О’кей с мячом

Владимир ЯНКО: “Я себе придумал вариант на старости лет — сидеть и критиковать...”

21 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 240

Когда он тренировал “Водник”, центр хоккея с мячом находился там, в Архангельске. Зимний период местная пресса ждала, как крестьяне сбора урожая. Еще бы: Владимир Янко — натура веселая и противоречивая. Берешь у него интервью и не знаешь, где он шутит, а где серьезен. Хотя, как известно, в каждой шутке есть доля правды, а самую страшную правду можно сказать с улыбкой на устах.

Теперь Янко в “Динамо” (Москва). И смотришь, Архангельск приуныл: главный ньюсмейкер бенди дарит информационные поводы московским журналистам. То бело-голубые с “Зорким” чего-то не поделили, то Кубок мира в Швеции как-то непонятно уплыл, да и состав сборной России уже сплошь не из “Водника”, а из “Динамо” состоит…

От перемены мест слагаемых так ничего и не изменилось. Янко по-прежнему весел и противоречив, противоречив и весел... Так что, уважаемые читатели, где в своем интервью знаменитый тренер шутит, а где нет, решайте сами.


Я застала Янко, так сказать, на стыке двух должностей. “Динамо” только что выиграло у принципиальнейшего соперника — “Зоркого” из Красногорска. А на следующий день Владимир Владимирович должен был улететь в составе сборной России на Суперкубок в Финляндию. Который он, как выяснится позже, выиграет, не оставив шанса никому.

— Рассматриваете Суперкубок как тренировку перед чемпионатом мира, который состоится в феврале?

— Вот они, интересы клуба и сборной. У меня сейчас 4 человека после болезни, а еще четыре в предгриппозном состоянии. И все — ведущие игроки национальной сборной. Спросите меня: что я должен делать?

— Хорошо: что вы должны делать?

— Я не могу ответить. Вы представляете?! Не могу! Я — тренер “Динамо”, я получаю зарплату в этом клубе. Но в то же время патриот своей страны. И я не могу сказать ребятам на турнире, хоть и значимом: “Давайте, хоть кровь из носу, но играйте в полную силу”. Это же просто физически невозможно.

— Количество динамовских игроков в сборной не вызывает ухмылку у любителей бенди? Не сталкивались?

— Вы неправильно задали вопрос. Надо задавать таким образом: у вас не вызывает усмешку, что вы берете столько игроков из “Динамо”? Я вам отвечаю: с удовольствием откажусь в пользу кого-нибудь, кто захочет, от поста тренера сборной, а потом посмотрю — сколько он возьмет игроков из “Динамо”.

— Почему так получается, что основной костяк сборной всегда базировался в одной команде?

— Да, так было и в “Воднике”. Может, это каким-то образом и со мной связано. Может, если бы тренировал “Зоркий”, он стал бы базовой командой сборников. Но, к сожалению, я тренирую “Динамо”. “К сожалению” — шутка!

Дело в том, что в любом виде спорта должен быть некий флагман. Команда, за которой тянутся, на которую равняются... Долгое время им был “Водник”, потом появился “Енисей”, потом “Кузбасс”, потом “СКА-Хабаровск”. Иркутск подтягивается. Тот же “Зоркий”, но, к сожалению, за счет шведов. Для меня к сожалению! Их дело, на кого деньги тратить. Но мне, как тренеру сборной, важно, чтобы команда занимала в хоккее те же позиции, но играли в ней русские ребята, которые бы стучались в двери сборной.

— “Динамо” не то что флагман, оно на две головы сильнее остальных, пропадает нормальная конкуренция...

— Вы понимаете, то же самое было в “Воднике” примерно 10 лет назад. Надеюсь, вы не хотите сказать, что я виноват. А то открываешь газету, а там президент одного клуба про свою команду рассказывает. А ты читаешь и думаешь: зачем он из своей избы сор выносит? Мы бы тоже могли пожаловаться...

— Пожалуйтесь.

— На кого? Когда я начну жаловаться, я уже не то что эту команду, вообще тренировать не буду. Буду сидеть на трибуне, жаловаться и критиковать. Самый идеальный вариант, который я себе на старости лет придумал, — сидеть и критиковать. Журналисты будут приходить ко мне: Владимир Владимирович, что вы скажете? А я буду говорить: плохо, все плохо!

— Владимир Владимирович, справедливости ради, покритиковать вы любите.

— Я не критикую. Я, как правило, говорю, как оно есть. Если это способствует развитию моего вида спорта.

— Где проще работать — здесь или в “Воднике”?

— Это просто несравнимые вещи. “Водник” был четко отрегулированной машиной. Годами отрегулированной... Здесь, я надеюсь, по тому, как мы работаем, в следующем году будем представлять серьезную силу.

— А вот если бы вам дали возможность выбрать команду...

— Я бы, честно говоря, ушел на пенсию. Мне уже хочется на все посмотреть со стороны.

— Устали от хоккея?

— Даже не от хоккея устал. Хоккей доставляет мне радость. Работа с такими ребятами... Я сейчас тренерской деятельностью занимаюсь только ради них. Поверьте, это не пустые слова. Потому что, когда я собрался два года назад уходить, услышал вдруг такие слова: “Владимирович, а как же мы?!” Кто-то тогда хорошо сказал: “Владимирович, вместе на пенсию уйдем”. Вероятно, придется подождать...

— Мальчики-то у вас все звездные. Тяжело? Это же приходится все время доказывать, что умеешь больше, чем они.

— Скажу вам: нет. Потому что они при мне стали звездами. А многие были “никто” или просто хорошими ребятами. А звездами стали еще и вместе играя. И уже не хотят играть друг без друга. Жены дружат, дети... Может быть, в этом наша сила. Так было и в “Воднике”. Поэтому когда я слышу, что меня обвиняют... Вы что, обвиняете меня в том, что ребята хотят играть у меня? Я, значит, должен уйти из хоккея, а они пусть уезжают в Швецию. Это нормально! А вот если они все перейдут в “Динамо” — ой, ненормально, ненормально! Откуда такая предвзятость? “Динамо” — российский клуб!

— Вас обвиняет только один клуб. Не хотите говорить какой?

— Ну мы не будем в отличие от них вступать в какие-то пикировки. Не хотим даже говорить об этом. Просто ждем, когда им стыдно наконец-то станет. Все-таки, мне кажется, пора бы уже начинать делать дело. Надо думать о будущем. О национальной команде. Вы посмотрите, сколько народу пришло сегодня. А ведь будний день, и ехать далеко... Народ любит хоккей на этом уровне. И это учитывая, что мы только начинаем, и “Зоркий” только вышел на этот уровень. А вот когда мы окрепнем, стадионы будут переполнены.

— Тяжело после переполненного стадиона в Архангельске в Москве работать, где, в общем, бенди не самый популярный вид спорта.

— Да-да... Ну нет. Там мне примерно то же самое приходилось слышать. Потому что, когда постоянно выигрываешь, людям это оскомину набивает. Все хотят найти что-то другое.

— А с ребятами психологические проблемы приходилось решать?

— Вы знаете, мы уже столько лет вместе работаем. Они уже, даже когда я в раздевалку вхожу, понимают — доволен или нет.

— Реагируют на ваше настроение?

— Думаю, они реагируют даже на то, как я одет. Сразу понимают: сделали что-то такое, что мне не нравится.

— А что вам обычно не нравится?

— Когда мы сваливаемся на индивидуальную игру. Я понимаю, все большие мастера, и всем хочется себя показать. Но я им всегда говорю: “Вы, когда играете друг за друга, показываете такой хоккей, от которого глаз нельзя оторвать. И мне в это время жаль, что я тренер. Хочется стать болельщиком, пойти на трибуну и получить эстетическое удовольствие”.

— Значит, на тренерской скамейке эстетическое удовольствие не получаете?

— Я же слежу за всем этим. Надо делать замены, плановые или внеплановые. Надо создавать такой продукт, чтобы зритель пошел на трибуны.

— Сергей Ломанов-младший нашел себя в команде?

— Безусловно! Он просто умница. Я за него рад. Сережа так грамотно играет тактически. Только очень талантливый человек может вот так: раз — и влиться в команду. Но тут следует сделать оговорку: во-первых, он с ребятами в сборной много лет играл. А во-вторых, его папа мне помогает.





Партнеры