Шарик отучит ширяться

Открытие российских ученых: с наркоманами надо обращаться, как с суками

17 января 2006 в 00:00, просмотров: 1288

По последним подсчетам, количество наркоманов в стране докатилось до 6 миллионов. Печальная статистика провинциальных городов: практически каждый второй молодой человек в глубинке употребляет наркотики. А страшнее всего безысходность: медицинские светила единогласно утверждают — наркомания неизлечима...

Но в конце минувшего года произошло сенсационное событие. Государство признало принципиально новую методику избавления от наркозависимости, разработанную группой российских ученых, и приняло ее в безвозмездный дар. Ее эффективность превосходит самые смелые ожидания. О способе решения “нерешаемой” проблемы “МК” рассказал Антон Николаев, директор Московского института поведения (экспертный центр Комитета по безопасности Госдумы РФ).


— Мы согласны с тем, что наркоманию вылечить невозможно, — начал разговор г-н Николаев. — Это хроническая болезнь. То есть если человек перестал “ширяться”, то он не бросил, он просто находится в состоянии ремиссии и в любой момент может сорваться. Как герпес. Долго не появляется, но только про него забудешь, а он тут как тут. Но если подойти с другой стороны — рассматривать наркозависимость не как болезнь, а как набор приобретенных привычек, — то человека можно “отучить”. Он же не рождается наркозависимым, он им становится, то есть научается.

— В чем же заключается сенсационное ноу-хау?

— Мы просто взяли феномен зависимого поведения или мышления за точку отсчета. А мышление состоит из элементов, которые четко структурированы и срабатывают по определенным закономерностям. И их можно блокировать. Это не наше ноу-хау, это все давно описал академик Павлов, а мы — воспользовались.

— Вы хотите сказать, что опыты с собакой годятся для борьбы с наркотой?

— У человека, в том числе наркомана, такие же рефлексы, как у собаки. Помните знаменитый павловский эксперимент? Лампочка зажглась — собака нажала педальку и получила мясо. И так несколько раз: лампочка—педалька—мясо. В итоге появился рефлекс: загорается лампочка — у собаки выделяется желудочный сок, хотя она не успела еще педальку нажать, а мяса вообще еще в глаза не видела. Повторили несколько раз без мяса — рефлекс угас. Собака перестала обращать внимание на зажженную лампочку. Мы научились по этому принципу гасить рефлексы наркомана.

— А что такое рефлекс наркомана?

— Желание уколоться — рефлекс автоматического мышления. То же самое, как для нас ходить вертикально или балансировать при езде на велосипеде. Мы не задумываемся каждый раз, почему делаем так, а не иначе. Если цепочка действий (например, решил купить дозу — достал деньги — спрятался — укололся) в конечном итоге принесла положительный результат (получил кайф), то достаточно повторить ее от 7 до 21 раза, и рефлекс появится. По-научному — “встанет”. А управляется рефлекс образами, которые возникают через органы восприятия. У собаки — лампочка, у наркомана — шприц, например.

— “Погасить рефлекс” — значит, шприц показать, а дозу не дать?

— Именно так. Поэтому у нас скорее не лечение, а занятия, на которых наркозависимому поставят другой автоматизм. Это совершенно безопасный для здоровья метод и абсолютно научный. Никакой химии и даже никаких сложных психологических приемов типа гипноза. И что ценно, совсем недорогой.

— А сколько стоит избавление от рефлексов?

— У метода нулевая себестоимость. В дополнение к желанию наркомана “завязать” нужны специалист и помещение для занятий — вот и все затраты. Специалиста, кстати, обучить нетрудно — наш опыт показывает, что лучше всего для этого подходят почему-то люди с техническим образованием, в возрасте 30—40 лет.

Отломался — вновь забылся

— Сейчас так много клиник, которые сулят излечение от наркомании. Значит, там работают шарлатаны?

— Нет. Но во всех уставных документах написано: “Специфической особенностью клиники наркологических заболеваний является принципиальное отсутствие возможности выздоровления”. Поэтому большинство услуг на рынке лечения наркомании призваны лишь смягчить последствия и облегчить участь пациентов.

— Зачем тогда вообще ложиться в клиники? Это же дорогое удовольствие.

— Обычно родители сдают в центры своих “чад со стажем”, чтобы отдохнуть самим: вздохнуть спокойно и перестать какое-то время прятать по углам деньги.

— Но все-таки, почему медицина бессильна?

— Врачи считают наркоманию болезнью, при которой нарушается система обмена веществ. Поэтому пытаются изобрести таблетки или уколы, способные вернуть эту систему в прежнее состояние. Между тем у наркомана есть две зависимости: физическая и психическая. Первую побороть просто, а вот как избавиться от второй, до нас в мире никто не знал. А это куда важнее.

— Что представляет собой физическая зависимость?

— У нее простая схема. Оприходовал дозу — получил кайф. В следующий раз дозу нужно немного увеличить, иначе кайфа не будет. Так по чуть-чуть наркоман дойдет до предела возможного — тогда ему нужно “почиститься”. Когда в организме накапливается слишком много вредных веществ, они дают болевой эффект. То есть ломку. Как похмелье у алкоголиков.

— “Почиститься” — значит, обратиться к врачам?

— Это уж кому как нравится. В клинике вколют обезболивающее — неприятное состояние будет легче перенести. Опытные наркоманы и те, у кого нет денег на врачей, ломаются “на сухую” — то есть сидя дома, без лекарств. По большому счету никакой разницы нет, как с насморком: если лечить, пройдет за две недели, если нет — за 14 дней.

— Разве наркоман может самостоятельно вытерпеть ломку?

— Еще как может! Те ужасы, что показывают нам в фильмах, — чистой воды спектакль, рассчитанный на то, что наркомана пожалеют и принесут ему дозу на блюдечке. Одна мама рассказала, что сын ногтями вырывал вены на руках. Но стоило маме уйти из дома, как он тут же успокоился. Среди уголовников, например, очень много наркозависимых. И что? Когда они попадают на нары, спокойненько ломаются “на сухую”. В камере комедию разыгрывать бесполезно, там никто цацкаться с ним не будет. Они много лет мотают срок, не имея возможности уколоться, а потом освобождаются… и первым делом бегут за дозой. Потому что не решен главный вопрос: что делать с психической зависимостью? Сильнейшее, непреодолимое желание-то остается — оно гложет изнутри, становится идеей фикс. Но как раз в этот момент медики отпускают пациента: мы свое дело сделали, дальше, если хочешь, иди к психологам, к адаптологам… В итоге все возвращается на круги своя. Оздоровившийся наркоман бегом бежит за новой дозой. Мне ребята рассказывают, что, когда они лежат в клинике, считают дни до выписки. Поэтому ломаться “на сухую” в каком-то смысле даже лучше — болезненные ощущения хотя бы на неделю-другую отобьют желание уколоться.

Спокойствие, только спокойствие!

— Есть такой стереотип. Причиной наркомании принято считать глобальные катаклизмы: тяжелые экономические условия, нестабильность в обществе, ломка исторических конструкций, да вдобавок распущенность, реклама, тлетворное влияние Запада... Я же пришел к выводу, что первая причина — в семье. В 90% случаев виновата мама. Ее психологический портрет — волевая, успешная, подмявшая под себя всю семью, этакая фрекен Бок: “Слушай меня, сыночек, и все будет хорошо!” А сыночку уже за 30…

Именно поэтому мы прежде всего учим наркомана успокаиваться. Человек устроен природой так, что может пребывать либо в состоянии напряжения, либо в состоянии расслабления. Третьего не дано. Отношение этих состояний и определяет человека. Чаще расслабляется — здоровый, целеустремленный, благополучный. Почти всегда напряжен — больной, депрессивный, тянущийся к наркотикам. Напряжение задумано природой для решения конкретной задачи. Решил задачу — успокоился, пополнил силы. Самое подходящее место для расслабления — это дом. К потенциальным наркоманам, как правило, относятся те, кто не может расслабиться дома, те, кого семья постоянно напрягает. Приходится искать другой способ для снятия напряжения. Часто это происходит по схеме: “Хреново тебе? Никто не понимает? Все козлы? Расслабься!” — “А как?” — “А вот прими!”

— Что представляют собой ваши занятия?

— Мы разработали специальные тесты “на тягу” — этого, кстати, никто в мире еще не делал. Наркоман заполняет их в начале и конце каждого занятия, указывая, какие образы и с какой силой побуждают его употребить наркотик. Например, нужно по шкале от 0 до 5 баллов отметить крестиком, какие предметы в комнате ассоциируются с наркотой: постель, телефон, кассеты, музыка, одежда, записная книжка и т.д. Вот один парень ставит 5 напротив графы “музыка” и делает пометку: “Мумий Тролль”. Он обычно слушает эту группу и “ширяется”. Задача специалиста: разорвать в мышлении образную связку “Мумий Тролль” — героин. У вас, например, при виде лимона возникает во рту ощущение кислятины, так на занятии можно эти ощущения убрать. Принцип тот же: лампочка — педалька... а мяса не дали.

— Сколько времени длится обучение?

— Один календарный месяц — по два-три занятия в неделю. Само занятие продолжается два-три часа, есть домашние задания. При этом не важен ни стаж употребления, ни вид наркотиков, ни пол наркомана.

— Приступить к “учебе” может любой?

— Наркоману нужно отломаться, чтобы боль не отвлекала его от занятий, и очень хотеть. Он может не верить в методику — это как раз безразлично, — но должен очень сильно хотеть бросить. Если такого желания нет, мы, увы, бессильны.

— А если после занятий друзья предложат забить косячок? Трудно будет устоять?

— “Отучившийся” наркоман будет впоследствии к наркотикам равнодушен. Он не просто перестанет употреблять, он перестанет хотеть этого. Если я предложу вам выпить стакан бензина — вы же не захотите! И он сможет спокойно жить среди других людей, не вспоминая о дозе. Остальные методики тем и несовершенны, что рассчитаны на подавление желания: человек терпит год, два, даже десять — а потом срывается. И обычно, чтобы побороть себя, ему требуется полная изоляция — многие даже уезжают в специальные колонии, поселения, уходят в монастыри.

— От себя, наверное, не убежишь?

— Рефлекс-то никуда не делся! Как только “завязавший” наркоман попадет обратно в общество, появится какой-нибудь образ, связанный с наркотиком (это может быть что угодно: та же песня, одноразовый шприц в аптеке или состояние депрессии из-за смерти друга), — и сработает закон Павлова: лампочка—педалька—мясо. Человеку вообще очень трудно ограничивать себя в желаниях. Для примера: поставьте себе задачу целый день дышать только носом и посмотрите, сколько раз вы сорветесь.

— А погашенный рефлекс не проснется?

— Желание принять дозу пропадет навсегда. За исключением одного “но”: человек может снова стать наркоманом. Как в первый раз. Это закон природы: если рефлекс угас, при желании его всегда возможно восстановить. Если снова кто-то уговорит закурить косяк, этот первый косяк опять принесет кайф. Кайф захочется повторить. Доза увеличится. Через несколько повторов рефлекс встанет на свое место. Лампочка—педалька—мясо…





Партнеры