Как “Дозором” год встретишь...

Так и дня без блокбастера не проживешь

6 января 2006 в 00:00, просмотров: 511

Первый канал рискнул и устроил премьеру “Дневного дозора” в новогоднюю ночь. Без елки. В сумраке: света в фойе почти не было, VIP-гостям раздавали фонарики.


Ольга любила Гесера. Ради него она вскрыла могилу Тамерлана. Из-за этого началась Вторая мировая война. Светлана любила Антона и ради него пришла на бал Темных. Из-за этого наступил конец света. Алиса любила Костю и ради него решила отрезать себе палец вместе с кольцом Завулона. Из-за этого Завулон рассердился и... Первый фильм нового года об этом. О любви и риске. И о том, что в результате получается. Правда, мир будет спасен. Впрочем, как всегда. Но сначала — о самой премьере.

На входе в “Октябрь” стояли рыцари в доспехах и парни в бушлатах, на спинах которых было написано: “Горсвет”. Никакой мишуры и прочих атрибутов Нового года. По кинотеатру разгуливали ряженые — в костюмах вампиров, ведьм и прочей нечисти. Вместо Снегурочки и Деда Мороза на сцену вышли Константин Эрнст и Анатолий Максимов. Они очень волновались.

— Мы хотели сделать картину о человеке, которому страшно одиноко в большом городе, — сказал Эрнст. — Светлые и Темные — это не плохие и хорошие, а просто все по-другому. Темные — харизматичные и яркие. Светлые выглядят более скучно. Это фильм про нас. И мы настаиваем, что время действия — январь 2006-го, а место действия — Москва. С новым “Дозором” вас!

— Если вы полюбите наше кино, сделаете нашу жизнь праздником, — добавил Максимов.

Первую часть послания мы приняли. Потому что увидели. Вторую — поняли. Кто же не хочет, чтобы его любили? Особенно когда любовь приносит деньги. Но в эти новогодние дни хочется поговорить о чистой любви. Без денег. То есть о кино как о кино.

“Дневной дозор” хотел, чтобы мы его любили. Чем он нас удивил? Во-первых, головокружительными спецэффектами. На первом месте, конечно, гонка ведьмы Алисы в исполнении Жанны Фриске на красивой красной машинке — по фасаду гостиницы “Космос”. Но ею уже насладились все, смотрящие рекламу “ДД” на Первом канале. Правда, она почему-то используется во всех историях, которые рассказывают герои от первого лица. На самом деле Алиса, потрясенная смертью подруги, мчалась к Завулону (Виктор Вержбицкий) с призывом о мести. На втором месте, на мой взгляд, то, что в рекламе показывается фрагментарно и оттого непонятно, — смертельный танец Завулона и Кости (Алексей Чадов) в открытом пространстве на фоне того же “Космоса”, выбранного Лукьяненко на роль резиденции Темных. Красиво. Пронзительно.

Сам конец света, когда вздымается асфальт, вмиг рушатся дома и во всем городе пропадает свет, мы уже где-то видели. И не один раз. И не только в рекламе на Первом канале. Могу заверить, получилось не хуже, чем у них. Если считать по голливудскому счету, по спецэффектам идем 1:1. Для фанатов первого кино-“Дозора” — бонус: кукла-паучок, как волшебный клубок приводящая Городецкого к Алисе, которая спрятала мел судьбы.

Во-вторых, “ДД” удивил полной сменой идеи книжки. Оставлены только некоторые сюжетные линии — самые эффектные: обмен телами Антона и Ольги, появление Инквизиции, тяга Егора, сына Антона, к Темным. Сам Лукьяненко говорит, что доволен. Про финал, чтобы не портить удовольствия от просмотра, скажу только одно: ну очень напоминает “Матрицу”. Причем, как ни странно, возникает где-то на обочине сознания еще и ассоциация с фильмом “Москва слезам не верит” — то ли от того, как Гесер (Владимир Меньшов) с Завулоном на лавочке сидели, то ли еще от чего...

В-третьих и в-главных, о том, что удивило вообще всех. После фильма осталась радость за появление новой хорошей актрисы — Жанны Фриске. Без дураков. Девушка сыграла потрясающе. Сама того не желая, она вывела любовную историю ведьмы Алисы и вампира Кости на первый план. Причем сюжетно лав-стори выглядит бледновато, не прописанно. Но от сцены, когда Алиса пишет на стене мелом судьбы: “Костя жив. Костя жив. Костя жив” и тихо-безнадежно плачет, до сих пор — мурашки по спине. Она — лучшая, не побоюсь этого слова.

В-четвертых, в “Ночном дозоре” борьба шла между молодым поколением и золотым фондом кинематографа, и тогда команда Золотухин—Меньшов—Маркова уверенно и легко обошла юных. А в “Дневном дозоре” игра, подчеркиваю — опять же, ненароком, сложилась из противостояния мужского и женского состава. И дамы — Фриске, Тюнина, Порошина — с блеском ее сделали. Тюнина совершенно фантастически сыграла мужчину внутри себя — вот тут лучшие голливудские образцы, когда их барышни изображают их парней, отдыхают. Даже не то, как она смотрит футбол и поглощает бутерброды с колбасой, а то, как она смотрит на Светлану. Взгляд не просто любящий — по-настоящему мужской. Вот только следующие затем кадры, когда Ольгу (на самом деле — Антона) со Светланой бросают в райские кущи-водопады, все немного портит, добавляет привкус баунти. Реклама, на мой взгляд, в случае с “Дневным дозором”, вообще сослужила ему не ту службу — стикеры в метро намекают, что будет как “Даже не думай-3” (ну очень похоже героев и одели, и поставили). А кино-то о другом. Они хотели, чтобы их любили. Лучше не скажешь.




Партнеры