Бакалавры по лавкам

Президент разберется с “липовыми” институтами

31 октября 2005 в 00:00, просмотров: 383

“Давно пора навести порядок в малоизвестных, но многочисленных вузах и их филиалах, где плата за обучение стала самоцелью”, — строго посмотрел на седовласых ректоров Владимир Путин.

Те согласно закивали головами... На заседании Совета по науке, технологиям и образованию при Президенте РФ обсуждали состояние отечественных школ, колледжей и вузов и их будущее до 2015 года.



Справка "МК"

Совет по науке, технологиям и образованию является консультативным органом при Президенте РФ. Он вырабатывает предложения по вопросам госполитики в этих сферах, рассматривает вопросы присуждения Госпремий, а также дает заключения по соответствующим законопроектам. В него вошли руководители крупнейших научных учреждений страны, ректоры ведущих вузов, известнейшие ученые: В.Садовничий, Л.Вербицкая, Ю.Осипов, Ж.Алферов, Е.Велихов, В.Гинзбург и др. Заседания совета проходят один раз в 6 месяцев.

Действительно, университетов и академий сегодня много, даже слишком — вместе с филиалами 3200, почти в шесть раз больше, чем было во всем СССР. Но лишь пятая часть из них отвечает лицензионным требованиям. Во многих учеба превратилась в способ зарабатывания денег. Путин пообещал разобраться с теми из них, где “бабки” давно вытеснили знания.

Ректоры практически единогласно поддержали президента. Сегодня, говорили они, диплом можно получить за 400 долларов в год. Это дискредитирует отечественное образование — давать качественные знания за 38 у.е. в месяц невозможно... Хорошему вузу нужны компьютеры, дорогое оборудование, “остепененные” профессора... На это уходит много денег. Реальная стоимость обучения в вузе — 2—2,5 тысячи долларов в год (это в среднем по России), в Москве же намного дороже... Поэтому конторы, где просто торгуют дипломами и отсрочками от армии, необходимо закрывать. Зато лучшим российским университетам следует дать статус ведущих и повышенное финансирование из госказны. А вообще все вузы следует рейтинговать — построить, так сказать, по ранжиру, чтобы каждый абитуриент знал, чему его смогут научить в данной альма-матер и чего стоит его диплом.



Студент на заказ

Но начинать надо с планирования. Сегодня практически нет реального прогноза по демографической ситуации в стране, поэтому неясно, сколько учителей и преподавателей понадобится через 5—10 лет. Вузы работают почти вслепую, штампуют студентов по принципу “от достигнутого”. Кого закажет государство — того и выпускают... Но кому нужны эти спецы — много знающие, но мало умеющие? Поэтому следует сближать учебу и практику, подгонять госзаказ под требования рынка. И главное — делать его открытым, чтобы выпуск студентов планировали сами работодатели. Уж они-то точно знают, кто им нужен на производстве. Не обязательно выпускники с высшим образованием — сегодня гораздо больше ценятся квалифицированные рабочие и техники. Между тем ПТУ и колледжи переживают не лучшие времена — их количество сокращается, мастера и оборудование стареют. Выпускники школ идут сплошь в вузы...

В высшем образовании сейчас вообще перекос. В течение нескольких лет, как отметил министр Андрей Фурсенко, в высшие учебные заведения поступает больше человек, чем оканчивает 11-й класс. Количество школьников в России постоянно сокращается — с 19,1 млн. в 1995 году до 15,1 в этом. При таких темпах скоро всех абитуриентов станут принимать в госуниверситеты и академии без экзаменов. Придется, наверное, закрывать многие учебные заведения, а куда девать уважаемых преподавателей и профессоров? Отправлять всех на пенсию?

Поэтому необходимо делать обучение более гибким, в частности, развивать двухуровневую систему — бакалавриат—магистратура. Это позволит решить проблему с кадрами — увеличится педнагрузка. Кроме того, отечественные дипломы наконец-то получат международное признание. Наш выпускник сможет найти работу не только в России, но и в большинстве европейских стран (как следует из Болонского соглашения). Но при этом, дружно говорили ректоры, не следует забывать и о традиционном пятилетнем специалитете, по крайней мере для инженеров, медиков и педагогов. Министр Фурсенко поддержал их.

Бакалавриат хорош тем, что студент получает общие знания и может работать по профессии, а более глубокое образование приобретет при желании в магистратуре. Работодатели хотят брать именно бакалавров, ведь их проще доучить на месте, чем готовых специалистов. Но, к сожалению, двухуровневая система высшего образования у нас развита слабо. Из 1,4 миллиона вузовских выпускников бакалаврами становятся лишь 60 тысяч, а магистрами — 5 тысяч.

Отдельно был разговор об образовательных кредитах и госсубсидиях для студентов. Их предполагается ввести уже с 2007 года. В первом случае деньги возвращаются после получения диплома (в течение 5 лет), во втором — отрабатываются по месту распределения, в том числе в школах, библиотеках и больницах.



Не ученье, а мученье

Субсидии, говорили ректоры, нужны срочно, и особенно потому, что в школах остро не хватает учителей: молодые не идут (слишком маленькая зарплата), а старые выходят на пенсию. Выпускники педвузов не спешат работать по специальности — до классной доски доходит только каждый третий. Но одним повышением “минималки” здесь дело не решить. В 2006 году оклады учителей возрастут в среднем на 20 процентов, но инфляция сведет эту прибавку на нет... Значит, необходимо менять всю систему финансирования школ — вводить подушевую оплату, давать гранты и премии лучшим из учителей и т.д. Из бюджетов всех уровней на “разумное, доброе, вечное” выделяется с каждым годом все больше: в 2004 году — 593,4 млрд. руб., в 2005-м — уже 762,1 млрд. Но деньги уходят как песок сквозь пальцы. Модернизация же образования, о которой так много рассуждали в Минобрнауки, идет крайне медленно и противоречиво. Есть даже негативные последствия: число дошкольных учреждений, например, сократилось за 10 лет почти в два раза, а качество обучения в школах, как считает 40% россиян, стало хуже, чем раньше.

Из образовательных достижений последних лет отмечался лишь Единый госэкзамен. Благодаря которому в столичные вузы стало поступать больше студентов из сельских и окраинных районов. Но есть большие проблемы с содержанием тестов (КИМов) и их секретностью. К тому же большинство ректоров по-прежнему считает, что нужна альтернатива ЕГЭ — прием через традиционные испытания и региональные олимпиады: например, проводить ежегодные интернет-олимпиады среди школьников (причем с 6—7-го классов), а их результаты заносить в открытый общефедеральный банк данных. А потом вне конкурса зачислять в вузы юных Ломоносовых и Менделеевых...

Школы, как отметили на совете, должны помогать подросткам ориентироваться в непростых житейских ситуациях. Поэтому от передачи “готовых знаний” надо как можно скорее перейти к формированию навыков и умений. Говорили и о том, как важно восстановить бесплатные технические кружки, спортивные секции или хотя бы сделать их доступными для большинства семей. Иначе откуда возьмутся в будущем талантливые Кулибины и Фетисовы?





Партнеры