Черный боcс Третьего рейха

Катрин Гиммлер — “МК”: “Дед мечтал жить в России…”

6 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 283

“МК” уже писал о недавно вышедшей в Германии книге “Братья Гиммлер”, написанной внучатой племянницей рейхсфюрера Катрин Гиммлер. С детства ей внушали, что “один ее дедушка был учителем, а другой работал на радио”. Повзрослев и узнав страшную правду, она решила покопаться в семейной родословной. Катрин перерыла тысячи архивных документов, опросила десятки дальних родственников и очевидцев тех трагических событий.

“МК” созвонился с Катрин, чтобы узнать о результатах ее исследования поподробнее.


— Трудно ли работать над историей собственной семьи, если объектом исследования является такая одиозная личность, как Генрих Гиммлер?

— В данном деле следует до определенной степени абстрагироваться от объекта исследования. С другой стороны, у тебя появляется уникальная возможность общения с очевидцами, которые по-родственному сообщат то, что не осмелились бы рассказать посторонним.

— В первой главе книги вы упоминаете о том, что в юности Генрих собирался переехать в Россию…

— Да, в юношеском возрасте, будучи студентом, он лелеял эту мечту. Генрих подумывал о переезде в различные страны, одной из которых была Россия. Он мечтал поселиться на востоке, а Россия представлялась ему огромной территорией с небольшим населением, которую можно было бы колонизировать по примеру Африки. В нем говорили старые имперские амбиции западных европейцев. Я думаю, что Генрих был одержим этой мечтой с ранних лет. Но его взгляды были чересчур идеализированными. Россия представлялась ему пустынной территорией, куда можно переехать, чтобы осесть, а коренное население — потеснить или же вовсе выгнать. Но я не думаю, что у него имелись конкретные планы реализации подобных замыслов.

— Тем не менее вы пишете, что он изучал русский язык…

— Да. Но не только русский — он также учил французский, турецкий, испанский и другие языки. Помимо России Генрих также мечтал о переезде в Турцию, Италию, Южную Америку. Интерес Гиммлера к России был тесно связан с тем, что его отец в молодости работал в Санкт-Петербурге гувернером. Он очень много рассказывал о России своим детям и, в частности, о жизни немецкой общины в тогдашней российской столице. Он вращался в России исключительно среди своих соотечественников, и я не думаю, что мог много сообщить о жизни самих русских. И именно поэтому у Генриха могла развиться “тяга” к России.

— Однако, согласно вашей книге, отец Гиммлера был очень патриотично настроенным. Мог ли он воспитать в своем сыне идеи фашизма?

— Да, я думаю, что национально-немецкий заряд был получен им в детстве от отца. Однако я не могу утверждать, присутствовал ли в воспитании элемент антисемитизма. Но факт остается фактом: и старший сын Гебхард, и средний Генрих — оба состояли в правом добровольческом корпусе, из которого впоследствии вышло немало “фюреров” разных рангов. Кроме того, они оба участвовали в пивном путче Гитлера. Во время своего пребывания в добровольческом корпусе и во время путча оба брата жили дома, а это свидетельствует об отсутствии между ними и родителями существенных политических разногласий — в то нелегкое время это был очень существенный аспект в отношениях родственников. О конфликтах на политической почве не упоминается и в дневниках Генриха.

— Вы описываете ситуацию, когда Гиммлер буквально расстроил помолвку своего старшего брата Гебхарда, увидев, что его избранница танцует с другим. Будущий нацист был человеком строгих правил?

— Я думаю, что его представления о морали мало чем отличались от кодекса общественных правил того времени. Однако он, вероятно, интерпретировал его много строже своего старшего брата. Гиммлер считал, что помолвленная женщина даже во время карнавала не имеет права строить глазки незнакомым мужчинам.

— Верил ли нацист в Бога?

— Он был очень религиозным человеком и получил в семье строгое католическое воспитание, регулярно ходил в церковь, читал церковную литературу. Даже будучи членом студенческого общества, при приеме в которое новичков избивали, он задавался мыслью: насколько совместимо насилие с христианской традицией. Однако в начале 20-х Генрих стал весьма критичен в отношении католической церкви. Он очень много спорил с друзьями по поводу христианства. Параллельно с этим в нем вызревал антисемитизм, а политические взгляды радикализировались.

— Что же случилось с его религиозностью после вступления в НСДАП?

— Он продолжал оставаться религиозным, называл себя верующим и требовал, чтобы подчиненные ему “фюреры СС” различных рангов по возможности были верующими. Конечно, официально они должны были покинуть лоно церкви, но неофициально от них требовалось верить в Бога. В то же время Гиммлер искал альтернативу христианству: интересовался мистикой, эзотерикой и прочими экстраординарными феноменами вроде поверий и предрассудков. Есть сведения, что он также обращался к старым германским культам и ритуалам. По его инициативе в СС для этого даже была создана специальная лаборатория Ahnenerbe (“Наследие предков”), занимавшаяся изучением явлений, не имеющих рационального объяснения.

— Вы упоминаете, что Гиммлер считал себя реинкарнацией короля германцев — Генриха Первого. С какой стати?

— Живший примерно тысячу лет назад Генрих Первый является очень важной личностью в истории немцев. Это легендарная фигура, о которой очень мало известно и которой приписывают различные мифические подвиги. Я думаю, что Генриха Гиммлера этот правитель очаровывал своей мечтой о походах на восток для завоевания земель. Генрих Великий являлся настоящим кумиром Гиммлера, и он считал, что должен выполнить миссию своего астрального тела.

— Ваша семья поддерживает отношения с дочерью Гиммлера от первого брака Гудрун? После войны она всячески пыталась оправдать отца…

— Работая над книгой, я написала ей письмо о том, что хотела бы встретиться с ней, поговорить, а также узнать о том, не сохранились ли у нее какие-либо документы. Однако Гудрун не проявила желания помочь мне. Я последний раз видела ее, когда была еще совсем маленькой. Тетя Гудрун приехала один-единственный раз на встречу семьи. За столом произошел неприятный разговор, после чего мои родители прекратили с ней всяческое общение: ее политические взгляды были просто ужасными — она продолжала бредить идеями фашизма.

— Я знаю, что вы замужем за евреем. Прошлое вашей семьи влияет на ваши отношения?

— Нет, потому что мой муж и я принадлежим к третьему, послевоенному поколению, и в нашем общении никогда не возникало проблем на этой почве. В противном случае мы бы не были вместе. Мы познакомились и много лет общались, прежде чем пожениться. Он изначально был в курсе истории моей семьи.

— У вас есть сын. Как вы объясните ребенку, что на руках его предка по материнской линии кровь миллионов его предков по отцовской линии?

— Не знаю, как это произойдет. Хотя после изучения семейной истории и написания книги я узнала ответы на некоторые вопросы. Но как и когда я расскажу об этом сыну, пока не представляю. Знаю одно — сделать это будет нелегко…


Генрих ГИММЛЕР

Родился в 1900 году. Участвовал в мюнхенском “пивном путче” 1923 года. С 1925 года — член Национал-социалистической рабочей партии Германии.

Был рейхсфюрером СС (Schutzstaffel, охранные отряды). После прихода нацистов к власти занимал посты начальника политической полиции в Мюнхене, Баварии и затем во всей Германии. С 1936 г. — шеф гестапо. С 1943 г. — имперский министр внутренних дел, с 1944-го командующий резервной армией.

Весной 1945 года пытался вести тайные переговоры с представителями Запада. После разгрома Третьего рейха пытался бежать с чужими документами, но был опознан и попал в плен к союзникам, однако сумел покончить жизнь самоубийством в мае 1945 года.



Партнеры