Рыбный день

Фрадков придумал свой нацпроект в ответ президенту

2 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 451

— Есть лишь 5 тем, которые интересуют всех и всегда: пиво, рыба, водка, табак, лом темных и цветных металлов, — поделилась авторским откровением на заседании правительства первый вице-спикер Госдумы Любовь Слиска. И вчера министры обсуждали как раз одну из них — что делать с рыбой.


— Не хочу сказать, что все здесь плохо, работа идет, — открыл заседание правительства Михаил Фрадков. — И подзажали бюрократию слегка, что позволило в этом году раньше выйти рыбакам в море.

Но, верный своей привычке после ободряющего начала перейти по советской традиции к критике и самокритике, премьер тут же поправился: “Мы не чувствуем достатка на наших столах свежей, недорогой рыбы, выловленной нашими рыболовецкими предприятиями. Мы не чувствуем, что разворачивается активная работа по обработке рыбы на наших территориях. Флот продолжает стареть, теневой бизнес существует…” При этом глава кабинета явно не имел в виду ни личные холодильники министров, ни даже столовую Белого дома. Речь шла о простых россиянах. Впрочем, заботы Фрадкова удостоились не только любители рыбной кухни, но и бизнесмены. Правительство, как признал Михаил Ефимович, еще не создало все условия для того, чтобы бизнес чувствовал себя уверенно.

Выступивший с докладом глава Минсельхоза Алексей Гордеев сыпал неутешительными цифрами. Рыбы мы стали есть меньше почти в 2,5 раза, чем во времена СССР. Ловить, впрочем, стали тоже меньше, чем 15 лет назад. И тоже в 2,5 раза. Дошли до уровня 1960 года. С которого, похоже, до наших дней дожили 65% рыболовецких судов. Если в СССР добычу рыбы вело всего 50 крупных организаций, то сейчас их в России 5 тысяч, причем мелких — в каждой по 2—3 судна.

Но плох тот министр, который не видит выхода. И Гордеев предложил ввести новую монополию: “Надо ввести, я не постесняюсь этого сказать, госмонополию на осетровые виды рыбы и икру”. А с 2009 года перейти на долговременное (до 25 лет) закрепление долей промышленных квот за российскими пользователями в соответствии с количеством судов. И отменить так называемый вылов в научных целях.

Есть у Минсельхоза и свои рецепты по борьбе с браконьерством: надо, по мнению министра, ввести обязательную утилизацию конфискованной продукции. То есть рыбу будут уничтожать, а не продавать в магазинах. Есть и еще много задумок, но в министерстве не хватает дееспособных чиновников. Гордеев сравнил себя с красным командиром перед войной, как будто “весь комсостав выбили, и в отрасли не с кем работать”. Пожалуй, впервые на правительстве резко выступил первый вице-премьер Дмитрий Медведев: “Значительная часть ведомств отказывается согласовывать ваши предложения” — и спросил, что намерено предпринять министерство. Но Гордеев решил сделать акцент на то, что предложения его министерства имеют национальное значение.

Услышав популярное в последнее время слово, премьер оживился. И, видимо, посчитав, что надо следовать примеру президента, предложившего сразу четыре национальных проекта, он решил, что там, где четыре, и пятому место найдется. Пусть и не тянет по масштабам, как, к примеру, доступное жилье, зато свой: “Это очень близко к национальному проекту и может быть очередным национальным проектом”. Трепещите, рыбаки.




Партнеры