Ошибка природы-2

Одинокий мужчина пытается забеременеть

15 октября 2005 в 00:00, просмотров: 589

—Врач спросила меня: “А жена у вас есть?” Да если б у меня была жена, неужели я решил бы сам рожать! Она соображает, что говорит?

Сорокалетний Игорь Саркисов пришел в медицинский центр с неожиданной для мужчины просьбой — провести ему искусственное оплодотворение. Дело в том, что отношения с женщинами у него не складываются, а он давно мечтает о ребенке. Операцию ему сделали, но желанная беременность так и не наступила. И теперь Игорь собирается подавать на нехороших врачей в суд, ибо уверен: они нарочно устроили так, чтобы он не забеременел. Потому что мужчинам рожать не положено.


Об Игоре “МК” уже писал пару лет назад: тогда он еще надеялся найти с нашей помощью подругу жизни и завести ребенка, как положено, в полной семье, с мамой и папой. Но ничего из этого не вышло. Правда, с одной своей подругой они уже собирались пожениться, но в последний момент та все-таки не решилась. Сказала: ты очень хороший, но все-таки это неправильно — мужчина и... без органа.

— Получается, что член — главное в человеке! — сокрушается Игорь. — Да сейчас в секс-шопе можно купить все что угодно!

Главная проблема Саркисова заключается в том, что вместо положенных природой мужских достоинств у него имеется полный комплект женских. Родился он вообще девочкой Инной, но по мере того как Инна взрослела, она все более неуютно чувствовала себя в женском теле. Сначала стала одеваться по-мужски, называть себя в мужском роде, потом потребовала, чтоб ее именовали Игорем. А через некоторое время и вовсе поменяла паспорт на имя Игоря Саркисова.

Делать операцию по перемене пола он не стал.

— А эти операции ничего не дают, кроме инвалидности. Прооперированные транссексуалы долго не живут, всю жизнь сидят на гормонах, это совершенно больные люди.

Вопрос о том, были ли в жизни Инны-Игоря мужчины, для него звучит оскорблением:

— Я не голубой, я нормальный мужик! Жениться — да, хотел бы, но, увы, женщин смущает мое “неправильное” тело. Найти пару среди лесбиянок тоже не получилось — они любят женщин, а я мужчина. По поведению, по психологии, по восприятию мира — по всему.

Так что радости секса Игорю недоступны. Он просто хотел иметь жену, чтобы она родила ему ребенка. Ей бы пересадили его яйцеклетку, искусственно оплодотворили. Жена была бы матерью, Игорь — отцом, и они вместе растили бы малыша...


СПРАВКА "МК"

Впервые транссексуалов официально признали в 1966 году. Это люди, имеющие особую форму психосексуального расстройства, когда тело человека как бы принадлежит представителю одного пола, а психика, вполне здоровая в классическом психиатрическом смысле, — другого. Это подтверждается его поведением, манерами, стилем одежды. Люди с таким диагнозом свои половые признаки считают физическими недостатками и испытывают отвращение к ним. Они всеми силами стремятся быть принятыми обществом в качестве представителя противоположного пола.

Транссексуалы встречаются с распространенностью примерно один на 100000 человек.

* * *

К несчастью для Игоря, найти подругу ему так и не удалось. И он решился на отчаянный шаг: родить самому. Он отрастил волосы, чтобы больше походить на женщину, не травмировать гинекологов. Ждать-то уже некогда, климакс не за горами!

— И вот тут-то началось настоящее хождение по мукам! Я накопил денег и ушел с работы, потому что дело ответственное. В первой клинике не стал объяснять, кто я есть на самом деле, пришел как обычная женщина. Хочу, мол, сделать искусственное оплодотворение. Врач спрашивает меня:

— У вас что, бесплодный брак?

— Нет, — отвечаю, — мужчин у меня отродясь не было! И прошу вас сделать мне оплодотворение с сохранением девственности.

— Вы что, мусульманка? — удивилась врач. — Зачем вам девственность — в сорок-то лет?

В этой клинике Игорю не понравилось — слишком высокие цены. Он отправился в другую и там решил рассказать о себе всю правду, чтобы лишних вопросов не возникало. Объяснил, что он мужчина, только с женскими органами...

— Но врач все равно со мной как с женщиной разговаривать стала. Мне от этого было очень не по себе, но я решил стерпеть. Сделал все нужные анализы, принимал препараты, какие велели... Врач велела купить тест на овуляцию, созревание яйцеклетки то есть, и как только он будет положительным, бежать к ней. Но у меня как назло два месяца подряд овуляция наступала в субботу, когда клиника не работает. А в понедельник уже поздно... Знаете, какие я моральные мучения терпел, когда на приемы ходил, когда меня женщиной называли, и в гинекологическом кресле сидеть приходилось — это мне-то, мужчине!

Чтобы свести к минимуму моральные издержки, придя в клинику, Игорь Саркисов назвался Саркисяном — такая фамилия и для женщины, и для мужчины подходит. А имени вообще не назвал, только инициалы. Попросил звать его “товарищ Саркисян”. Но его все равно называли по-простому — “женщина”...

— Еще с выбором донора спермы была проблема. Глядя на пробирку, ведь не поймешь, что это за человек. Я попросил, чтоб поподробнее о нем рассказали, а они отвечают — не обязаны! Один лаборант сказал: не волнуйтесь, подберем похожего на вас. Другой — на вашу жену. Меня там кто за мужчину, кто за женщину принимал... Я говорю: мне надо знать, от кого забеременею, я человека себе выбираю! Они отвечают — все отлично, вот эту пробирку рекомендуем, с высшим образованием! Это хорошо, думаю, на это я согласен...

* * *

Врач, работавшая с Игорем, не уставала удивляться:

— Надо же — девственница... Неужели у вас мужчины никогда не было? Вас что, кто-нибудь напугал в юности и вы их боитесь?

Он отвечал:

— А у вас женщины были? Нет? Потому что вас кто-то напугал? Почему у меня должен быть мужчина, если я сам мужик?

Она выходила из себя:

— Не рассказывайте мне сказки, какой вы мужчина, у вас матка и яичники!

— Да кто о ней, об этой матке, кроме вас, знает-то! — говорил он. — О ней в паспорте не написано!

Наконец настал день долгожданной операции.

— Это был настоящий кошмар! Боль ужасная, кровь... Но самое неприятное — девственность они мне нарушили! Я стал возмущаться, а врач только плечами пожимает: на что вам девственность, если вы замуж не собираетесь! А я не хочу, чтобы кто-нибудь потом подумал, что я мог с каким-то мужиком... Моя гинеколог в поликлинике раньше все уговаривала: да вы попробуйте, может, понравится! Я ей отвечал: вы хотите с женщиной попробовать? Случая не было? Давайте прямо сейчас и попробуем! Не тянет? Вот и меня не тянет... Теперь вот приду к ней, без девственности, она и скажет: ага, попробовал-таки, проснулась женская природа! Не хочу, чтобы кто-то так думал.

Увы — долгожданная беременность у Игоря так и не наступила.

— Я три недели ждал — будут месячные или нет? Очень нервничал, ночами не спал. То меня охватывал ужас: может, я уже в положении, мужчине очень трудно свыкнуться с этим. То другая мысль — вдруг все мучения напрасны и я не беременный? Хуже всего, что нельзя ни снотворных, ни антидепрессантов, водки тем более, ведь это все могло ребенку повредить... После небольшой задержки оказалось, что ничего не получилось. Почему, спрашивается? Врачи уверяли, что все будет хорошо, ведь абортов я не делал, болезнями гинекологическими не болел. Знаете, мне кажется, они мне вместо спермы простую воду наливали — не хотели, чтоб транссексуал забеременел!

* * *

Татьяна Кузнецова, директор клиники, где пытался оплодотвориться Игорь, не может слышать о нем без содрогания.

— Я согласилась провести этой женщине инсеменацию, поскольку думала, что она лесбиянка. Такое иногда бывает, что лесбийская пара приходит, пишет заявление, чтобы той, которая у них за женщину, сделать искусственное оплодотворение. Это возможно, их никто не притесняет. Но ведь эта Саркисян совсем другое дело! Вбила себе в голову, что она — настоящий мужчина! Сказала, что хочет быть первым родившим мужиком и получить за это Нобелевскую премию. Мы с ней больше никаких дел иметь не будем!

— Когда это я говорил ей, что я лесбиянка? — пожимает плечами Игорь. — И почему это с транссексуалами им работать не положено? И еще непонятно, почему все-таки я не забеременел?

— Она, эта Саркисян, все перепутала и после операции слишком рано прекратила гормональную терапию, — объясняет Татьяна Владимировна. — В результате и пришли месячные!

Игоря ее доводы не убеждают. Он считает, что все делал именно так, как велела ему Кузнецова. И теперь хочет подавать на врачей в суд.

— Пусть вернут мне потраченные деньги, возместят моральный ущерб и заплатят компенсацию за потерянную девственность. Между прочим, один знакомый бандит мне говорил, что нашел покупателя на мою девственность, тот готов две тысячи долларов заплатить!

Несмотря ни на что, он не падает духом. В конце нашего разговора посмотрел на часы, затушил бычок “Примы” и заторопился:

— Все, мне пора! Я сейчас хожу в другую клинику, через час записан на прием. Может, там получится — у меня сегодня как раз овуляция...




    Партнеры