Просто Алексей Иванович

На его уроках шевелятся даже доски

3 октября 2005 в 00:00, просмотров: 298

В Москве прошел второй творческий конкурс педагогов-математиков. Одним из заданий стало: проверить “доказательство” теоремы Ферма, выполненное академиком Ильиным и разрекламированное СМИ. Преподы поднатужились и коллективно нашли аж восемь грубейших ошибок. Алексей Сгибнев — самый молодой среди победителей — работает в школе для одаренных детей “Интеллектуал”. “МК” встретился с учителем.


Сгибнев надеется, что ученики не придумали ему прозвища. “Я это не люблю. Просто Алексей Иванович”, — предупреждает молодой педагог.

Алексей Иванович окончил физический факультет. Вузовский диплом дает право преподавать. Однако Сгибнев пошел дальше: по вечерам он дополнительно занимался на факультете педагогического образования. На втором курсе уже вел семинары по физике в вечерней физфаковской школе для старшеклассников, на третьем-четвертом — писал методички. По окончании вуза поступил в аспирантуру, защитил диссертацию по математической физике. “Только когда попал сюда и стал вести много уроков, работать с большими классами вместо небольшой группки ребят, то понял, какая это ответственность, а опыта еще фактически нет”, — говорит Алексей.

— Ошибки делал по неопытности?

— Самое яркое впечатление, точнее, позор мой был, когда на один из первых уроков пришел замдиректора — посмотреть, как я веду. А у меня самый шебутной класс и все стенды в кабинете не успели повесить, просто к стене прислонили. Вызвал ученика, он что-то там ответил, потом гляжу: он от доски-то ушел, а за парту не пришел. Я смотрю, а доска, такая большая с формулами, шевелится. Он, оказывается, под нее залез. Это седьмой класс был, причем мальчик маленький, младше одноклассников года на два, так что уместился. Тяжко мне, конечно, было. В классе замдиректора сидит, а у меня тут такой цирк...

— Почему выпускник вуза вдруг стал работать простым учителем? Тем более что зарплаты педагогов сейчас оставляют желать лучшего.

— Мне еще в школе нравилось объяснять одноклассникам то, что непонятно, домашнее занятие помогал делать. А насчет зарплаты... Сейчас в Москве они стали более-менее приемлемыми, то есть прожить можно, не голодать. Но я не могу сказать это о провинции.

— Как относишься к тем, кто ненавидит математику, а физика и вовсе в страшных снах снится?

— Мало ли кто что ненавидит. Школьная программа на самом деле устроена таким образом, что если нормально вести, то любой ребенок вполне освоит все эти азы. Там есть очень интересные вещи. Я считаю, что это вопрос плохого преподавания. Когда-то отпугнули, когда-то было скучно, непонятно и тяжело. Неправильная психологическая обстановка сложилась в классе. Это ошибка педагога.

— Что больше любишь: контрольные проводить или к доске вызывать?

— Приятно, когда все хорошо решили, материал усвоили. Приятно провести хороший урок, когда все вместе разобрались. Очень интересно вести проекты. Дети выбирают тему и готовят глубокие исследовательские работы. Каждое полугодие — конференции в актовом зале, где авторы лучших работ выступают с докладами. Если в классе еще бывает скучно или лень, то здесь они полностью погружаются в материал. Бывают результаты просто научного уровня, особенно в старших классах. Но и в младших классах важно, если ученик сам что-то открыл, даже если все давно это знают.

— Как привить детям любовь к точным наукам?

— Идеальный урок — это совместное исследование на заданную тему. Ставится вопрос, ученики начинают обсуждать, выдвигать гипотезы, спорить. Я помогаю, подправляю где-то. Иногда знаю больше, а иногда они выдвигают такую гипотезу или задают такой вопрос, что начинаю наравне с ними размышлять. Важно на этот вызов ответить, не испугаться и не отмазаться. Я боюсь, что в совсем обычной школе я бы не смог работать. Нет атмосферы такой, многим математика там просто не нужна, лишь бы урок отсидеть.

— Что оказалось самым тяжелым в учительстве?

— Проверка тетрадей не самое страшное. Если задания даешь интересные, то и решения читать потом интересно: кто до чего дошел, как подумал. Для меня лично тяжела воспитательная работа. Мне тут предложили классное руководство, я отказался. Хотя хороший класс. Просто нужно иметь некое личное пространство, которое остается неприкосновенно. Вот вчера я семь уроков провел и смог после них спокойно уйти домой. А если бы мне после этого пришлось еще ловить дежурных, чтобы они помыли класс, а другие сдали дневники, то меня бы это уже добило. Но у всех по-разному. Вот мои молодые коллеги, только выпустившиеся из вузов, пришли сюда, радостно взяли себе по классу, возятся с ними.

— А зачем нужны вот такие конкурсы для учителей?

— Учителю тоже надо быть в форме. К тому же очень полезно чувствовать себя учеником время от времени. Хотя бы для того, чтобы вспоминать, какие бывают трудности у школьников. Иногда кажется: ну что ж тут сложного в этой теме, что вы не понимаете? Но ты-то ее уже изучил вдоль и поперек, десять раз всем объяснял, а они все это слышат в первый раз в своей жизни вообще. Хорошо какую-нибудь сложную научную книгу почитать или задачи порешать. Как только не получается, сразу вспоминаешь троечников, которых мучаешь на уроке.




Партнеры