклен на деньгах, плохо отзывается о предыдущих работодателях, небрежно одет, а также те, у кого отсутствует представление о карьере.

Тихий центр

Первый мой визит — в “тихий центр”. Отелю международного класса требуется менеджер по продажам номеров. Одно из обязательных требований: знание английского языка. По телефону я предварительно уточняю:

— Человеку без опыта работы будет несложно устроиться на эту позицию?

— В гостиничном бизнесе важна презентабельная внешность, — отвечают мне на другом конце провода. — Имеется в виду не классическая красота и данные фотомоделей, а подтянутая фигура, бодрый вид, аккуратная прическа и одежда, приветливая улыбка.

Когда я, отутюженная и причесанная, предстаю перед заместителем директора, он уточняет:

— При отборе в службу размещения мы уделяем внимание интеллектуальному уровню соискателей, грамотности речи…

— О чем мы будем говорить? — воодушевилась я. — О Джойсе? О Пшебышевском? О структурной лингвистике? О неофрейдизме? А может быть, о Диззи или Ясперсе?

В результате мне полчаса рассказывают о стратегии и структуре фирмы, о перспективах ее развития. Когда я, забыв все наставления психолога, смотрю в тоске не на точку между бровями руководителя отдела персонала, а в потолок, меня спрашивают:

— Кем вы видите себя через пять лет?

Я замдиректора не разочаровываю:

— Мне хотелось бы работать в вашей фирме, но на более ответственной работе.

Кадровик удовлетворенно кивает: “Теперь, если вы не против, с вами поработает наш психолог Наташа”.

Молодая девушка, задав несколько стандартных вопросов об опыте работы и образовании, спрашивает: “У вас есть дети?” Помня слова консультанта: “Не возмущайтесь в ответ на “неудобные” вопросы, сводите ответ к шутке”, — я говорю:

— Нужны? Будут!

Наталья и бровью не ведет, мня себя прокурором, продолжает допрос: “Вы замужем?” Отвечаю: “Разведена”. “Поясните причины развода”. Интересуюсь, в свою очередь, зачем ей это нужно. “Для составления вашего морально-нравственного портрета”. Вопрос меня покоробил. Я решаю, что работать в такой компании ни за что не буду. Встаю и ухожу. Молча…

“Вас ждет только победа!”

Собираясь на очередное собеседование, ворчу: “Поиск работы — это тоже работа”. По настоянию консультанта Ильи “ныряю” в Интернет — ищу сайт интересующей меня компании. Просматриваю, что говорят о фирме на профессиональных и “рабочих” форумах. Во время собеседования мне нужно продемонстрировать свою осведомленность, убедить работодателя, что выбор будущего места работы был не случаен.

Вхожу в офис, улыбаюсь. В голове стучит: “Всегда выигрывают жизнерадостные и открытые люди”. Представляю на месте встретившей меня лощеной дамы — Нелли Марковны — свою давнюю подругу Стаську. Иду к столу, протягиваю руку, как будто встречаю близкого человека... Психолог Лев Гурович намертво вбил в голову: “У вас в памяти всегда должна быть “дежурная” картинка из жизни, одно воспоминание о которой заставит вас улыбаться”.

Дама-кадровик непроизвольно делает шаг назад... “Перегнула палку!” — думаю я. А в голове продолжает “играть” настрой: “Каждый из вас — лучший! Вас ждет только победа!”

— Почему вы хотите работать именно в нашей компании? — отрезвляет меня Нелли Марковна.

— Мне кажется, это будет удачным поворотом в моей карьере.

— На какую зарплату рассчитываете?

Ответ на этот вопрос мы на тренинге проработали особо тщательно. Я помню: более выгодную позицию в торге займет тот, кто вынудит другую сторону первой сделать предложение.

— Вопрос оплаты, безусловно, важен, — говорю сладким голосом, — но прежде мне бы хотелось уточнить задачи, которые мне предстоит решать.

Когда мне дотошно перечисляют мои обязанности, я ненароком замечаю: “Интересная работа. Какие условия найма вы могли бы мне предложить?”

Работодатель называет цифру первым. Я делаю встречное предложение. Идет, как выразился бы наш консультант Лев Гурович, грамотный торг. По окончании его мне обещают перезвонить.

“Вы считаете, что за вами следят?”

В представительстве крупной полиграфической конторы, где требуется специалист по связям с общественностью, меня ждут сплошные подставы, Лев Гурович сказал бы мягче — “всевозможные психологические уловки”. На улице идет косой дождь. Несмотря на зонт, я оказываюсь мокрая как мышь. В кабинете — лишь одна вешалка (я так полагаю — не случайно), на которой красуется бежевый пиджак директрисы. Повесить снизу или поверх него свою намокшую от дождя куртку я не решаюсь, оставляю ее на ручке двери.

— Присаживайтесь, — показывает на кресло хозяйка дубового кабинета.

Интуитивно чувствую: что-то здесь не то! Кресло установлено очень высоко. Присев, я буквально нависаю над собеседницей.

— Давайте поговорим! — кривит директриса рот в улыбке, читая мое резюме как Тору — справа налево.

— С удовольствием, — говорю, — но сначала я, с вашего позволения, немного опущу кресло — как-то неловко взирать на вас с высоты!

После короткой беседы секретарь директора протягивает мне кипу листов: “Тест определения способностей личности”. Читаю вопросы опросника “MMPI”: “Большую часть времени вам хочется умереть?” “Вы считаете, что за вами следят?” “Есть ли у вас чувствительные места, затрагивание которых вызывает вашу болезненную реакцию?” Заглядываю на последний листок — всего 600 вопросов. От ужаса я шевелю пальцами ног.

Вспоминаю наставления штатного психолога: “Тесты снабжены механизмами, призванными выявить, не пытается ли испытуемый кривить душой. Например, опросник может содержать несколько пар контрольных вопросов. Скажем: “Любите ли вы ходить в зоопарк?” — а примерно через пару сотен вопросов, когда испытуемый основательно устанет: “Вы равнодушны к животным?” Ответите по-разному, добавите себе галочку в графе “Солгал”...”

Тот, кто предполагает, что собеседование с работодателем занимает от силы 20 минут, ошибается. Я провела в офисе полиграфической компании около трех часов.

* * *

Набегавшись за день в “деловом обличье” — в костюме и на каблуках, задрав ноги на стол, я рассуждаю: “По правилам составленное резюме — скучное, безликое. Как сделать так, чтобы из сотен листков в стопке с оттисками “родился — учился” кадровик остановил взгляд именно на твоем?” На следующий день, бубня: “К черту комплексы!” — пробегая мимо крупного рекламного агентства, я пришпилила им на доску объявлений небольшой цветной рекламный плакат. Редакционные компьютерщики изобразили меня улыбающейся в прикиде Шерлока Холмса, с трубкой в одной руке и лупой в другой. Надпись на листовке гласила: “Я энергична и полна идей. Ищу творческую работу в Вашей фирме”. Далее шли имя и контактный телефон.

Через два дня меня пригласили на собеседование и предложили работу в отделе разработки рекламных стратегий. Директор по персоналу обронил фразу, с которой я не могла не согласиться: “Главное для соискателя работы — это кураж!”





Партнеры