Траурный рамадан

Наш специальный корреспондент Марина Гриднева передает из Исламабада

12 октября 2005 в 00:00, просмотров: 189

40 тысяч погибших — таков список жертв землетрясения в Кашмире. А по прогнозам, число погибших может вырасти до 200 тысяч. Пока одни объединяются в банды мародеров и растаскивают бесхозное добро, другие без устали разбирают руины в поисках мертвых и живых. Помощь пострадавшему Пакистану идет практически отовсюду.

Никогда еще, наверное, аэропорт в Исламабаде не был так оживлен. Повод печальный, но мировое единение налицо — со всех концов света в Пакистан едут спасатели. Русские, американцы, японцы, немцы, британцы… Приходится даже выстраиваться в очередь — добраться до места трагедии, что в ста километрах от столицы Пакистана, можно только на “вертушках” — дороги разрушены. У местных такого количества техники нет, приходится по очереди перемещаться на американских вертолетах “Чинук”, которые они оперативно перегнали со своей базы в Афганистане.

Россия направила в Пакистан три грузовых самолета “Ил-76”: первый — со спасателями и кинологами, второй — с палатками и одеялами, третий — с мобильным госпиталем. К слову, пакистанцы принимают нашу помощь с благодарностью.

— Вы русские? — спросила у нас по-английски женщина в хиджабе. — Вы прилетели нам на помощь? Спасибо...

Оказывается, у нее в семье погибли три человека. Они были в том самом злополучном доме, который — единственный — рухнул в Исламабаде, за сто километров от эпицентра землетрясения. Говорят, он разрушился от того, что его бесконечно надстраивали, а под ним вырыли подземный гараж без соблюдения всех сейсмических правил безопасности. Так что от колебаний дом просто просел и развалился.

Несмотря на это серьезное ЧП (погибли 25 человек), в столице Пакистана нет никакой паники. Граждане празднуют Рамадан — в светлое время суток не едят, не курят, соблюдают строгости в одежде и даже не улыбаются. Уважать мусульманские традиции по возможности попросили и нас. Но, учитывая обстановку и обстоятельства, все же разрешили послабления. Женщинам, к примеру (медикам и журналистам), позволили не надевать на головы платки или хиджабы.

Между тем нашим спасателям, к сожалению, пока не удалось отыскать под завалами ни одного живого человека. За первые 18 часов работы они достали более 20 трупов.

— У нас на месте работают 33 спасателя и 4 собаки, — сказал в интервью “МК” руководитель группы, заместитель директора Департамента оперативного управления МЧС РФ Андрей Легошин. — Мы работаем адресно — ищем там, где нам укажут.

Другими словами, российским спасателям не дают полной свободы действий. Есть местный координационный центр, который указывает, где искать, на основании информации от людей. Кто-то где-то услышал под завалами голос, и туда направляют спасателей. Но треть таких сигналов оказываются ложными — обезумевшим от горя людям просто слышатся голоса пропавших родных. С другой стороны, кто-то просто пытается таким образом откопать свое имущество — и такие здесь находятся. Но людей можно понять — им не на чем спать, нечего есть.

— Примерно один процент таких сообщений соответствует действительности, когда люди и вправду слышат голоса из-под завалов, — говорит Андрей Легошин.

— Сколько наши спасатели еще будут работать на месте катастрофы?

— По опыту, люди под такими завалами могут продержаться еще пять дней. Так что пока надежда найти живых есть, мы будем работать...

Вчера во второй половине дня в Исламабаде началась страшная гроза, и все полеты “Чинуков” пришлось отменить. Сложилась патовая ситуация, когда исламабадский аэропорт просто кишит интернациональными спасателями, но никто не может добраться до места трагедии.

— Мы уже готовы отправиться туда чуть ли не пешком, — переживают от собственного бессилия россияне. — Но…

Но… пакистанский горный Кашмир — это как наша Чечня. К сожалению, спасателям придется там не только доставать из-под завалов погибающих людей, но и обеспечивать собственную безопасность. Вчера на месте трагедии уже была обстреляна неизвестными группа японских спасателей.




    Партнеры