Двуглавый орел с прищуром

В нашей армии появились “новые русские… офицеры”

15 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 2009

У иных из бравых армейских капитанов и полковников сверкают на погонах золотые звездочки. Пуговицы, заколки для галстуков да и жетоны-“смертники” тоже не простые — из золота 585-й пробы.

По признанию мастеров-умельцев, все чаще силовики просят изготовить на заказ из благородных металлов запонки с гербом России, эмблемы рода войск для петлиц, нагрудные знаки, эксклюзивные сувениры. Все — для большей привлекательности — со вставками из полудрагоценных и драгоценных камней.

Кто готов удовлетворить запросы самых взыскательных заказчиков, узнал репортер “МК”.


Знающие люди подсказали: “Ищи на вернисаже мастера Петра Енова”. Застаю ювелира в крохотном “салоне”, где царит сумбурная творческая атмосфера. У низкого стола сидят художники с эскизами, через минуту к ним присоединяются граверы. Колокольчик на двери не замолкает: приходят коллекционеры, что-то приносят, уносят, спрашивают, где найти знаки “300 лет взятия Астрахани”, “Одесская школа прапорщиков”. При этом непрерывно звонит телефон... Никогда не скажешь, что в этом маленьком “офисе” рождаются образы наград нашей Родины.

В минуту затишья спрашиваю мастера о золотой фурнитуре для “новых русских офицеров”.

— А почему бы и не сделать звезды на погонах и пуговицы на мундирах золотыми? — пряча улыбку в кулак, отзывается мастер. — Деньги есть: истребители не покупаем, подводные лодки не строим. А изготовить фурнитуру несложно. Берется модель для обыкновенной пуговицы и следом льется такая же, но из благородного металла.

Пуговица — изделие полое. Никто ее из чистого золота делать не будет, иначе она бы весила граммов 100, не меньше. Изделие просто покрывают тонким слоем золота.

Достав с полки огромный альбом с эскизами военного обмундирования, мастер говорит:

— Посмотри, во все времена у наших сановников были великолепные атрибуты.

На глянцевых страницах сверкают золотом и серебром знаки отличия, пряжки, рукоятки сабель. “Считай, что ныне возрождаются традиции, заложенные еще Петром I”.

— Но это противоречит уставу!

— Да, нарушение — баловство. Бывая на приемах в министерствах, я встречал полковников, звезды у которых на погонах не металлические, а как у генералов — вышитые нитью. Что говорить? Ослабла дисциплина.

“Петя с Каланчевки”

Петр Енов многое повидал на своем веку. Вырос в Марьиной Роще. “Отец был преподаватель, — рассказывает серьезным тоном ювелир. — Но преподавал своеобразную дисциплину — бокс”. Будучи чемпионом России, отец постарался приобщить к спорту и сына. “А Петя посвятил свою молодость боксу для того, чтобы потом отучиться в Институте гражданской авиации, несколько лет отработать ведущим инженером в Центральном статистическом управлении, а после этого устроиться слесарем в “Металлоремонт” на Ленинградском вокзале”, — рассказывают, смеясь, его друзья.

Работая в крохотной каморке в переходе из кассового зала в главный, Петр Енов творил “большие дела”. У него “под лестницей” собирались цеховики, профессиональные картежники, спортсмены, артисты, ювелиры, коллекционеры, торговцы антиквариатом…

Официально Петина мастерская занималась вправкой зипперов на дорожных сумках и приторачиванием оторванных ручек к чемоданам. Но мелким металлоремонтом явно не исчерпывались профессиональные интересы мастера. Петя делал дефицитные тогда ключи зажигания, чинил любую “ювелирку” и бижутерию. По Москве ходили слухи: нет на свете вещи, которую не мог бы починить “Петя с Каланчевки”.

Об одном мероприятии Петра Альтеровича его друзья вспоминают с особым удовольствием: “Приближалась круглая дата Победы над фашистской Германией. Петя отправился на прием к Алексею Маресьеву, который в то время был председателем Совета ветеранов всего СССР, и сказал: “Хочу к славному юбилею сделать всем инвалидам войны 1-й группы орденские планки. Бесплатно”. В этом и заключалось ноу-хау. Петя получил высочайшее благословение и адреса комитетов ветеранов всего Союза. Затем он нанял восемь девочек-студенток, и они в течение двух недель отстучали на пишущих машинках тысячи писем — по числу местных комитетов ВОВ их председателям. По поручению ЦК ВС ВОВ им предлагалось обеспечить бесплатно инвалидов войны 1-й группы орденскими планками с плексигласовым покрытием, а это был самый писк тогдашней ветеранской моды и, естественно, жесточайший дефицит. Надлежало составить списки обладателей этой льготы с перечнями наград и прислать заказы на Ленинградский вокзал Москвы Енову П.А. Ну, там была еще приписка: не обладающие льготой могут прислать заказы — и получить то же самое, но за деньги, наложенным платежом.

Заказная кампания обошлась инициатору в несколько годовых зарплат заведующего мастерской металлоремонта. Через два месяца письма пошли мешками. Московские заводы штамповали заготовки для орденских планок. Фабрика в Клину, единственная в стране производящая ленты для орденских колодок, резко увеличила выпуск обрезков тесьмы. Внезапно повысился уровень брака пленки на “Мосфильме” — Пете нужен был целлулоид для покрытий...”

Как мастер Японию передвинул

Ныне в двух комнатках “офиса” собраны образцы почти всех шедевров Петра Енова. Его мастерская выполняет заказы буквально для всех государственных ведомств, начиная от Администрации Президента РФ, Министерства обороны, МУРа и заканчивая... Налоговой полицией. “Изготавливаем нагрудные знаки любой степени сложности, — говорит, хитро щурясь, мастер. — Чтобы защитить их от окисления, можем покрыть знаки никелем, а можем — гальваническим золотом”.

— Нагрудный знак должен соответствовать утвержденному положению. Разве норма, что его просят украсить камнями — изумрудами?

— Случается, что заказчики хотят, чтобы орел, “сидящий” на знаке, “подмигивал”. Для чего в один глаз птице просят вставить драгоценный или полудрагоценный камень. Это элемент розыгрыша, шутка. Такой знак преподносят обычно в подарок в красивой бархатной коробке. Никто из заслуженных офицеров такой нагрудный знак не станет надевать на высокий прием, тем более на форму. Он хранится где-нибудь в шкафу под стеклом — как сувенир.

— Многие подразделения с большой выдумкой относятся к своему “геральдическому лицу”.

— Есть чему удивляться, — соглашается мастер. — Например, Счетная палата РФ для отличников ведомства выпустила нагрудный знак, в верхней части которого изображена… корона. В геральдике корона — символ самодержавия. По понятиям Счетной палаты, в стране правит не президент, а царь. Этот знак вручают самым достойным, забывая, что геральдика — как азбука, как таблица умножения, в ее изображении не могут быть допущены ошибки.

Но однажды Петру Альтеровичу и самому пришлось поневоле исказить на выпущенном знаке карту мира.

— Должно было состояться серьезное совещание по атомному разоружению. Вызывает меня Пал Палыч Бородин: “Будет шесть правительственных делегаций. Надо сделать красивый памятный значок”. За основу я взял эмблему совещания, на которой была изображена половинка колокола, как символ набата — предупреждения, и наложил ее на карту мира. Вдруг прибегают из Администрации Президента: “Кошмар! Надо чертить новые эскизы”. Выяснилось, что на карте — нет Японии, а она вот-вот должна прибыть на совещание. А значок-то размером с ноготь — 20 мм. Япония на карте мира располагается в самом низу, на значке она не помещалась. И тогда мастеру пришлось Страну восходящего солнца на карте передвинуть.

А бывало, и по собственной невнимательности весь тираж ювелиру приходилось пускать “под нож”.

Судебный департамент в честь своего пятилетнего образования заказал мастерской, которой руководил Петр Енов, памятные значки. “Приехали на коллегию с несколькими видами образцов: под серебро, под золото, с использованием нескольких видов эмалей, — вспоминает ювелир. — За столом сидит человек тридцать заслуженных работников. Пустили значки по кругу. Все смотрят, говорят: “Красиво”. И тут один старичок восклицает: “Позвольте! А как мы вообще-то пишемся — “департамент” или “депортамент”. Я схватился за голову: грамматическая ошибка. Сколько людей видели значок — никто ошибки не заметил, надпись была набрана мелким шрифтом. Мой дизайнер — талант, самородок, ему что “о”, что “а” — все едино. Он мыслит образами. Что делать? Пришлось переделывать все две тысячи значков”.

“Чернильница” для президента

Когда речь заходит о вип-подарках, мастер говорит:

— Герб России часто делаем, иной раз золотой, а бывает, и с бриллиантиками. Эти изделия обычно дарят главам иностранных государств. В качестве подарка заказывают и позолоченные флажки с российским триколором.

А вот чтобы наши сановники, которые вращаются на международном уровне, надели значок в виде российского флага, мастер ни разу не видел. “У нас отсутствует культура ношения символов”, — считает Петр Енов.

Нередко приходилось мастеру делать подарки для правительственных делегаций, выезжающих за рубеж. В Америку, например, “укатили” 20 комплектов из маленьких миниатюр с изображением Царь-пушки, Царь-колокола, кремлевских храмов. Эксклюзивные вещи были сделаны из серебра и упакованы в деревянную резную шкатулку.

О заказах для первых лиц государства мастер рассказывает с присущим ему юмором:

— Захотелось как-то Управлению делами Президента по

радовать Бориса Ельцина шикарным письменным прибором, который по старинке именовался “чернильным”. Причем прибор надлежало сделать из малахита, который непременно следовало найти на родине Бориса Николаевича. Но малахит на Урале весь выкопали еще во времена сказочника Бажова. Пришлось камень везти из Заира. Прибор получился великолепный, состоящий из 20 элементов: с отделениями для бумаг, карандашей, скрепок, с причудливо вырезанной пепельницей. А дальше последовала детективная история…

Когда “чернильница” была передана строго по описи сотрудникам Управления делами Президента, мне позвонили: “С вами говорит Коржаков. Что вы наделали? Я на стол Борису Николаевичу это поставить не дам!” Оказалось, речь идет о флагштоке на письменном приборе — длинной острой спице, на которую крепился российский флаг. Я этих флагштоков за свою жизнь переделал для всевозможных департаментов великое множество. А тут по условиям безопасности такое “сооружение” не должно было стоять на столе у президента: теоретически он сам мог о него пораниться, либо кто-то из посетителей высокого кабинета мог воспользоваться спицей как оружием. Флагшток мне вернули обратно. Я его храню — как память о письменном приборе для президента.

Ныне мастер может выполнить заказы любой сложности. Но, было дело, приезжали к ювелиру люди Баркашова со своими эскизами. Вели себя прилично, но Енов заказ отверг: на эскизе красовалась фашистская свастика. Всем, кто интересуется знаками Третьего рейха, ювелир неизменно говорит: “Гуляйте дальше!”

Ритон “Кабанья голова”

Удалось нам отыскать и другого мастера-виртуоза. Главные заказчики Евгения Кордюкова, за плечами которого два высших образования, защита кандидатской диссертации, — Федеральная служба охраны Президента РФ, Минобороны РФ и ФСБ.

По словам ювелира, больше всего приходится делать на заказ миниатюрные знаки — штандарты президента. Их любят носить на лацканах все силовики. Причем в последнее время на них поступают в основном частные заказы. Штандарт президента просят выполнить из благородных металлов. Такую миниатюрку не стыдно преподнести в качестве подарка.

А было поветрие, заказчики просили отлить пуговицы из серебра и “посадить” на них золотых орликов. Такие заказы мастеру только на руку: когда модель сделана, все равно, из какого металла ее выполнять.

В том, что нагрудные знаки и эмблемы стали украшать драгоценными и полудрагоценными камнями, Евгений Георгиевич не видит никакого “дурновкусия”. Было дело, к юбилею мотоциклетного клуба ФСО РФ он делал две сотни эмблем с фианитами — синтетическими имитаторами бриллианта. Та же организация просила в нагрудные знаки вставить в глаза орлу стразы.

К юбилейным торжествам Росатома мастерская, которую возглавляет Кордюков, делала 1,5 тысячи значков из золота, серебра и фианитов. Часто просят украсить камнями нагрудные знаки частные охранные агентства.

Приходится мастеру воссоздавать по эскизам и старинные нагрудные знаки. Недавно Геральдическая служба Кремля попросила Кордюкова сделать знаки для своей сокольничьей службы. Уникальное подразделение было создано еще при Хрущеве. В Кремле развелось много ворон, их начали было отстреливать, но поползли слухи: за Кремлевской стеной идут расстрелы людей. Пришлось, как в старину, завести “пернатых охотников” — соколов и ястребов. Ныне лучшим сокольничим вручили воссозданные мастером нагрудные знаки.

За годы работы мастер по заказу Администрации Президента сделал немало вип-сувениров. Одних только ритонов — древних сосудов — 15 наборов.

— Каждую миниатюрную рюмочку отливали из серебра в виде рога, украшали ее рельефами и гравировкой. Заканчивались сосуды скульптурным изображением головы животного. Изготавливали ритоны “Кабан”, “Олень”, “Волк”. На набор из шести рюмочек шло 240 граммов серебра, стоил каждый из них около четырех тысяч долларов.

— Небольшой подарок с государственной символикой может сделать гораздо больше, чем часы переговоров, — уверен Евгений Георгиевич.


ЦЕНЫ НА ЗОЛОТУЮ ФУРНИТУРУ:

• восемь звездочек на капитанские погоны — 4496 руб.;

• шесть полковничьих — 7200 руб.;

• жетон-“смертник” без гравировки (для личного номера офицера) — 2700 руб.;

• заколка для галстука — 3400 руб.



Партнеры