Разведку уложили точно

За что в Литве наказывают, а в России награждают

28 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 760

В Литве расшифрованы показания “черного ящика” разбившегося истребителя “Су-27”. Но пока, говорят литовцы, нельзя сделать каких-либо выводов о содержании расшифровки — ее надо сравнить с данными из других источников, в частности, с показаниями систем российских радаров (наша страна их пока не предоставила).

Между тем прибалты все реже и реже называют это происшествие провокацией, в то время как источники “МК” среди российских военных вовсе не исключают, что “Су-27” вполне мог быть “засланным казачком”.


Самое интересное в данной ситуации — это реакция руководства Литвы и России на произошедший конфуз. Литва убирает с постов профнепригодных военачальников (с ярлыком “предателя Родины” уволен командующий ВВС Литвы полковник Йонас Марцинкус — за то, что пропустил в воздушное пространство страны “вражеский” истребитель), планирует закупки новых современных радаров ПВО и т.п. Российское же руководство обвиняет соседей в раздувании конфликта, делает из майора Троянова летчика-героя, а главкому ВВС России Владимиру Михайлову продляет срок службы еще на год, несмотря на пенсионный возраст.

Комментируя отставку своего литовского коллеги, Михайлов иронично заметил: “Правильно сделали... Такой большой самолет более 20 минут летал над территорией такой маленькой страны, просто удивительно! Потому и отставка, что организация системы ПВО в Литве — неудовлетворительная”.

Другими словами, у нас она — удовлетворительная? Вроде как это и не наш “Су-27” из 6-й армии ВВС и ПВО разбился в Литве?..

На самом деле ситуация ярко высветила тот бардак, который царит и у нас в ВВС и ПВО. Об этом можно говорить, не дожидаясь выводов следствия. И не важно: учения это были, как утверждает российская сторона, или разведывательная операция, как предполагают литовские власти. Мы собрали мнения компетентных специалистов.

Если это были учения. Их организация была крайне безграмотной, начиная с построения боевого порядка. Всего в воздухе находилось семь боевых машин “Су-24”, “МиГ-29”, “Су-27” и самолет электронной разведки и наблюдения “А-50” (российский “Авакс”). Причем он шел первым — значит, видел воздушную обстановку только впереди себя. Хотя, чтобы следить за всеми самолетами, ему нужно было находиться в середине строя. Да и строем полет нашей семерки назвать трудно. Ведь когда “А-50” уже приземлился в Калининграде, то потерявшийся “Су-27” еще 40 минут болтался где-то в облаках. Значит, “дырки” в строю между самолетами были до 20—30 км.

Абсолютно не был продуман план действия экипажей в условиях форс-мажора. Например, можно было бы запросить помощь белорусских ПВО (они входят в объединенную систему ПВО России—Белоруссии). Те развернули бы заблудившегося пилота и передали бы его под управление Калининграда. Но их никто в планы российских коллег не посвящал. В результате со своего КП они от начала до конца молча наблюдали всю картину.

К тому же, считают наши эксперты, с трудом верится в то, что на самолете отказали сразу все системы навигации. Но даже если это так, то у Троянова были и другие возможности связаться с землей. Например, перейти на радиорежим. Выяснив, что приборы не работают, он должен был стать на высоту “экономичного полета” и включить сигнал бедствия. На всех наземных локаторах, как военных, так и гражданских, он высветился бы в радиусе примерно 300 км. Но сигнал бедствия летчик включил лишь непосредственно перед катапультированием. Почему? Можно предположить, что полет совершался в условиях радиомолчания. Именно это — главный аргумент в пользу литовской версии о разведывательном полете.

Если это была разведывательная операция. Ее подготовку авторитетные российские специалисты оценивают как “преступно халатное отношение к выполнению особого задания”. Начиная с того, что майор Троянов, у которого, как говорят, в этом году налет составил не более пяти (!) часов, не должен был участвовать в столь ответственном задании. Сложно судить летчика за то, что с таким мизерным налетом он “заблудился” в облаках, да еще не имея с земли никакой поддержки. Вероятно, он “не поверил” приборам, перестал за ними следить и постарался разглядеть ориентиры собственными глазами. Если бы он шел по приборам, уверены штурманы, наверняка прилетел бы в заданную точку. Так что российские ВВС потеряли фактически исправный самолет.

Теперь наши летчики шутят: “Что ж, проверили бдительность НАТО. Выяснили: и мы, и они в ж…е, только мы — глубже”.




Партнеры