Ни Шойгу назад

Глава МЧС России: “За 15 лет мы вошли в пятерку лучших спасательных служб мира”

27 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 1448

“Не доводите дело до Шойгу!” — как-то в сердцах сказал подчиненным губернатор одного из сибирских регионов. В том смысле, что с последствиями всяких ЧП необходимо справляться своими силами, а не ждать приезда главного спасателя страны...

Вот уже 15 лет Сергей Шойгу возглавляет созданное им ведомство. Он не скрывает, что подустал. И все же в любую минуту готов рвануть на место очередного бедствия, где ждут его помощи. Не случайно в кабинете главы МЧС — там, где обычно висят портреты вождей, у него двуглавый орел, герб России.


БЛИЦ-ОПРОС

— Как вы считаете, что наносит нашей стране наибольший ущерб: природные бедствия, техногенные катастрофы или халатность чиновников?

— Скажу так: халатность чиновников многократно увеличивает ущерб от природных бедствий и техногенных катастроф.

— Какая вода лучше тушит огонь: холодная или горячая?

— Безразлично.

— Вы могли бы в чрезвычайной ситуации принять роды?

— Думаю, да. По крайней мере, маломальское представление об этом процессе имею. Кроме того, любая чрезвычайная ситуация мобилизует в людях самые неожиданные скрытые ресурсы.

— Вы не устали быть главным спасателем страны?

— Пока нет, хотя дело это, честно скажу, хлопотное.

— В детстве кем мечтали быть?

— Водителем-дальнобойщиком.


— Сергей Кужугетович, обычно все гениальные идеи рождаются на кухне — с друзьями, под сигаретку. А как вам 15 лет назад пришло в голову взяться за новое по тем временам дело — создать корпус спасателей?

— Примерно так оно и было. Не совсем на кухне, но выкурили мы с моим другом, а теперь и неизменным заместителем Юрой Воробьевым, немало. Идея тогда, в конце восьмидесятых, напрашивалась сама собой. Вспомните: была катастрофа за катастрофой. Сначала Чернобыль, потом землетрясение в Спитаке… Тысячи жертв. В Армении, кстати, мы с завистью смотрели на зарубежных спасателей, экипированных по последнему слову техники. Стало понятно, что и нам нужна специальная служба, которая профессионально занималась бы спасением людей. Чтобы не сгонять каждый раз на разбор завалов солдат.

— Понятно, значит, решили перенять международный опыт...

— А разве это плохо? Ведь смотрите, прошло 15 лет, и теперь перенимают опыт у нас — мы сейчас входим в пятерку лучших спасательных служб мира. Это очень серьезное достижение.

Вот, например, в Турции после землетрясения работали спасатели из 24 стран. Представители 23 стран спасли в общей сложности, дай бог памяти, 83 человека, а один наш отряд — 72! Почти столько же, сколько все остальные. У нас действительно очень хорошая школа. Появились ученые в этой области, появились разработчики и производители оборудования, которое у нас начали покупать другие страны…


СПРАВКА "МК"

За минувшие 15 лет силы МЧС России участвовали более чем в 30 международных поисково-спасательных операциях. В числе наиболее крупных из них — ликвидация последствий сильных землетрясений в Турции (1991 и 1999 гг.), Афганистане (1997 и 2002 гг.), Греции (1998 г.), Колумбии (1999 г.), Тайване (1999 г.), Индии (2000 г.), Алжире (2003 г.), Иране (2003 г.) и Пакистане (2005 г.), наводнения в Германии и Чехии (2003 г.), цунами в странах Юго-Восточной Азии (2004—2005 г.).


— Вы как-то пошутили, что, когда идете с друзьями в баню, обязательно где-то случается катастрофа. Судя по тому, что в этом году у нас в стране никаких серьезных ЧП не было, давно в баню не ходили?

— Нет, знаете, в бане бываю регулярно — хорошим традициям стараюсь не изменять. Но нас, к счастью, действительно бог миловал от каких-то катастрофических событий: разрушительных наводнений, землетрясений. Они были, но не в значительном масштабе. Мы, конечно, сами себя тешим: по наводнениям мы такие замечательные, предприняли превентивные меры... Предприняли, конечно. Весной, например, на многих опасных реках пилили, чернили и взрывали лед, готовясь к половодью. Но, поверьте, пока еще качественно и квалифицированно мы не научились управлять рисками. Мы — это службы любой страны мира. У кого-то получается лучше, у кого-то хуже, у кого-то вообще не получается. Так что все равно надо готовиться к любой неожиданности. Но мы не оставляем попыток победить стихию. Хотя человек слаб и ничтожен.

— Вы правы, человек слаб. Но вас-то все равно воспринимают как Железного Феликса. Я даже слышала, кто-то песню “милицейскую” под вас переделал: “Если где-то человек попал в беду, Шойгу приедет, он все время на посту…”

— Я про себя тоже много всякого слышал. Но железных людей не бывает.

— Я видела, как плачут спасатели — во время последней командировки в Пакистане, после землетрясения. Когда была такая ситуация, что они не могли помочь детям. Но вас плачущим от беспомощности представить себе трудно.

— Были, конечно, такие ситуации, когда от бессилия хотелось плакать. О них не хочется вспоминать, но тем не менее они не уходят из памяти. Вот ты видишь человека, живого, под плитами. И знаешь, что через 15 минут после того, как ты его вытащишь, он умрет. И ты ничего не можешь сделать. Ни ты, не медицина.

В Нефтегорске, например, мы так потеряли девочку. Представьте себе ее мать — она держит девочку за руку, разговаривает с ней, та в полном сознании. И ты понимаешь, что сейчас своими руками этого ребенка убьешь — если поднимешь плиту...

— Это из-за синдрома сдавления — когда в зажатых органах перестает циркулировать кровь?

— Да, верно. Это на сегодняшний день очень большая проблема, которую наши медики стараются решить.

— Наверное, такое же чувство бессилия было у ваших подчиненных, когда в ноябре случился пожар на 25-м этаже жилого дома в Москве. Погибли 4 человека из-за того, что не хватило высоты пожарной лестницы…

— У нас действительно пока не хватает техники, чтобы спасать людей в таких небоскребах. Есть подъемник длиной 90 метров, но он один на всю Москву. И даже на всю Европу. Базируется он в пожарной части в районе метро “Речной вокзал”. И, к сожалению, быстро его перегнать в тот или другой конец столицы невозможно. На тот пожар в Сетуньском проезде подъемник ехал в сопровождении машин ГИБДД, и то застрял в пробках.

К сожалению, проблема спасения людей с верхних этажей высотных зданий сегодня актуальна для всего мира.

— Что же теперь — не строить небоскребов или людям, от греха подальше, не покупать квартиры на верхних этажах?

— Да упаси господи. Строить и покупать. Просто не надо нарушать правил противопожарной безопасности. Тот же пострадавший дом в Сетуньском проезде инспектора проверяли 4 раза. И выносили предписания об устранении нарушений. Там не были укомплектованы пожарные краны, неполадки систем внутреннего противопожарного водопровода, решетки и так далее. Предписания направлялись начальнику местного ДЕЗа, главе управы... Но чиновники на все смотрели сквозь пальцы — это, кстати, добавление к вашему первому вопросу о том, что наносит нашей стране наибольший ущерб.

Мы же, в свою очередь, планируем закупить четыре новых 90-метровых подъемника и 3—4 легких вертолета для спасения людей с крыш.


СПРАВКА "МК"

В 2005 году инспектора Госпожнадзора провели более 750 тысяч пожарно-технических обследований различных объектов, по результатам которых предложено около 5 млн. мероприятий по устранению выявленных нарушений требований пожарной безопасности.


— Кстати, пожарные часто жалуются, что вы им мало внимания уделяете: и в смысле техники, и в смысле зарплаты.

— На самом деле вопрос этот сложный и тяжелый. Огромное количество техники там действительно изношено, и тут их жалобы справедливы. Вот простая статистика. С 1992 по 2001 годы (тогда пожарные были в ведении МВД. — Авт.) из бюджета фактически не выделялось средств на приобретение пожарной техники. А мы только в 2002 году выделили средств на приобретение этой техники в 6 раз больше, чем в одном 2001 году. И увеличение идет каждый год.

Еще пример. За три года у отдельных категорий пожарных зарплата увеличилась в два раза. Но и это, я считаю, мало. Сейчас мы просто исправляем то, что надо исправить, и будем продолжать это делать. И еще: я никогда не разделял пожарных и спасателей. Все они наши сотрудники и каждый день достойно выполняют свой долг при той зарплате, которая у них есть, и на той технике, которая есть.

— Как говорится, на пожарных надейся, а сам не плошай. Скажите, правда, что в каждом доме должен быть огнетушитель? Нас так в школе учили.

— Желательно, конечно, чтобы был.

— А у вас дома есть?

— Есть. А что в этом удивительного? Вот задумайтесь: почему по нашим законам в машине в обязательном порядке должны быть огнетушитель и аптечка? За их отсутствие штрафуют. И почему нет закона, в соответствии с которым в каждом доме должны быть аптечка, противогаз и огнетушитель? Мы считаем, что в машине — это правильно, в поезде — правильно, в самолете... А вот у меня в доме — ничего страшного. Отстаньте все, я тут сам за все отвечаю. А ведь это элементарная культура безопасности.

— А на каком этаже вы живете?

— Я живу за городом, в своем доме. Квартиры в Москве у меня вообще нет.

— А я-то гадаю, почему вы такой свеженький и работоспособный. Оказывается, просто дышите чистым воздухом…

— В том числе. Но на самом деле расслабляться дома получается нечасто.

— А форму как поддерживаете? Вам ведь ваши 50 не дашь. Массаж, лифтинг?

— Еще скажите маникюр и педикюр... Просто должна быть гармония души и тела. Если общаться с друзьями — то с настоящими, если заниматься спортом — то с удовольствием. Я вообще не понимаю, как можно идти в спортзал только ради поддержания себя в форме. Я занимаюсь спортом, потому что мне это чертовски нравится. Футбол, плавание, хоккей…

— Вот насчет плавания… Я в бассейн тоже ходить люблю, но с некоторых пор боюсь. Почему у нас крыши-то стали так часто на головы падать? То в бассейне, то в колонии, то на заводе…

— Тут я не открою большого секрета — крыши падают потому, что многим сооружениям необходим срочный капитальный ремонт, а на него далеко не всегда находят деньги. Другая сторона проблемы — строительство нередко ведется с нарушением норм. Опять же бывают недостатки в проектировании. Чтобы в стране не повторились такие печальные события, как в московском “Трансвааль-парке”, надо прежде всего ужесточить ответственность проектировщиков и строителей за результаты их труда, а собственники таких сооружений обязаны провести их экспертизу. Самые опасные из них, я считаю, надо закрыть. К слову сказать, на 2006 год мы прогнозируем возрастание количества аварий, связанных с обрушением кровли зданий. Основная причина — более 60 процентов таких объектов в стране сегодня старше 50 лет.

— Какие-то мрачные прогнозы вы даете под Новый год. Давайте лучше чем-нибудь людей порадуем. Вот, например, вы в Хабаровск летали — там все готовились к худшему, но пока, тьфу-тьфу, ситуация складывается относительно благополучно. Катастрофы все-таки удалось избежать?

— Безусловно, власти края и мы предприняли все меры, чтобы люди не пострадали из-за загрязнения Амура бензолом. Я считаю, что было сделано все, чтобы эта ситуация не стала чрезвычайной по своим масштабам. И тем не менее о последствиях этой аварии пока говорить еще рано — надо дождаться весны, когда на Амуре растает лед и станут понятны истинные масштабы бедствия. Экологическая проблема скорее всего обострится, но не настолько серьезно, как нас пугают. Тем не менее к этому мы начали готовиться уже сейчас.


СПРАВКА "МК"

В состав поисково-спасательной службы МЧС входят 6 региональных отрядов. Их общая численность — 3718 человек. Большинство спасателей владеют сразу несколькими специальностями: аквалангиста, альпиниста, парашютиста, парамедика, взрывотехника и т.д.


— Сергей Кужугетович, а вы в Бога верите?

— Верю. Я же крещеный.

— А во всякие приметы, талисманы?

— В некоторые верю. Но, как говорится, без фанатизма. Например, я никогда перед вылетом у трапа не фотографируюсь.

— Водители еще на колеса…

— Ну я же говорю: без фанатизма.

— Вам в Перми, по-моему, дети подарили талисман, который должен отгонять злых духов. Вы его храните?

— Конечно, он у меня в кабинете стоит. Такой в форме камня, мальчик один подарил.

— И как — злых духов вокруг не наблюдается?

— Вы, надеюсь, не злой дух?

— Я — нет. Но недоброжелателей-то у вас, думаю, хватает.

— Как и у всякого человека, который делает дело.

— Но помимо камня вас от злых духов оберегает всенародная любовь. Вы же не случайно самый “долгоживущий” министр в России, в правительстве с 1991 года. А вот если бы вам сейчас сказали: Сергей Кужугетович, спасибо за службу, вы свободны. Боролись бы за кресло, доказывали свою нужность?

— Рано или поздно эти слова слышит каждый. Другое дело, что не каждый к этому готов. Естественно, психология человека складывается так, что он считает себя незаменимым. Но цепляться за кресло я точно не буду. Не буду доказывать свою нужность. Другое дело, если это коснется министерства в целом: пожарных, спасателей... Вот если им скажут “спасибо, до свидания”, то я точно буду бегать и доказывать их необходимость, буду биться за каждого. А если говорить про себя, то на этот счет есть много русских пословиц: свято место пусто не бывает, незаменимых у нас нет.


СПРАВКА "МК"

За 15 лет сотрудники МЧС участвовали более чем в 200 тысячах спасательных операций в России и за рубежом, результатом которых стали сотни тысяч спасенных человеческих жизней. За 11 месяцев 2005 года было проведено более 11,5 тысячи спасательных операций, в результате которых спасено около 80 тысяч человек, сохранено материальных ценностей на сумму свыше 14 млрд. рублей и оказана помощь более 1,5 млн. граждан.


— Мне кажется, сейчас у вас такой момент, когда вы больше подводите итоги, чем строите планы на будущее. Во-первых, год закончился, во-вторых, 15 лет службе, в-третьих, вам самому в этому году исполнилось 50. И все-таки, может, свербит какая-нибудь грандиозная мысль в голове?

— Да планов-то много, рано еще подковы отдирать. В масштабах страны мы намерены создать национальный антикризисный центр. А поскольку международный авторитет нашего министерства позволяет выходить с инициативами на мировой уровень, на повестке дня сегодня — создание международного агентства по чрезвычайным ситуациям, своего рода международного МЧС. Этот вопрос, кстати, активизировался после цунами в Юго-Восточной Азии. Такая структура позволит быстро и профессионально реагировать на любые чрезвычайные бедствия в любом уголке мира. Люди быстрее будут договариваться о помощи, не теряя драгоценных минут. Работа будет слаженнее, а значит, и более эффективной.

А что касается возраста, так на этот счет у Михал Михалыча Жванецкого есть хороший афоризм: “Что такое 60? Удивление в ее глазах, а все остальное то же самое...”





Партнеры