Ослепшая Фемида

Неуставные отношения с законом

18 января 2006 в 00:00, просмотров: 294

Недавно проведенная судебная реформа предоставила федеральным судьям неслыханную власть и полностью освободила их от каких-либо надзирающих органов. Единственная структура, которая может остановить зарвавшегося судью, — Квалификационная коллегия высшей инстанции. Но, как правило, коллегии сквозь пальцы смотрят даже на те решения федеральных судей, которые открыто попирают закон.

По тротуару Московского проспекта подмосковного Пушкино шла молодая беременная женщина. Ярко светило весеннее солнце, и настроение у нее было радужное. До родов оставались считанные дни. Она уже знала, что ее первенец — сын, и гордилась этим. Вместе с мужем уже подбирали ему имя. Неожиданно что-то сильно толкнуло ее в спину, и она упала.

Взволнованные прохожие увидели, как грузовая “Газель”, двигаясь задом по тротуару, сбила беременную женщину и покатилась через нее. Люди били руками по кузову, по стеклам машины, в которой на полную мощь грохотали динамики. “Газель” остановилась лишь в тот момент, когда кто-то из прохожих выскочил перед лобовым стеклом и яростно замахал руками. Уже мчалась “скорая”, когда водитель “Газели”, молодой парень, вышел из машины. Тротуар был залит кровью. Врачи “скорой” осторожно подняли переломанную машиной женщину, осторожно уложили ее на носилки и умчались в больницу.

Жанна Катаева погибла. Полученные травмы были несовместимы с жизнью. В течение 40 минут врачи боролись за жизнь родившегося сына. Но спасти мальчика не удалось. Мать и муж Жанны тяжело пережили эту трагедию, еще не зная, что им придется столкнуться с равнодушием и корыстолюбием чиновников.

Следователь Пушкинского УВД, капитан юстиции Светлана Буйвидене на первом же допросе попыталась убедить мать Жанны, что дочь и внука уже не вернешь, что водитель виноват, но готов компенсировать “моральный ущерб”. И предложила потрясенной матери не побрезговать и принять от семьи молодого водителя, которая владеет процветающим ООО “Заречье”, 5 тысяч долларов. Та ответила отказом. Более того, письменно заявила, что не доверяет следователю, и просила заменить ее. С этого момента в этом деле начались странности.

Суд начался 1 июля 2003 года — спустя 4 месяца после произошедшей трагедии. Правосудие вершила опытный федеральный судья Светлана Бабылина. Водитель Дмитрий Хромов признал свою вину. Хотя неожиданно появился свидетель, который утверждал, что Жанна, якобы поскользнувшись, сама попала под машину. И лишь после этого Хромов дважды переехал ее. В справке же ГИБДД значилось, что наезд он совершил средь бела дня, двигаясь по сухому тротуару на глазах у многих свидетелей. Хромов признал на суде, что “Газель” принадлежит ему и что на ней он привозил молочные продукты из Дмитрова в Пушкино. Суд был скорым, хотя признать его правым весьма трудно. Оказалось, Хромов убил только одного человека — Жанну Катаеву. Убийство ребенка Бабылина решила не рассматривать, поскольку посчитала его еще не родившимся.

Хромова приговорили к 3 годам лишения свободы, но с отбыванием наказания в колонии-поселении. Судья наложила арест на автомобиль, принадлежащий Хромову, и на его имущество. Забыв при этом почему-то направить постановление суда дмитровским приставам. А поскольку суд проходил летом, дело завалялось у судьи, что часто случается не только в Пушкинском суде. С приговором в течение двух месяцев не могла ознакомиться даже адвокат Катаевой. Все это время судья, видимо, “писала” приговор.

За эти два месяца “Газель” продали, и обнаружилось, что 22-летний Хромов гол как сокол. В декабре 2003 года Пушкинский суд вынес решение по иску Катаевой к Хромову о взыскании с него 243 557 рублей за моральный и материальный ущерб. Дмитрий в это время должен был отбывать срок в дмитровской колонии, но приставы его там обнаружить не смогли.

А потому и денег Зинаида Катаева, мать Жанны, долгое время не получала. После жалоб в различные инстанции начали приходить денежные переводы от Хромова. На сегодняшний день Катаева получила аж 9 тысяч рублей. А спустя год Хромова досрочно освободили из колонии.

Понятно, что владельцы ООО “Заречье” решили наказать строптивую мать. Еще бы — предлагали сразу отступное в 5 тысяч долларов, а она отказалась. Так Хромовы оценили две человеческие жизни. Если кто-то попытается убедить меня в том, что судья Бабылина совершенно бескорыстно держала дело у себя два месяца, я не поверю. Не поверю и в то, что она просто-напросто забыла направить постановление суда об аресте имущества в Дмитров.

Удивляет и другое. Зинаида Катаева написала жалобу в Верховный суд. И получила умилительный ответ, подписанный судьей В.Д.Анохиным. В нем он пишет: “Решение суда о том, что действия Хромова Д.В. подлежат квалификации по ч. 2 ст. 264 УК РФ, поскольку невозможно рассматривать еще не родившегося младенца как отдельного человека, основано на законе, и не согласиться с квалификацией действий осужденного оснований не имеется”.

За кого считает судья Анохин мать погибшей? Если на самом деле таков закон, то почему он не сослался на его конкретные статьи, которые якобы не считают родившегося ребенка полноценным человеком? Если же это статья Конституции или же Уголовного кодекса, то почему не указал их?

Обычно Фемиду изображают с повязкой на глазах и с весами в руках. Этим древние греки подчеркивали непредвзятость богини правосудия. Но это отнюдь не означает, что Фемида слепа или должна закрывать глаза на творящиеся беззакония.




Партнеры