Дело врача

Хирург Нил Элатраш — “МК”: “Уже сейчас Виталий Кличко ходит без костылей…”

17 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 654

— Виталий Кличко уходит из большого бокса, — грустная новость облетела весь мир на прошлой неделе. Еще менее приятная новость пришла вслед за ней: представители боксера Хасима Рахмана объявили серьезную травму, полученную Виталием, фальсификацией и потребовали лишить его чемпионского титула. По их мнению, спортсмен испугался встречи с Рахманом на ринге и решил “вовремя уйти”. Мы знаем Виталия Кличко, и избегать боя — не в его привычках. “МК” созвонился с лечащим врачом боксера — хирургом Нилом Элатрашом из клиники Керлан-Джобе в Калифорнии, который развеял нелепые домыслы.


— Доктор, расскажите, как Виталий получил последнюю травму, вынудившую его прекратить спортивную карьеру?

— Первый осмотр я провел только в понедельник 7-го числа: мы сделали сканирование магнитным резонансом правого колена, на которое жаловался Виталий. Как рассказал мне пациент, травму он получил 3 ноября в ходе спарринга, когда внезапно его колено согнулось. Боксер продолжил поединок, однако через некоторое время все повторилось снова. Виталий обратился к врачу, который закрепил коленный сустав подтяжкой, однако и это не помогло — колено все равно сгибалось в самый неожиданный момент. Затем врач наложил еще одну подтяжку — более совершенную и прочную, и она какое-то время работала: когда спортсмен делал движения вперед-назад, все было вроде бы о’кей, но стоило ему переместить вес на правую ногу и сделать вращательное движение в коленном суставе, необходимое для удара, как травма снова давала о себе знать. Виталий сказал мне, что колено сгибалось во время спарринга 6 раз, и каждый раз он падал на ринг.

— А что могло вызвать такую травму?

— Обычно разрыв крестовидной связки — это прямое следствие резкого поворота сустава. Вообще, эта травма очень часто встречается в футболе и американском футболе.

— Какой диагноз вы поставили боксеру?

— По результатам сканирования магнитным резонансом было выявлено, что правое колено нестабильно, или, проще говоря, свободно “болтается”. У спортсмена была разорвана крестовидная связка, что и лишило сустав возможности поворачиваться. В ходе сканирования был также выявлен микроперелом на большой берцовой кости, что являлось свидетельством того, что травма колена — свежая. Это не дает никакой почвы для спекуляций о том, что Виталий был травмирован несколько лет назад. Было также выявлено возможное повреждение среднего мениска. С такими травмами ни один боксер не сможет выйти на ринг, поскольку это опасно для сустава и делает бойца неэффективным, что чревато повреждениями на ринге.

— Как прошла операция?

— Мы заменили поврежденную связку, и теперь колено стабильно. Для меня подобная операция была элементарной — все как по учебнику, — и прошла без накладок. Уже сейчас, спустя неделю, Виталий ходит без костылей, перенося при ходьбе на правую ногу полный вес. К тому же он обходится без обезболивающих препаратов и чувствует себя отлично.

— В теории, после успешно проведенной операции Виталий мог бы снова выйти на ринг. Каковы его шансы на победу?

— Теперь, когда мы восстановили связку, его шансы отличные. Однако сейчас идет период восстановления, после которого боксер сможет безопасно выходить на ринг. Виталий говорит, что восстанавливается даже быстрее, чем после аналогичной травмы на левом колене, которую он получил несколько лет назад. Так что я не исключаю, что он может вернуться на ринг на каком-то этапе — разумеется, если сам этого захочет. Но сейчас необходимо переждать 5—6 месяцев, чтобы снова войти в форму и выступать в профессиональном боксе.

— А как боксер воспринял ваш неутешительный вердикт?

— Он был очень разочарован, потому что стало очевидно, что бой, намеченный на минувший уикенд, уже не состоится. Он очень хотел встретиться Хасимом Рахманом и даже с травмированным коленом продолжал готовиться к поединку. Его мотивация была на высоте — Виталий очень сильный и смелый человек.

— С какой целью команда соперника позволила себе обвинить Виталия и вас в фальсификации диагноза?

— Это очень безответственное заявление с их стороны. Не думаю, что они осмелились бы такое говорить, если бы видели результаты сканирования и снимки операции. Я и Виталий Кличко — профессионалы, и мы не будем рисковать своим именем. Все медицинские записи и снимки хранятся в архиве, и по требованию суда, если, конечно, до этого дойдет дело, мы предоставим их. Клиника Керлан-Джобе — крупнейший центр спортивной медицины в мире, мы дорожим своей репутацией и на такое не пойдем.




Партнеры