Обертка для власти

Министрам купят новые самолеты, а из Кремля выгонят советскую символику

17 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 588

Когда мы в прошлый раз договорились с ним об интервью, общение пришлось переносить — его вызвал к себе Владимир Путин. А теперь, едва я задала первый вопрос, диалог прервался — позвонил президент. Но такое внимание ВВП неудивительно: ведь Владимир КОЖИН вот уже пять лет возглавляет Управление делами главы государства. И жизнь в его ведомстве кипит поистине с “президентским” размахом: для первых лиц страны закупают новые лайнеры, готовятся переселять часть чиновников из Кремля и даже вырабатывают методы борьбы с антиглобалистами. Об этих и о многих других новостях Управления делами Президента Владимир Кожин рассказал “МК”.

Взлет разрешаю!

— Владимир Игоревич, в последнее время ваше ведомство, пожалуй, чаще всего упоминалось в связи с запретом на полеты “Ил-96” — у Путина ведь такой же новый “борт”. Теперь он снова в воздухе. Все неполадки устранили?

— Конкретный системный брак, который привел к “остановке” и нашего самолета, и всех самолетов серии, ликвидирован. Параллельно было устранено большое количество замечаний другого характера, но, тем не менее тоже влияющих на качество полетов. Конечно, все было сделано, как всегда у нас на Руси, по принципу “пока гром не грянет, мужик не перекрестится”.

Из досье “МК”. Еще на заводских испытаниях нового “Ил-96” президента произошел помпаж двигателя — его пришлось заменить. В прошлом году во время технической облетки лайнер не смог взлететь из Лиссабона, по одной из версий, из-за поломки в панели приборов. А в августе 2005-го, во время отлета из Финляндии, Путину пришлось пересесть на резервный “Ил-62” — обнаружилась неисправность в системе торможения колес.

— А вот с прежним, еще ельцинским “Ил-96”, на котором почти пять лет летал Путин, технических проблем, по крайней мере ставших достоянием общественности, не было...

— Проблемы были, и решали их так: зафиксировали брак — устранили. Он опять появился — опять устранили... Поэтому я и говорю о системном, конструктивном браке. А то, что это нигде не афишировалось, так этого и не нужно делать — вот у вас машина забарахлила, вы же не объявляете об этом всем знакомым? Сейчас брак устранен таким образом, что больше никогда не проявится. Мы в этом уверены.

— А какова, кстати, судьба ельцинского “борта №1”?

— У нас должно быть два однотипных самолета, чтобы они могли подменять друг друга. Поэтому первый самолет тоже в строю, он летает тогда, когда на втором проходят какие-то регламентные работы.

— Лайнерами авиакомпании “Россия” пользуются и другие первые лица — Фрадков, Иванов, Лавров, Миронов. Планируете вкладываться в покупку новых машин для них?

— Такие намерения есть. Мы одни из первых приобрели новые машины “Ту-214”, которые в пассажирском варианте у нас уже летают не первый год. Правила таковы, что до того момента, когда мы закажем новый самолет для обслуживания первых лиц страны, он должен полетать, показать себя в небе. “Ту-214” пока зарекомендовали себя хорошо, и мы сейчас планируем заказ этой серии самолетов уже непосредственно для обеспечения полетов первых лиц государства.

“Рабочий и колхозница”: изгнание из Кремля

Из досье “МК”. 14-й корпус Кремля построен в 30-х годах на месте древнейших московских монастырей — Чудова и Вознесенского, а также Малого Николаевского дворца. Здесь размещается часть подразделений Администрации Президента, в том числе Протокольно-организационное управление, президентская канцелярия, Управление по внешней политике, референтура, пресс-служба... К рабочей зоне 14-го корпуса примыкает Мраморный зал, в котором президент выступает с ежегодным Посланием Федеральному собранию.

— Давайте спустимся с небес на землю. В одном из интервью вы говорили, что в 14-м корпусе Кремля будет сделан ремонт. Как изменится внешний вид кабинетов чиновников?

— Не думаю, что они будут чем-то кардинально отличаться от нынешних: скажем, сегодня люди сидят с обычными стенами, а завтра они будут позолотой покрыты. Самое важное — коммуникации, несущие конструкции, инженерное обеспечение и т.д. Сейчас это здание находится в таком состоянии, что это даже не прошлый век, а позапрошлый.

— Ну а что нового появится, например, в облике зала, где президент зачитывает Послания Федеральному собранию?

— Это очень качественный зал, сделан из хороших материалов, которые продержатся еще сто лет. Другое дело, что есть там достаточно много устаревших элементов символики: советский герб, “Рабочий и колхозница” — все это там не соответствует современным реалиям и выглядит смешно. Все равно что крутить постоянно “Кубанских казаков” и говорить, что это сегодня. Но это уже история. Поэтому тут специалисты поработают.

— В этом здании трудятся, например, помощники президента — что же, у них над головой молотками будут стучать?

— Люди, естественно, от таких перспектив не в восторге: ни Приходько, ни Сечин, ни все остальные — никто не радуется, что придется жить рядом с ремонтом. Но мы постараемся сделать так, чтобы прямо над головой никто ни у кого не стучал. Корпус будет разбиваться на зоны, что, безусловно, потребует переселения части сотрудников. Будем освобождать один блок, проводить ремонт, возвращать людей уже в новые интерьеры, потом браться за другой. Продлится это 3—4 года.

Из досье “МК”. С середины 90-х стала продвигаться идея объединить депутатов и сенаторов под общей крышей — Парламентского центра. Активные дебаты по поводу возможного места для ПЦ снова развернулись где-то с 2000 года. Предлагали строить и на Кутузовском проспекте, и на территории Сити, и даже — в Питере.

— Так построят ли у нас Парламентский центр?

— Пока принимается решение о выборе места. Есть несколько вариантов, идет дискуссия, но, даст Бог, мы к концу года окончательно определимся. Единственное, что произошло за прошедшее время, — у нас появилось еще большее понимание, что такой центр нужен. Только один пример: сегодня Совет Федерации кроме здания, которое все знают, занимает еще 9 адресов! С Госдумой то же самое — помимо Охотного Ряда это еще порядка 4—5 адресов. Это люди, машины, перемещения, связь, охрана. Концентрация в одном месте даст простой арифметический эффект экономии только на этих вещах. Плюс это и для города будет очень позитивное решение — не важно, в каком месте вырастет этот центр, но на том же Охотном Ряду освободится место, улучшится проезд. Не говоря уже о Большой Дмитровке: по этой улице просто невозможно пробраться — ни с мигалкой, ни без, только пешком еще можно ходить, да и то сложно.

— Помнится, вы говорили, место в районе Красной Пресни близ Белого дома — одно их самых реальных.

— Да, оно рассматривается как одно из основных. Но есть еще пара вариантов, достаточно интересных. Не хочу пока их называть, чтобы не вызывать лишний ажиотаж. Никто не собирается Парламентский центр отправлять в Строгино, или, как предлагали некоторые, вообще в Московскую область. Конечно же, в центре, причем в самом.

— Одним из самых крупных ваших проектов была реконструкция Константиновского дворца в Стрельне. Есть еще планы такого же масштаба?

— Если говорить о Москве — это наш комплекс по адресу: Красная площадь, дом 5. Почти четыре года шла подготовительная работа, и сейчас мы оказались на финишной прямой. Там будет создан, я надеюсь, очень красивый, достойный этого места, Москвы и России комплекс с высококлассной гостиницей и бизнес-сегментами.

“А рядом ванна старая — в нее садишься и сидишь”

Из досье “МК”. После распада СССР многие дачи, где любили отдыхать генсеки, оказались на территории наших соседей по СНГ. Среди них, например, “Боржоми”, где в 1951-м отдыхал Сталин, и “Цхалтубо” — в Грузии; Нижняя Ореанда, служившая летней резиденцией Брежнева, и форосская “Заря”, где во время путча 1991-го томился Горбачев, — на Украине, так называемая “Круглая дача” на берегу озера Севан, возведенная для Хрущева, — в Армении.

— Нет ли у вашего управления намерений “купить обратно” какие-то из этих объектов?

— Я могу сразу задать вам встречный вопрос: а зачем? У нас такая большая страна, что своего хватает. Да, есть уникальные объекты, и, кстати говоря, очень часто их нам предлагают. Приведу только один пример. Предыдущие власти Киргизии очень активно приглашали нас вернуться на Иссык-Куль. Место уникальное — озеро, климат, все космонавты там проходили реабилитацию. Я слетал, посмотрел, что нам предлагают. Лечебная база прекрасная — там есть минеральные источники, в которых витамины просто в сумасшедшем количестве! И вот это все из земли бьет, а рядом стоит ванна старая, в нее садишься — и сидишь. В общем, я вернулся в очень расстроенных чувствах. Кроме природной красоты все остальное в таком состоянии, что пока там нечего делать. Нужны большие вложения, но, самое главное, они не предметны. Даже если построить санаторий, то, по оценкам наших специалистов, он будет стоять полупустой — как туда люди поедут из Москвы? Да никак. Пока доберешься, уже никакого отдыха не захочешь. То же самое с другими местами на территории бывшего Союза, за исключением, может быть, Крыма. Об этом много говорилось: мы готовы были вернуться, но то, как повели себя новые власти Украины, конечно, пока не позволяет этого сделать.

Из досье “МК”. В прошлом году была достигнута договоренность о покупке российской стороной у Украины за 15 млн. долларов бывшей дачи Брежнева в Крыму (два ее корпуса входили в комплекс пансионата “Глициния”). Два миллиона из этой суммы уже было уплачено, но со сменой власти в незалежной сделка оказалась под угрозой. Ющенко заявил, что все незаконно проданные земли в Крыму в течение двух месяцев должны быть возвращены. После чего прокуратура полуострова подала в суд Киева иск о признании сделки недействительной. Якобы проверка установила: при подписании договора о продаже не было учтено, что пансионат относится к объектам, приватизация которых запрещена.

— Часть средств на покупку зданий пансионата “Глициния” в Крыму уже была внесена. Украинцы вернули деньги?

— Часть средств заплатили — покупателем выступал крупный российский банк. Но дальше пошла чистая политика — различные претензии, пересмотры договоренностей, более некрасивые вещи, поэтому мы сейчас отказались даже говорить на эту тему. Банк же сейчас расторгает этот контракт и требует возврата средств.

— А новые резиденции для Путина строить собираетесь?

— Даже мыслей никаких нет — что за необходимость?!

Дружба народов с новой начинкой

Из досье “МК”. С 1 января 2006 года председательство в “Большой восьмерке” переходит к России — сам саммит пройдет будущим летом в Санкт-Петербурге. А Владимир Кожин получил в связи с этим еще одну должность — зампреда оргкомитета по подготовке и обеспечению председательства нашей страны в этом престижном клубе.

— Что ждет горожан в дни саммита — опять весь центр заблокируют? Изменится ли что-то в облике города, как накануне 300-летия Питера? А может, и в Москве будут какие-то обновления?

— В конце года мы заканчиваем реконструкцию бывшего Дома дружбы с народами зарубежных стран на Воздвиженке — он был в достаточно плачевном состоянии. Там проведена громадная реставрационная работа, зданию вернули первоначальный облик, насытив при этом всем современным оборудованием. У него будет официальный статус Дома приемов правительства, но там уже с начала года начнутся различные рабочие встречи по линии “Большой восьмерки”. Если говорить о Санкт-Петербурге, то центром событий здесь станет Константиновский дворец, в Стрельне же и будут жить мировые лидеры. Город не очень-то и почувствует, что рядом происходит что-то грандиозное, — никаких событий в самом Санкт-Петербурге не намечается. А если говорить о строительстве, то единственное, что там появится, — модульный сборно-разборный пресс-центр, поскольку прибывает очень большое количество ваших коллег.

— Как собираетесь ограждать гостей от возможных выходок антиглобалистов?

— Подход наш очень простой: если это адекватные люди с конструктивными идеями — пожалуйста, у них будет возможность объявиться и получить возможность открыто выразить свои идеи в рамках существующего законодательства. Конечно, устроить пикет, перекрыв Невский проспект, им никто не разрешит. Предоставят место — митингуйте, высказывайтесь там. Но таких бесчинств, которые происходили, скажем, в Генуе, мы просто не допустим.






Партнеры