Дамоклов меч импичмента

Опустится ли он на Джорджа Буша?

27 января 2006 в 00:00, просмотров: 210

В политическом словаре Вашингтона вновь замелькал “импичмент”. Элизабет Хольтцмен, член юридического комитета палаты представителей, которая в 1973—1974 годах занималась процессом импичмента Ричарда Никсона, говорит: “Давно пора”. На сей раз она имеет в виду Джорджа Буша.


Объявив “войну против терроризма” и злоупотребляя эмоциями американцев, потрясенных трагедией 11 сентября, Буш стал последовательно нарушать законы, которые он как президент обязан соблюдать и защищать. Он нарушает Конституцию США и законы, принятые конгрессом, включая уголовное законодательство. Он нарушает и международные законы — Устав ООН и Женевские конвенции. Обманным путем Буш втянул страну в войну против Ирака, использовав ложные данные о том, что якобы Ирак замышлял ядерный блицкриг, а Саддам Хусейн вместе с Усамой бен Ладеном участвовал в организации теракта. Наконец, совсем недавно стало известно, что по прямому указанию Буша происходит подслушивание тысяч американских граждан Агентством национальной безопасности (АНБ). Это грубое нарушение Закона о международной разведке (FISA).

Буш и его окружение утверждают, что президент имеет “право нарушать право в качестве Верховного главнокомандующего”. Но, согласно американскому праву без кавычек, вышеперечисленные шаги Буша — не важно, были они предприняты им в качестве президента или главковерха — представляют основание для его импичмента. Согласно Конституции США президент страны, который ставит себя выше закона и нарушает его, совершает преступление.

17 декабря прошлого года президент Буш признал, что он неоднократно давал приказания на подслушивание американских граждан, делающих международные телефонные звонки, не спрашивая согласия на то соответствующих судебных органов.

Когда президент начал отдавать противозаконные приказы о прослушке, даже некоторые сотрудники АНБ отказались от их выполнения. Заместитель министра юстиции отказался ставить на них свою подпись. И даже тогдашний министр юстиции Эшкрофт, лежавший в госпитале после операции, усомнился в законности этой акции президента, хотя был близким личным другом Буша. Специальный суд, созданный по закону FISA, также заявил о своих сомнениях.

Несколько слов о законе FISA. Он был принят в 1978 году под влиянием Уотергейтского скандала, стоившего Никсону Белого дома. Закон был нацелен на то, чтобы положить конец незаконным прослушкам американских граждан. Дело в том, что по приказу Никсона ФБР прослушивало телефонные разговоры 17 журналистов и некоторых сотрудников Белого дома. Журналисты, разоблачившие секретную бомбежку нейтральной Камбоджи в 1969 году, которую Никсон пытался скрыть от страны и конгресса, стали первыми жертвами прослушки. Никсон утверждал, что права были нарушены “в интересах национальной безопасности”. Однако в действительности прослушка имела внутриполитическую подоплеку и посему была противозаконной. Так же как Буш прикрывается терактом 2001 года в качестве оправдания, Никсон прикрывался войной во Вьетнаме.

Принимая закон FISA, конгресс США хотел сбалансировать защиту интересов национальной безопасности с защитой граждан от президентских злоупотреблений. Поэтому закон предусматривает создание специального суда, дающего право на прослушку. Если ситуация того требует, разрешение можно, точнее, нужно получить в течение трех дней. В противном случае прослушка становится незаконной. Кстати, спецсуд особых затруднений органам безопасности не чинил. Со дня принятия закона (1978 г.) он дал “добро” на более чем 10000 прослушек и запретил всего лишь четыре!

В оправдание своей противозаконной практики прослушек президент Буш выдвигает два аргумента (оба уже отвергнуты исследовательской службой конгресса). Он считает, что президент страны, выступающий в качестве Верховного главнокомандующего, имеет конституционное право нарушать законы в интересах национальной безопасности. Но, как подчеркивает исследовательская служба конгресса, Верховный суд США никогда не признавал за президентом это право в отношении прослушек и никогда не давал президенту “монополии над военной властью”, то есть президент в интерпретации Верховного суда является Верховным главнокомандующим вооруженными силами, а не государства.

Исполнительная власть в Соединенных Штатах контролируется системой сдержек и противовесов. Они не исчезают в военное время. Роль президента как Верховного не “поглощает” власть конгресса и Билль о правах. В Конституции США вы не найдете ни одного слова о том, что президент может нарушать права граждан и законы страны даже во время войны.

Тогда Буш отсылает конгресс к резолюции, принятой сразу же после теракта. Но эта резолюция уполномочивала президента на ведение военных действий против афганских талибов. О прослушках там не было ни слова. Более того, конгресс в принятой им резолюции вообще не распространял полномочия Буша на тайные операции на территории США. Когда Белый дом и конгресс обсуждали текст этой резолюции, Белый дом настаивал на внесении в него именно таких полномочий, но лидеры конгресса отвергли домогательства. Значит, и сам президент исходил тогда из того, что не располагает подобными полномочиями. Иначе зачем было ему просить то, что у него уже есть?

История с прослушками и нарушением закона FISA начинается далеко не с теракта. Он лишь повод для попыток президента Буша и вице-президента Чейни снять с исполнительной власти вериги-ограничители, наложенные на нее после Вьетнама и Уотергейта, чтобы восстановить “имперское президентство”, которое возводил Никсон.

Одно из серьезнейших преступлений, которое может совершить президент США, это обман конгресса и американского народа с целью вовлечь страну в военные действия, а тем более в войну. В случае, когда не надо немедленно реагировать на внезапное нападение, вопросы войны и мира решает народ в лице своих законных представителей. И президент Джонсон, и президент Никсон вовлекали США в войну, пользуясь обманными предлогами. Теперь то же самое повторяет и президент Буш. Ныне даже слепому видно, что саддамовский Ирак не обладал средствами массового уничтожения и посему не мог угрожать ими Соединенным Штатам.

Наказанием за подобную ложь по закону должен быть импичмент. Президенту Клинтону вынесли импичмент за то, что он солгал о своих половых связях с девицей Моникой Левински. Ложь Клинтона не стоила стране ни одной капли крови, лишь нескольких капель его собственной спермы. Ложь Буша уже обошлась стране гибелью более 2200 военнослужащих, не считая более 30000 иракцев.

Солгал президент Буш и тогда, когда во всеуслышание заявил: “Мы пытками не занимаемся!” Сегодня вопрос о пытках в американских тюрьмах на Гуантанамо и в Багдаде уже стал секретом Полишинеля. Пытки эти считаются преступлением согласно закону США от 1966 года “О военных преступлениях”, наказуемым вплоть до смертной казни.

Имеются многие свидетельства того, что президент Буш непосредственно санкционировал пытки. Если будет доказано, что негуманное отношение к заключенным было результатом поведения президента, то он сам может быть обвинен.

Президент Буш отчаянно сопротивлялся принятию закона (поправка Маккейна), грозя наложить на него вето. Вице-президент Чейни требовал, чтобы этот закон не распространялся на сотрудников ЦРУ, то есть чтобы они имели право пытать заключенных. Когда наконец закон был принят, Буш письменно застолбил свое право не выполнять его. Расследование скандала “Абу-Грейб” привело к осуждению лишь низших чинов.

Итак, меч импичмента навис над президентом Бушем. Но опустится ли этот меч на голову президента? Поскольку обе палаты конгресса — сенат и палата представителей — находятся в руках правящей республиканской партии, вряд ли можно ожидать, что законодатели пойдут на импичмент своего президента-однопартийца. Что касается состояния умов общественности, то, согласно опросу, проведенному Институтом Зогби, 50 процентов американцев за импичмент Буша, если будет доказано, что он лгал о причинах войны с Ираком.

Но в любом случае один тот факт, что сейчас на берегах Потомака слова “Буш” и “импичмент” оказались в одном ряду, убедительно свидетельствует о глубоком политическом кризисе, в котором очутился Белый дом, увязший в погоне за призраком “имперского президентства”.




Партнеры