Лужков разобрался с театром

Враговой не нужен молодой

9 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 125

Более помпезной встречи мэра Москвы с театральной общественностью, пожалуй, еще не было. Оно и понятно: многие из этой общественности пришли на встречу “с брюшком”, прикормленные. Поэтому острот и негатива не возникло.


Началось с кулуарных перешептываний об “Et Cetera”, точнее, о новом театре у метро “Тургеневская”. Его хозяин, Александр Калягин, сидел за краешком президиума и хорошего не ждал. А театр потрясал воображение: архитектура внутреннего убранства — асимметрична. Кресла в зале — разные, в барочно-ампирных тонах... Бархатные портьеры, шикарно отделанные ложи с вензелями “Et Cetera”. Столько и в Большом не наблюдалось, а тут... климат-контроли, камеры наблюдения. На улице — мониторы со спектаклями в реальном времени. И все это досталось Калягину, однако вместе с оплеухой от “Серебряного шара”, т.е. критика Вульфа: “Надеюсь, что новые постановки будут адекватны зданию и не напомнят то, что я видел на Арбате!”

Калягин парировал:

— Вы сами сказали, что нынче мало ходите по театрам... Вот и не видели наших лучших спектаклей.

Начальник Комитета по культуре Сергей Худяков огласил список театров-неудачников, динамика посещения которых снизилась донельзя: “Бенефис”, “Сопричастность”, театр Стаса Намина, камерный балет “Москва”... Однако это были едва ли не единственные ложки дегтя. А так: у Калягина — театр, у бывшего гендиректора “Золотой Маски” Боякова — театр (“Практика”), Светлана Врагова получила деньги на реконструкцию зала... Ее-то выступление было самым экстатичным:

— Юрий Михайлович, — говорила она нараспев, отчего Лужков отводил глаза, — оставайтесь с нами вечно, покуда мы живы! Я с ужасом думаю, что будет, когда вы уйдете! Не надо нам молодого мэра!

Да и г-н Бояков, прежде острый на слово, в этот раз, выступая, напоминал депутатам: “У нас проблема такая: молдаване строят наш город. А представителей их национальности в числе театральных героев нет. Но если и появится какой грузин, то исключительно в комедийном аспекте...” Наконец разговор дошел и до театральной реформы. Кто-то рассказал анекдот.

“Едут в поезде театральный режиссер и священник. Пришло время трапезы. Режиссер достал термос с кофием и коврижку:

— Не хотите ли? — спросил батюшку.

— Никак нет. Мне еще рановато.

Едут дальше. Батюшка достал французского коньяку и краюху хлеба с обильным слоем черной икры.

— Не хотите ли? — спрашивает он режиссера.

— О, нет, я сыт. А можно вопрос? Ко мне на спектакли приходят тысячи людей, но я не могу позволить себе коньяк с икрой. А к вам ходят лишь бабки старые... Откуда?

Батюшка стряхивает икринки с усов:

— А вы не пробовали отделиться от государства?..”

Лужков, чуть ли не единственный оказавшийся на высоте, прямо предупредил:

— Основную битву мы выиграли. Ведь они (федералы) что хотели? Не только вывести театры из-под бюджетного финансирования, но и навязать нам попечительские советы — а это тотальный контроль над культурой! Будьте бдительны. Последует такая тактика: если театр получает больше денег от коммерческой составляющей, то бюджетная составляющая его финансирования будет уменьшаться или сводиться на нет. Как это можно допустить?

После того как мэр огласил культурный бюджет на 2006 год в размере 15 млрд. рублей, зал разнесло аплодисментами, и все побежали на 6-й этаж ужинать.




    Партнеры