Черная магия братьев Меладзе

Юбилейную программу Валерия Меладзе “Океан” справедливо можно назвать концертом месяца

25 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 179

Tрадиционная в разгар осени горячая музыкальная жатва на всех мало-мальски пригодных концертных площадках города дала наваристый урожай. Однако в ноябре больше всего “ЗД” лакомилась спелыми плодами с музыкальных угодий братьев Меладзе — Валерия и Константина. Юбилейную программу Валерия Меладзе “Океан” справедливо можно назвать концертом месяца.


Концертная толкотня в городе заставила, правда, Валерия Меладзе испытать неудобства. Чувственный и камерный по сути певец предпочел бы для своего юбилея (10 лет концертной деятельности) нечто вроде изысканного кабаре на тысячу посадочных мест, чтобы вечеров десять подряд “смотреть людям в глаза”. Но пришлось въезжать в шеститысячный Кремль с двумя сеансами, мягкими креслами, “гасящими” любую человеческую эмоцию, и “невидимой стеной” между сценой и публикой. Народу, однако, несмотря на это, набилась куча. За лишние билеты перед воротами в Кремль случалась нервная толкотня. Все говорило о крайней любви публики к Валерию Меладзе и его песням.

Ожиданий певец не обманул. Он искупал зрителей в океане своего сочного тенора и волнующих мелодий, хотя к концу второго представления почти охрип. Зрителям, однако, это даже понравилось, так как наглядно свидетельствовало в их глазах о творческом надрыве, о похвальном самоистязании артиста во славу искусства, что было очень приятно, когда приходилось вспоминать о цене не очень дешевых билетов.

Однако сексапильным подружкам певца — девицам из “ВИА Гры” — прощать безголосия публика даже и не думала. Блондинки вывалились на сцену в середине концерта, томно, как всегда, хлопали ресницами, размашисто раскачивали бедрами и воображали из себя королев красоты. “Королевы”, однако, закаркали воронами и фактически уничтожили два шедевра — “Океан и три реки”, “Притяженья нет”. Сильно нагадили (в уши) на этом празднике гламура и музыкального изыска. Публику не поймешь — то ей плохо, когда фанера, нет фанеры — тоже плохо… Одна западная знакомая, разглядывая “ВИА Гру”, спросила, тщательно подбирая из-за своей европейской политкорректности формулировку: “А эти очаровательные леди, наверное, получили свой ангажемент не из-за вокальных данных?” Хотелось ответить: “Да, мадам, не из-за вокальных, а из-за оральных”, но решили не хамить…

Зато ретроспектива всех самых знаковых хитов Меладзе — от “Цыганки Сэра” до “Красиво” и последнего суперхита “Иностранец” — заставила еще раз обомлеть от ощущения бездонности талантов брата-композитора Константина. И почерк его — индивидуален да ярок! И пишет уж сколько — все никак не испишется! И, главное, окончательно утвердились мы в суждении, что Константин Меладзе, пожалуй, единственный у нас мастер арт-попа, стиля крайне редкого, сложного, балансирующего на грани академизма. Высот в этом жанре достигли разве что еще Бенни Андерссон и Бьерн Ульвеус со своей АВВА. Их хиты стали классикой, симфонические оркестры теперь с энтузиазмом пиликают на скрипках все наследие АВВА. То же самое можно делать с любой из тем композитора Константина Меладзе.

Фишку давно раскусили наши звезды, суперзвезды, примадонны и мужья (упс, уже бывшие) примадонн. От Меладзе-старшего просят песен за любые бешеные деньги. А он кочевряжится и отказывается. Не потому что богат, как Бенни Андерссон, или ненавидит всех лютой ненавистью, а просто, как объясняет, хочет не быть “заезженным”, а оставаться “эксклюзивным”. Так что его братцу Валерию подфартило нереально. И когда Костя сделал большое исключение для Софии Ротару (потому что “уважает и любит”), подарив ей хит “Я б его любила” (“…но он меня не нашел”), поп-сообщество просто захлебнулось от возмущения. За что ей — все, а другим — ничего?

Соответственно София Михайловна была сердечной гостьей на юбилее Валерия Меладзе. Живенько и радостно она отплясала оба номера (“Я б его…” и новый “Один на свете”). Еще бы — не радостно. Перо гения поп-арта вернуло г-жу Ротару на высшие строчки актуальных хит-парадов.

Немного подавляла цветовая гамма нарядов. То, что сам Валера верен темным строгим костюмам, известно. Но в черном вышла и Нани Брегвадзе, на треть в трауре дефилировала “ВИА Гра”, черной молью по сцене и залу порхала даже София Ротару, и балет у нее был весь в черном. Прямо черной какой-то магией ворожили публику. Может, в этом и заключен секрет успеха артиста?



    Партнеры