Сбить или не сбить? Вот в чем вопрос

Анатолий Корнуков: В Законе о госгранице сказано: “Пресечь”. А как это? Остановить в воздухе?

2 марта 2006 в 00:00, просмотров: 216

Генерал армии Анатолий Корнуков 1 сентября 1983 года в должности командира корпуса ПВО принял решение на уничтожение южнокорейского пассажирского самолета, который вторгся в воздушное пространство СССР на Дальнем Востоке. В 1991—1998 годах генерал Корнуков был командующим Московским округом ПВО, а с 1998 по 2002 год — главкомом ВВС России.


— Пока по существующему законодательству четко определено, что войска ПВО должны сбивать лишь боевые самолеты противника. Статья 35 Закона о госгранице запрещает уничтожать суда с пассажирами на борту.

Однако, захватив пассажирский лайнер, террористы могут направить его на административные, промышленные и военные объекты Москвы. И тогда лайнер становится противником.

— Но на борту ведь люди!

— Верно. Но разве камикадзе нанесет меньший ущерб, если сам их уничтожит? Да еще направит самолет, к примеру, на Кремль или атомную станцию?

В ныне действующем Законе о госгранице по отношению к войскам ПВО используется терминология пограничников. Там сказано: “Пресечь”. А как это? Остановить в воздухе? Посадить? Точных действий для командира не предусмотрено.

Но я скажу, что применение средств ПВО в отношении пассажирского лайнера, захваченного террористами, возможно и при существующем законодательстве. В этой ситуации все будет зависеть от конкретного командира, который может дать команду на поражение самолета с террористами, а может воздержаться...

— ...И в любом случае он будет виноват. Как говорит командующий ПВО Москвы генерал-полковник Юрий Соловьев, “если собью, то на меня наденут наручники, и если не собью — тоже наденут”.

— В том и другом случае он может доказать свою правоту, поскольку в существующем законодательстве четко так и не прописан порядок действий должностных лиц. А закон должен четко обязывать командира выполнить свое предназначение. Ведь некоторые должностные лица прежде всего думают не о том, как выполнить задачу, а как в случае чего не “залететь” самому.

— И сколько времени у них есть на подобные метания?

— К примеру, из аэропорта “Внуково” взлетел “Ту-154”, захваченный террористами. В этом случае его подлетное время до центра столицы — меньше минуты. Можно ли успеть за это время его посадить? Тут уж надо знать наверняка, террорист на борту или просто так — пилот заблудился. И здесь, на мой взгляд, должны определяющую роль играть спецслужбы.

— Разве ПВО успеют за минуту развернуться, выпустить ракету или поднять в воздух истребитель?

— Сбить захваченный самолет при подлете к столице смогут успеть лишь расчеты зенитных ракетных войск. И то если до этого они будут приведены в готовность номер один — готовность к открытию огня. Тогда им хватит и 30 секунд. А вот самолеты-истребители подняться не успевают, поскольку ближайший к Москве аэродром — в Курске. Так что здесь надежда только на зенитчиков и правильно принятые решения.

Кстати, несколько лет назад прорабатывались варианты создания технических средств, которые позволили бы взять с земли управление захваченного террористами самолета в режиме автопилота. Тогда его при необходимости можно было бы отвернуть в сторону от опасных объектов. Такие разработки есть, но они, как всегда, у нас не могут пробиться сквозь чиновничьи препоны.


Справка МК:

КСпН несет ответственность за противовоздушную оборону столицы, прикрывая 140 объектов государственного управления, промышленности и энергетики, транспортных коммуникаций, АЭС. Сегодня войска КСпН контролируют воздушное пространство на площади 1,3 млн. кв. км, обеспечивая безопасность до трети населения России.


ЧЕМ СБИВАТЬ?

Для прикрытия границ России с воздуха нужно порядка 650 зенитных ракетных комплексов “С-300”. На вооружении ПВО их осталось около 100 штук. Из них: около 30 комплексов модификации “С-300ПМ” (1992—1993 годов) и еще около 70 штук “С-300ПС” (70—80-х годов).

В 2007 году кончается срок эксплуатации всех комплексов “ПС”. Из “ПМ” останется только 20. Остальные уйдут по старости. Правда, в резерве хранится еще около 90 штук “С-300ПС”. После капремонта — на него нужно 4 млрд. рублей — их можно было бы поставить на боевое дежурство. Но для них нет запчастей. Их давно перестали выпускать в расчете на то, что к тому времени, как запас окончится, придут новые системы ПВО. Но они не пришли.

Кроме того, 80% ракет для “трехсотки” выслужили все допустимые сроки. Их просто опасно применять, а также — 85% средств автоматизированного управления командных пунктов — без них невозможно выполнить пуски.

Критическую ситуацию в ПВО мог бы спасти новейший комплекс “С-400 Триумф”, который уже прошел госиспытания. Но в планах закупки на 2006 год он даже не упоминается. Для защиты воздушной границы России их потребуется около 200 единиц. И если при сегодняшнем финансировании их покупать по 2—3 штуки в год, то прикрыть всю страну можно за 70 лет.

Положение ПВО Москвы самое благополучное. Однако и здесь исправность авиатехники в авиационных полках войск Командования специального назначения (КСпН, бывший Московский округ ВВС и ПВО) не отвечает современным требованиям. В интервью газете “Красная звезда” генерал-полковник Юрий Соловьев рассказал:

— Исправность самолетов “МиГ-29” пока еще более шестидесяти процентов, однако по парку “Су-27” она уже менее пятидесяти, а по “МиГ-31” — около сорока. Ресурс зенитных ракетных систем С-300ПС (15—20%) и С-300ПМ (около 25%). По уровню исправности техники ни одна из частей зенитных ракетных и радиотехнических войск не удовлетворяет требованиям, предъявляемым к частям постоянной готовности. На все Военно-воздушные силы — всего четыре авиационных полка постоянной готовности. Не дивизии, а полка! А в зенитных ракетных или радиотехнических войсках нет вообще ни одной части постоянной готовности.

Чтобы хоть как-то поддерживать боеготовность, в войсках КСпН вынуждены идти на крайние меры — во время несения боевого дежурства снимать работающие узлы с одних единиц техники и переставлять на другие.


А КАК У НИХ?

ГЕРМАНИЯ — в январе 2005 года принят закон о безопасности воздушного пространства, позволявший сбивать захваченные террористами самолеты. Однако в феврале 2006 года Федеральный конституционный суд Германии в Карлсруэ признал неконституционным и недействительным этот закон.

США — после терактов 11 сентября 2001 года президент Буш распорядился сбивать любой пассажирский самолет, который летел бы в сторону Вашингтона вопреки приказу изменить курс. Кстати, до сих пор продолжают ходить слухи о том, что захваченный террористами самолет, упавший 11 сентября в Пенсильвании, был сбит американскими военными.

В октябре 2003 года глава Объединенного командования противовоздушной обороны Северной Америки генерал Ральф Эберхарт заявил, что ВВС США психологически готовы сбивать пассажирские самолеты, захваченные террористами, — отработку этого маневра они производят несколько раз в неделю. По словам генерала, решение о том, что самолет будет сбит, может быть принято только высшим военным руководством после многочисленных проверок. Пилоты и наземные службы ПВО проинструктированы, каким образом может быть отдан такой закодированный приказ.

ПОЛЬША — в январе 2005 года принят антитеррористический закон, разрешающий сбивать захваченные террористами самолеты. Решение об обстреле может принять либо министр обороны, либо командующий ВВС.

СЛОВАКИЯ — в феврале 2005 года правительство одобрило закон, разрешающий военным сбивать гражданские самолеты, захваченные террористами.

ГРЕЦИЯ — в мае 2004 года греческие власти заявили о своем намерении сбивать все самолеты, которые попытаются нарушить ее воздушное пространство во время Олимпийских игр и не изменят свой курс после предупреждения.




    Партнеры