Морг здесь неуместен

С карты Москвы бесследно исчезают медицинские учреждения

28 октября 2005 в 00:00, просмотров: 820

Заброшенный участок в 33 тысячи квадратных метров в престижном районе Покровское-Стрешнево стоит десятки миллионов долларов.

Когда-то здесь была обычная медсанчасть. Теперь треть ее корпусов разваливается, а в остальных разместились банк, офисы и прочая ерунда.

Решением суда эта площадь давно должна была вернуться государству. Но Минимущество не спешит его забирать. Поскольку, как выяснил “МК”, землю под шумок распродали.

Прихватизация

Медсанчасть (МСЧ) №10 обслуживала более 25 тысяч сотрудников 13 оборонных предприятий Москвы и более 13 тысяч жителей района. Здесь были поликлиника, стационар на 320 коек, медицинские корпуса. В числе других оборонных предприятий к МСЧ было прикреплено ЦКБ “Алмаз” (ныне ОАО “НПО “Алмаз”), производящее известные ракетные комплексы С-300.

Еще в 1994 году НПО предприняло робкую попытку прибрать медсанчасть к рукам. Но тогда сделать это не позволил Минздрав: один указ президента запрещал приватизировать объекты и учреждения здравоохранения, обслуживающие жителей района, а другой — приватизировать стационары соцобслуживания.

Но в 1995 году НПО “Алмаз” все же приватизировало сей объект, “забыв” указать в документах его профиль. И вместо медсанчасти появилось АО, правда, с контрольным пакетом акций государства. В течение трех лет МСЧ продолжала оставаться медзаведением. Но в 1998-м ее… обанкротили. Одновременно с тем, как НПО задерживало санчасти оплату медуслуг своих сотрудников, оно же предъявляло ей счета за комуслуги. Когда рассчитываться за последние стало нечем, в МСЧ отрубили отопление. Дело было поздней осенью: в считанные дни здания всех 14 корпусов промерзли, батареи полопались, вода разлилась по полу, а по стенам пошли трещины. Дорогущее медицинское оборудование накрылось медным тазом. Что случилось с пациентами, которые лежали в стационарах и реанимации, остается лишь догадываться. С этого же дня тысячи пациентов медсанчасти района Покровское-Стрешнево, где живут в основном старики, остались без медобслуживания. Их потом, конечно, прикрепили к поликлинике у метро “Тушинская”, куда ехать долго и с пересадками. Четыре года люди писали мэру, префекту и т.д. Но потом, устав бороться, прекратили…

Как только обанкротилась МСЧ №10, “Алмаз” создал свое медпредприятие — ООО “Лечебно-оздоровительный центр (ЛОЦ) №10”. И этой “дочке” передал в уставной капитал “задушенную” медсанчасть со всеми ее зданиями и сооружениями. С этого момента собственность МСЧ №10 становится стопроцентно частной. И ее земля достается собственнику совершенно бесплатно.

Сам ЛОЦ №10 занимает всего один корпус, где начинает работу платная медклиника. Остальные корпуса пустуют — видно, ждут покупателя. Сколько может стоить участок в этом месте Москвы? Земля — не меньше 15 миллионов долларов. Недвижимость, если брать по самому минимуму (600 долларов за квадрат), — 12 миллионов “зеленых”. Вероятно, участок и был бы вскоре продан, если б не грянул дефолт…

Продуктовый цех на месте трупов

— В 1999 году мы арендовали у ЛОЦ №10 четырехэтажный корпус площадью 4800 квадратных метров. Об НПО “Алмаз” мы ничего не слышали, — рассказывает первый зам гендиректора Центра диагностики и хирургии заднего отдела глаза Джассер Дорошенко.

Договор аренды здания экс-стационара медсанчасти заключили на 10 лет. На полу и в подвале здания стояла вода, на стенах были трещины. Горячей воды, отопления и вентиляции не было, электричество “прыгало”. По условиям договора, глазной центр обязался провести текущий ремонт помещения, а ЛОЦ №10 — отремонтировать пришедшие в негодность трубы и кабели. Офтальмологи вложили в ремонт $120 тыс. (треть суммы составил госкредит), поменяли систему отопления и исправно платили арендную плату. А арендодатель своих обязательств не выполнял. Из-за чего глазная клиника не могла начать работу: сбои в электричестве могли “пожечь” оборудование, а температура в помещениях держалась на отметке 11—14 градусов. Центр поинтересовался у ЛОЦ: что происходит? ЛОЦ не ответил. И вот тогда офтальмологи заинтересовались историей территории. Выяснилось ужасное: по ней идут суды с Минимуществом, и ее принадлежность до сих пор не установлена.

В 2001 году здесь начинают работать проверочные комиссии, идет уже третий суд по иску Минимущества (первые два суда в 1998 и 1999 г. оно проиграло) к НПО “Алмаз” и ЛОЦ №10. В акте проверки территориального управления Минимущества по Москве от 27.03.02 сказано: “не используется и требует капремонта 60,4% (!) площадей имущественного комплекса”.

Третий суд в арбитражке министерство выигрывает, доказав, что приватизация территории незаконна: она принадлежит государству. Осталось лишь вернуть ее по исполнительному листу. Но... Исполнительный лист лежит без движения, судебные приставы не приходят, а Мининимущество не заявляет на территорию прав. И не накладывает запрет на проведение сделок с этим участком земли. Что развязывает коммерсантам руки. Уже после решения суда ЛОЦ №10… распродает корпуса. Два достаются некоему ООО “Лилия” — теперь в здании бывшего пищеблока и морга размещается продуктовый цех. Остальные 12 корпусов покупает медклиника (МК) “Сантэ”. Ее можно было бы назвать добросовестным приобретателем, если б ее гендиректор и гендиректор ЛОЦ №10 не был… одним и тем же лицом — Кузьмичом Сергеем Леонидовичем. Продавцом выступает гендиректор ЛОЦ г-н Кузьмич, а покупателем… нет, не он же, а юрист “Сантэ” г-жа Романова, по совместительству работающая юристом и в ЛОЦ №10. Но самое смешное — цены, по которым ЛОЦ №10 распродает дорогущую недвижимость. Например, здание общей площадью 5563 кв. метра уходит за 2 миллиона 237 тысяч руб., то есть за 433 руб. (около 15 долларов) за кв. м — и это в 2003 году!

“Сантэ” продает три корпуса ООО “Северный город XXI век”, а то открывает здесь банк и офисы. Права на здание, где арендует помещение офтальмологический центр, передаются клинике “Сантэ”. Узнав это, глазной центр начинает писать в Минимущество: почему государство не забирает территорию? Ответа нет. Почуяв угрозу со стороны офтальмологов, ЛОЦ №10 (а потом — “Сантэ”, которой он передает права) подает на глазной центр иск в суд на расторжение договора аренды. На основании того, что им якобы перестают платить аренду. На самом деле офтальмологи не перестают перечислять платежи, а возвращаются к старой ставке, предупредив, как требует закон, арендатора за два месяца: если вы не начнете выполнять своих договорных обязательств, мы будем платить вам аренду с учетом того, что ремонт сетей вы не сделали. А потому клиника не может начать работу: ведь из 4800 кв. метров арендованных площадей рабочих — лишь 800, и даже в них нет вентиляции и собачий холод. Суд ЛОЦ №10 проигрывает, потому как он… не собственник, а значит, вообще не может никому сдавать помещения в аренду. И тогда в дело идут совсем другие методы воздействия.

На правах обороны

12 апреля 2004 года офтальмологов не пускают на территорию, а их рабочие телефоны отрубают. “Бойкот” длится две недели, врачи отмечают свои “прогулы” в местном отделении милиции. И не напрасно: впоследствии Тушинская прокуратура возбуждает административное производство по статье “самоуправство” в отношении гендиректора двух фирм г-на Кузьмича.

Тогда глазной центр подает иск в суд на ЛОЦ №10 — чтобы тот оплатил нанесенный ему простоем ущерб. Суд принимает решение в пользу офтальмологов: постановляет пускать их на работу. Но требование о возмещении ущерба не удовлетворяет, поскольку… ЛОЦ №10 и “Сантэ” — не собственники этой территории.

На вопрос офтальмологов, почему не исполняется решение суда, который выиграло Минимущество, в прокуратуре Москвы отвечают: агентство не предъявляет иск на возврат имущества. Запрос в Генпрокуратуру имеет больший эффект: возбуждается уголовное дело по статье “халатность” и даже подсчитан ущерб государству. Правда, на основании балансовых расчетов “собственника” ЛОЦ №10 и по ценам… 1995 года. Получились гроши — 14 миллионов рублей. Хотя, по самым скромным оценкам экспертов, только прямые убытки от недвижимости и земельного надела могут составлять не менее полутора миллиардов (!) рублей.

— Мы бы хотели заключить договор аренды с надлежащим собственником — государством, — говорят офтальмологи. — Мы инвестируем в здание средства, нас обманывают. Пытаемся отсудить деньги, нам говорят: не у кого, это не собственники. А ведь мы принимаем пострадавших от терактов пациентов, к нам доставляли людей из Беслана, после трагедии в переходе на Пушкинской!

…Часть корпусов бывшей медсанчасти до сих пор пустует. Ремонт там никто не делал, и вообще они никому не нужны. При таких темпах неисполнения судебных решений (полтора года!) невозможно сказать, когда и чем закончится эта история. Достоверно известно лишь то, что бывшая медсанчасть №10 — далеко не единственный объект, попавший в план приватизации НПО “Алмаз”. В нем более ста объектов. Офисы, ООО, ТОО, совместные (российско-кипрские!) предприятия и офшорные компании, зарегистрированные на том же Кипре, торговые дома, склады, котельные, стадионы, базы отдыха и даже сауна. В общем, есть где разгуляться…

Ну а у врачей осталось несколько вопросов. Почему менеджерам НПО “Алмаз” позволено, прикрываясь оборонкой, продавать госимущество, оставляя своих же сотрудников и население района без медпомощи? Спор о принадлежности территории бывшей медсанчасти — это не спор между “хозяйствующими субъектами”, ведь сей объект принадлежит государству. Почему же Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом, не предъявляя к исполнению решения суда, молчаливо допускает распродажу государственного добра? Может, стоит адресовать эти вопросы Генпрокурору России и Председателю Правительства РФ?




    Партнеры