Вред сивой кобылы

Обвиняя врачей, прокуроры запутались в терминах

11 октября 2005 в 00:00, просмотров: 207

“Не дай бог оказаться на месте Орехова или Караченцова! Но Караченцова спасает фамилия — и он жив”, — так неожиданно закончил вчера прокурор, выступая в прениях сторон по громкому делу трансплантологов в Мосгорсуде. Несмотря на пламенную речь, гособвинитель все же запросил для четырех врачей-подсудимых меньшие сроки, чем в первый раз.

Их вина переквалифицирована с “приготовления к убийству” на “приготовление к причинению умышленного вреда здоровью”.


Напомним, 11 апреля 2003 г. оперативники ворвались в реанимационное отделение 20-й больницы, где обнаружили больного Анатолия Орехова, приготовленного к операции по забору почек. Орехов был еще жив, хотя врачам госпиталя ГУВД впоследствии так и не удалось его реанимировать.

В тот день Орехова привезли в “двадцатку” на “скорой”. Лечащий врач Людмила Правденко и завотделением Ирина Лирцман признали пациента безнадежным, после чего Лирцман сообщила в Московский координационный центр органного донорства (МКЦОД) о наличии в больнице потенциального донора. А прибывшие в больницу хирурги центра стали готовить Орехова к операции по забору органов.

“Дело трансплантологов” уже рассматривалось в Мосгорсуде, и врачи были оправданы. Но Верховный суд РФ приговор отменил и направил дело на новое рассмотрение. Почему одно и то же действие врачей раньше расценивалось прокуратурой как приготовление к убийству, а теперь как причинение тяжкого вреда здоровью, представители обвинения объяснить так и не смогли. “Судебное следствие длилось около двух месяцев, и нам пришлось рассматривать ту часть медицины, которая еще не очень исследована”, — заявил прокурор.

Принципиально новых доказательств вины врачей на этот раз прокуратура не предоставляла. Прибавились лишь результаты экспертиз пленок телефонных переговоров МКЦОД и “двадцатки”, которые, по мнению прокуратуры, ярко свидетельствуют о том, что произошедшее в тот день в 20-й горбольнице не единичный случай, а уже сложившаяся к тому времени система. Когда под нажимом руководителей МКЦОД было принято решение увеличить забор донорских органов, у врачей появился новый подход к работе — взятие почек у тяжело больных живых людей. “Я себя чувствую иногда санитаром леса, как муравей, — жаловалась по телефону Ирина Лирцман руководителю МКЦОД.

— Мы выступаем не против трансплантологии, — объяснил в своей речи прокурор. — Напротив, мы за ее развитие, но только в рамках действующего законодательства, а ни один нормативный акт, регулирующий деятельность этой сферы, не содержит термин “бесперспективный больной”.

На этот раз прокуратура запросила для врачей сроки почти вдвое меньше, чем на прошлом процессе. Для трансплантологов Петра Пятничука и Баирмы Шагдуровой — 6 и 5 лет заключения, для зав. реанимационным отделением 20-й больницы Ирины Лирцман — 6 лет (ее обвиняют еще в злоупотреблении служебными полномочиями). Для реаниматолога Людмилы Правденко — 3 года. На момент подписания этого номера “МК” адвокаты только начали выступать в прениях.




    Партнеры