Поспешите нас хоронить!

Москвичи отказываются отдавать последний долг родным и близким

20 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 1671

Недавний траурный скандал в поселке Кедровка Свердловской области, где местный гробовщик поленился хоронить неопознанные трупы и попросту выбросил их в снег возле могил, докатился до Москвы. Как стало известно “МК”, в ближайшее время будут проинспектированы все коммерческие фирмы, чей хлеб — чужое горе. Дома скорби проверят на предмет соблюдения правил погребения граждан. У столичных похоронных контор тоже есть повод для беспокойства. В последнее время горожане… отказываются хоронить родных и близких! Специалисты бьют тревогу: тела залеживаются в моргах по нескольку недель.


За Анной Васильевной не пришли ни на третий, ни на девятый день. Хотя забрать ее было кому: сын-обалдуй старательно утирал отнюдь не скупую мужскую слезу, когда к нему явился похоронный агент. Но время, видать, и впрямь лучший лекарь. Забрать из морга труп 80-летней матери москвичу до сих пор недосуг.

Этот случай — не рекордный. Бывало, что труп застревал между этим и тем светом на три-четыре месяца.

— Просто кошмар какой-то, — сетует руководитель центральной диспетчерской службы ГУП “Ритуал” Вадим Милов. — Самое печальное: когда мы начинали разбираться, выяснялось, что у всех “забытых” покойников есть родственники. Все документы они получили — медицинскую справку о смерти, гербовое свидетельство, — а потом… ушли на поминки. И с концами!

Сын Анны Васильевны настрадался до такой степени, что сначала даже не смог вспомнить, кто у него умер. Некоторые рассуждают еще проще: хороните, мол, покойницу сами, я здесь ни при чем.

— Самое обидное, что мы можем только взывать к совести таких горожан, — сетует Милов. — Штрафовать по закону не имеем права.

Родственнику Анны Васильевны мозги в итоге вправил участковый — после того как специалисты написали письмо в милицию. Но этот случай скорее исключение. Обычно достучаться до бессердечных родственников бывает куда сложнее. И в этих случаях городу приходится хоронить забытых покойников за свой счет. К счастью, пока случаев, аналогичных инциденту в Кедровке, в Москве не зафиксировано.

— Повторение “кедровского кошмара” в Москве невозможно, — считает директор ГУП Анатолий Прохоров. — Хотя бы потому, что все кладбища в столице муниципальные…

— Но разве не может муниципальный служащий схалтурить и выбросить труп, если ему, например, лень копать могилу?

— А ему и не надо копать. Тела в Свердловской области нашли в конце января, там был мороз около 40 градусов, и выкопать в такую погоду могилу (ее глубина должна быть не менее 1,5 метра), мягко говоря, проблематично. Тем более одному человеку. На московских кладбищах работает порядка трех тысяч специалистов, у нас самая современная техника, так что мы без труда в самые морозные дни захоранивали по 500 тел.

— А в каком виде? В Кедровке трупы лежали на снегу голые, в мешках…

— Скорее всего, это оплошность со стороны местной администрации. Ведь захоронение невостребованных и неопознанных должно быть за счет бюджетных средств. В Москве такие трупы обязательно одевают (рубашки, брюки, нижнее белье, тапочки) и кладут в гробы. Простенькие, но гробы.


СПРАВКА МК:

Право на бесплатные похороны в Москве имеют неработающие пенсионеры и мертворожденные младенцы. Для них предусмотрен “похоронный минимум” на 3400 рублей: простой гроб, обитый тканью, автобус “ПАЗ” в один конец (до кладбища или крематория) и само захоронение или кремация с выдачей урны.


Социальные работники ответят за то, что не интересовались мумиями.

Прокуратура Юго-Восточного округа столицы завершила расследование одной из самых загадочных историй с невостребованными покойниками. Об этом случае прошлым летом судачила вся Москва. В квартире на улице Артюхиной нашли трупы 93-летнего Тимофея Комарова, его 91-летней супруги Анны, их 63-летней дочери Аллы Ивкиной и 34-летней внучки Анны. Точнее, не трупы, а мумии!

Специалисты установили, что все домочадцы умерли в разное время. Самые пожилые еще в конце 90-х скончались от болезней. А их дочь Алла, помешавшись на религиозной почве, не стала хоронить родителей. После смерти пожилых людей женщины оставили их тела в комнате, а сами переселились на кухню. Там они и умерли. Ориентируясь на показания соседей, следователи предположили, что примерно в 2003 году скончалась Анна, а потом — ее мать. Но точное время смерти людей установить не удалось. Никаких телесных повреждений на мумифицированных телах не обнаружено. На взятой для экспертизы посуде не нашлось следов яда. Пожилые люди явно скончались от болезней, а мать с дочерью погибли от истощения. Вердикт следствия — помешательство на религиозной почве. Алла Ивкина устроила из квартиры нечто вроде склепа и в конце концов свела с ума родную дочь — интеллигентную женщину, кандидата наук, специалиста по западноевропейской литературе.

Прокуратура вынесла представление ОВД “Текстильщики” и районному управлению соцзащиты. Виновных в том, что судьбой семьи Комаровых—Ивкиных много лет никто не интересовался, должны привлечь к дисциплинарной ответственности. Уже после смерти на их пенсионные счета было начислено в общей сложности 73 тысячи рублей. Теперь сын Тимофея Комарова претендует на часть этих денег, чтобы возместить затраты на захоронение родных. А неприватизированная квартира Комаровых—Ивкиных стала собственностью государства.



    Партнеры