Кремль от морщин

Преданность власти гарантирует губернаторам “спокойную старость”. А России – застой

19 октября 2005 в 00:00, просмотров: 802

“Пусть Сомоса сукин сын, но он наш сукин сын”, — говорили лет тридцать назад американские политики про диктатора Никарагуа. Примерно по таким же законам жила и советская политэлита эпохи Брежнева. Однажды попав в номенклатуру, чиновник мог вылететь из нее только уж совсем за вопиющие прегрешения. Увы, но погубившая СССР старая советская система номенклатуры начала сейчас стремительно возрождаться. Именно такой пугающий вывод можно сделать по итогам первых десяти месяцев назначаемости губернаторов.

Раньше

Спасение утопших — дело рук самих утопших. Под подобным девизом вот уже многие десятилетия живут вдруг потерявшие свои должности западные политики.

Одних бывших слуг народа сразу же забрасывают предложениями о работе в частном секторе. Потерпев в 1992 году поражение на выборах, экс-президент Буш-старший и ключевые игроки его команды дружно перешли на работу в международную корпорацию “Карлайль”. Здесь нашли пристанище сам экс-президент, бывший госсекретарь Бейкер, недавний глава бюджетного управления США Дармэн и другие. Бок о бок с ними трудились отвергнутый избирателями британский экс-премьер Мейджор, недавние руководители правительств Филиппин, Таиланда, Южной Кореи и куча других бывших министров. Бывшие руководители американского военного ведомства, как правило, переходят на работу в крупнейшие компании ВПК. Прочие экс-министры и конгрессмены часто становятся лоббистами. Иногда найти высокооплачиваемую работу бывшие политики могут, даже несмотря на скандальные обстоятельства их отставок. Например, уволенный из правительства в результате сексуального скандала экс-министр культуры Британии Дэвид Меллор тут же начал зашибать сумасшедшие деньги на журналистике.

А вот другим бывшим западным слугам народа, напротив, приходится туго. В 1997 году видный член британского правительства Дерек Конвэй вместе с многими своими коллегами с треском пролетел на парламентских выборах. Устроиться ему удалось лишь президентом британской Лиги защиты котов. И Конвэю еще повезло. Другому экс-члену британского парламента пришлось зарабатывать себе на жизнь продажей подержанных авто из Восточной Европы. Еще одному бывшему лондонскому парламентарию Рону Брауну отказали в приеме на работу на должность стюарда в шикарном гонконгском гольф-клубе. А в 1980 году бывший английский замминистра Джеймс Данн так переживал из-за потери работы, что занялся мелкими кражами в супермаркетах.

Во второй половине 90-х годов в отношении губернаторов в России все обстояло очень похоже. В 1996 году должность воеводы стала выборной. И уже в течение нескольких месяцев того же года 15 губернаторов не смогли подтвердить свой мандат. Некоторым неудачникам на выручку пришел федеральный центр. Например, бывшему псковскому главе Туманову и экс-владыке Кирова Десятникову дали кресла второстепенных федеральных замминистров. Но подавляющему большинству пролетевших на выборах губернаторов пришлось искать новую работу самостоятельно.

Калининградец Маточкин сумел избраться депутатом облдумы. Власов из Владимира и Семернев из Брянска основали местные общественные движения. Мурманчанин Комаров пошел работать на среднюю руководящую должность в “Аэрофлоте”. Бывший глава Курской области Шутеев занялся бизнесом. Экс-губернатор Воронежа Ковалев уехал на Украину, а через четыре года вернулся и был с триумфом избран мэром областного центра. Примерно так же обстояло дело и все последующие годы. Потерпев в 1998 году поражение от Александра Лебедя, бывший красноярский губернатор Валерий Зубов сумел сначала устроиться лишь на скромную должность профессора местного университета.

По-человечески подобное превращение “из князей в грязи” крайне неприятно. Тем более что иногда с экс-губернаторами поступали уж совсем непорядочно. Например, бывшего руководителя Алтая Владимира Райфекешта пытались даже выселить из его квартиры. Но риск — это составная часть политики. Слуги народа должны постоянно думать о том, чтобы не потерять доверие избирателей.

Теперь

Летом 1947 года Политбюро за полную профнепригодность сняло с поста первого секретаря Курганского обкома партии товарища Шарапова. Прибывший на место инспектор ЦК ВКП(б) Киселев установил: хозяин области плавно переходил из одного запоя в другой и не считал нужным даже появляться на рабочем месте. Как известно, при Иосифе Виссарионовиче простых граждан одно время сажали в тюрьму за десятиминутное опоздание на работу. Что же сделали с проштрафившимся секретарем обкома? Расстреляли? Вовсе нет. При позднем Сталине высших номенклатурщиков казнили лишь из-за подозрений в политической нелояльности. Шарапова отправили в Казахстан руководить всем коневодством республики!

После введения принципа назначаемости губернаторов жизнь руководителей российских регионов вновь вернулась к сталинско-брежневским нормам. Им не надо особенно мучиться, ублаготворяя подведомственное население. На перспективу дальнейшего пребывания губернатора в должности простые граждане отныне повлиять почти не могут. Кремль такие мелочи, как утрата губернатором политпозиций в регионе, обычно не сильно волнуют. Незадолго до своей гибели в автокатастрофе алтайский глава Евдокимов стал для краевой политэлиты фактически персоной нон грата. Но федеральный центр все равно отказался его менять.

Если же в Москве захотят видеть в губернаторском кресле нового персонажа, то старому воеводе не о чем беспокоиться. Заботливый Кремль подберет ему новую непыльную должность. Уровень профессиональной компетентности или некомпетентности экс-губернатора при этом в расчет не берется. За четыре года своего губернаторства Геннадий Ходырев довел Нижегородскую область до ручки. Местные депутаты были готовы утвердить кого угодно, но только не его. Нового губернатора — варяга Шанцева — в области приветствовали как спасителя. Но Кремль все равно озаботился трудоустройством Ходырева. Экс-губернатору предложили должность сенатора. Но он гордо заявил, что хотел бы “более динамичную работу”, и предпочел пока уйти в отпуск.

Для того чтобы оказаться в пролете, надо либо быть пенсионером, как 73-летний экс-владыка Тулы Стародубцев и 67-летний бывший руководитель Калининграда Егоров, либо сотворить нечто совсем уж непотребное. Как, например, бывший корякский глава Логинов, едва не уморивший свой край. Или недавний саратовский владыка Аяцков, позволивший себе невиданную по дипломатическим меркам бестактность. Впрочем, несостоявшемуся послу в Минске вполне могут найти еще какую-нибудь престижную работенку.

Опасная сделка

Все это сильно смахивает на неофициальную сделку между Кремлем и губернаторами. Воеводы соглашаются с потерей значительной доли своей политической независимости. А центр в ответ гарантирует им социальную защищенность. Нетрудно заметить, что третьим лишним в этом неформальном соглашении оказывается простое население.

Северокавказский полпред президента Дмитрий Козак жалуется, что руководители республик региона превратились в замкнутую и полностью оторванную от народа касту. Но новая система комплектации региональных лидеров приводит к тому, что в такую же номенклатурную касту превращаются и все остальные провинциальные руководители.

К чему это может привести, хорошо известно из брежневского времени. Рассказы о том, что Леонид Ильич и рад был бы уйти в отставку, но его силком заставляли остаться, — это, конечно, миф. Согласно мемуарам одного из спичрайтеров Брежнева Валентина Александрова, в конце 70-х доверенный помощник генсека Георгий Цуканов предложил тому освободиться хотя бы от одного из занимаемых им постов. Леонид Ильич жутко оскорбился и три месяца не подпускал к себе помощника. Но сидевшие в креслах первых секретарей обкомов по два десятка лет чиновники действительно шли на все, чтобы убедить дорогого Леонида Ильича не думать об отставке.

Первые признаки того, что нечто подобное начинает происходить и в нашу эру, уже налицо. Еще недавно новгородский губернатор Михаил Прусак считался явным демократом и даже чуть ли не оппозиционером. А теперь он вдруг стал выступать за изменение закона и продление полномочий ВВП. Ларчик, естественно, открывается очень просто. Прусак сидит на посту губернатора аж с 1991 года. И ему очень хочется поцарствовать еще. Пять лет тому назад чувашский президент Федоров в разговоре со мной в пух и прах разнес путинские реформы: “Я как юрист по образованию, например, совершенно не понимаю, что такое “вертикаль власти”. Такого термина нет ни в законодательстве, ни в научной литературе. Это чисто пропагандистский термин, за которым скрывается все та же административная система, система тотального контроля за обществом”. Несколько недель тому назад тот же самый Федоров принял предложение Кремля остаться президентом Чувашии на четвертый срок. Про “тотальный контроль над обществом” он почему-то при этом не упомянул.

Владимир Путин твердо дал понять, что он не намерен нарушать Конституцию и пытаться остаться у власти на третий срок. Это выглядит как очень серьезная жертва ради внедрения в стране новых цивилизованных правил политигры. Но в то же самое время ВВП дал зеленый свет политреформе, которая тащит Россию назад в ее византийское прошлое. Получается фантасмагорическая ситуация: Путин против Путина. Остается лишь надеяться, что в этой схватке “первый” ВВП победит “второго”.




Партнеры