Вичная молодость

Врачи считают, что москвичам не стоит бояться воронежского СПИДа

9 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 214

Москва замерла в ужасе. Жителей буквально трясет от слуха — в столичных больницах может появиться донорская кровь из Воронежа. Жуткая история с попаданием зараженной СПИДом донорской крови в больницы Воронежа продолжается. Люди хотят знать: сколько еще смертельно опасной крови имеется в клиниках? Ведь под подозрением находится вся плазма, взятая у больного донора аж с начала года вплоть до мая. А зараженная СПИДом женщина приходила на сдачу крови восемь раз.

Единственная пока жертва медицинской халатности собирается подать в суд на областную станцию переливания крови. Только это не вернет ей ни здоровья, ни семейного счастья.


Какова вероятность того, что зараженная кровь действительно может оказаться в Москве? Напомним, летом в Воронеже разгорелся медицинский скандал. 27 мая в ходе пресс-конференции председатель Контрольно-счетной палаты Воронежской области Анатолий Дубиков сообщил, что донорская кровь распределялась врачами по своему усмотрению: “Дошли до того, что начали продавать ее по заведомо низкой цене московским коммерческим структурам — ООО “Фарматек”, “Клеан-инвест” и “Светорг”. Производимый из крови препарат альбумин поставлялся по цене 2 тыс. рублей, в то время как его реальная цена на момент скандала составляла порядка 6 тыс. рублей”.

Материалы проверки Счетной палаты попали в прокуратуру. От занимаемой должности был отстранен главный врач Воронежской областной станции переливания крови Сергей Никитский. Именно в этот момент и стало известно, что плазма постоянного донора, 35-летней женщины, не менее восьми раз за последние годы сдававшей кровь, оказалась ВИЧ-инфицированной.

Сегодня медики уже опровергли информацию о 208 возможных случаях заражения. Главный санитарный врач Воронежской области Михаил Чубирко объяснил природу возникновения страшной цифры. По его словам, при изготовлении медицинских препаратов на основе производных от крови в одной ампуле лекарства могут содержаться компоненты крови от 113 доноров. Чубирко не исключает, что в их числе могла находиться и плазма зараженного донора. Выделенные из нее компоненты разошлись по медучреждениям области и, возможно, за ее пределы. Впрочем, врачи утверждают, что зараженную кровь тут же утилизировали. Но только последнюю партию. Поэтому врачами принято решение лишний раз перестраховаться и проверить всех пациентов, к которым такое лекарство могло попасть. Медикам уже известны имена всех этих людей, более семидесяти из них сдали повторные анализы на ВИЧ.

* * *

А что же зараженная пациентка? Семья пострадавшей намерена обратиться в конце декабря с судебным иском к Воронежской станции переливания крови с требованием о возмещении морального и материального вреда. Сама женщина говорит: “Они заразили не только меня, под угрозой вся семья — ведь вирус может передаваться не только половым путем, но и с молоком матери”. Младенец проходит еженедельные обследования на ВИЧ, но пока — Бог миловал — болезнь обходит его стороной.

Однако медики не склонны драматизировать ситуацию. По словам того же Чубирко, “состояние пациентки оценивается как вполне нормальное”. Вот только как быть с нормальной семейной жизнью, ведь супруг тоже может заразиться.

В общем, молодой жительнице Воронежа остается уповать только на Бога, благо Воронежско-Борисоглебская епархия готова оказать ей психологическую помощь. Настоятель Спасского храма, руководитель медицинского и паломнического отдела Виктор Праздничный говорит: “Если женщина примет решение обратиться к нам, ей помогут пережить эту ужасную ситуацию, дадут надежду к жизни. В России есть случаи, когда обращение к Богу, вера в него исцеляла людей от вируса иммунодефицита”.

А на кого уповать остальным гражданам России, которые в очередной раз столкнулись с нашей разболтанной медицинской системой? С этим вопросом “МК” обратился к специалисту, биологу-генетику Екатерине ЧИСТЯКОВОЙ, координатору инициативной группы “Доноры детям”:

— Эта новость — сильный удар по российскому донорству. Потому что люди теперь будут бояться сдавать кровь, думая, что быть донором тоже опасно. Это не так: сейчас используют одноразовые инструменты, и сдавать кровь так же безопасно, как бриться дома одноразовой бритвой. А вот быть реципиентом крови в России — огромный риск. И виной тому в первую очередь дефицит крови вообще и плохая организация службы крови. С одной стороны, у нас всегда ее не хватает, с другой — в больницах используют один компонент донорской крови, а остальное попросту выливают, потому что между больницами элементарно не налажен обмен.

Из-за нехватки крови нет возможности проверять доноров: ведь такие заболевания, как ВИЧ и гепатит, имеют большой инкубационный период, около полугода. А некоторые компоненты крови хранятся всего пять дней. Вот женщине в Воронеже перелили плазму. А это тот случай, когда риска можно было избежать стопроцентно! Потому что по всем правилам плазме положена карантинизация, то есть хранение в замороженном виде, пока донор не подтвердит свою “пригодность”. К тому же это тот компонент крови, который хранится долго.

Вторая беда — это то, что в России совсем не развито безвозмездное донорство. Когда сдача крови для человека является миссией, он тысячу раз подумает, не навредит ли он. А доноры, которые зарабатывают на своей крови деньги, чихать хотели на тех, кому она достанется. А ведь у них накануне сдачи запросто может быть и незащищенный секс, и пьянка. Они только ругаются, что мало платят. Хотя у нас, кстати сказать, платят за кровь даже больше, чем в США.

Случай в Воронеже, к несчастью, не единичный. Такие трагедии случаются время от времени, и далеко не все предаются огласке.


КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТОВ

Директор Центра крови федерального медико-биологического агентства (ФМБА) Евгений Жибурт:

— У Московской станции переливания крови не подписан договор с Воронежем о поставках донорской крови в столицу, — заявил он на пресс-конференции в четверг.

Заместитель начальника отдела надзора за особо опасными инфекциями Роспотребнадзора по городу Москве Людмила Цвиль.

— В Москве система карантинизации плазмы крови внедрена еще 5 лет назад. Она хранится при низких температурах. Есть банк крови, ее достаточно, и она хорошего качества. Что касается “воронежской проблемы”, мы проверили все контакты, кто может заниматься закупкой крови. По нашим данным, в Воронеже ее никто не закупал. Сейчас там работает компетентная комиссия, и, когда все прояснится, будут сделаны соответствующие выводы.



    Партнеры