Предпоследний из могикан

Виктор Онопко: “Время прощаться пришло — и кошки на душе не скребут”

9 марта 2006 в 00:00, просмотров: 600

Каждый обычно сам для себя определяет, когда с большой футбольной сцены уходить. И если 36-летний Андрей Канчельскис (последний из могикан — чемпионов Европы-1990 в составе молодежной сборной СССР) все еще за самарские “Крылья Советов” бегает, то Виктор Онопко, ровесник его и культовый футболист, на покой собрался…

- Скажем так: 80 процентов против 20, что я с футболом завязал, — пояснил в интервью “МКФ” многолетний капитан сборной России. — Почему не 100? Есть еще нюансы… Например, в Испании через пару месяцев новое трансферное окно откроется, и если поступит стоящее предложение, а у меня будет желание играть, то все может быть. Хотя сам я, честно говоря, сильно сомневаюсь в том, что снова выйду на поле. Можете так и написать: скорее всего Онопко с футболом закончил.

— И это несмотря на то, что предложений у вас и в минувшее межсезонье хватало?

— Да, наклевывался вариант в английской премьер-лиге, легко можно было найти себе команду в Испании, пусть даже и не в элитном дивизионе. Так, хихонский “Спортинг” звал. Причем предложение было очень интересным. Второй испанский дивизион, недалеко от дома, но… Понимаете, “Спортинг” и “Овьедо” (команда, за которую Онопко многие годы выступал. — Р.В.) — это как “Спартак” и ЦСКА в России. Переход из одного клуба в другой практически невозможен... Еще меня “Алания” приглашала. Но я, несмотря на то что очень люблю эту команду, вынужден был отказать. Очередной сезон провести вдалеке от семьи, одному… Такой вариант я даже не рассматривал. Быть рядом с родными — этот момент имеет для меня сейчас первостепенное значение. Дети растут, а ты их практически не видишь… Согласитесь, во всем этом мало приятного.

— С женой по поводу продолжения карьеры советовались?

— Ей главное — чтобы я рядом был. А так она меня в любом решении поддержит. Просто мы оба прекрасно понимаем: рано или поздно мне придется уходить. Так почему не сейчас? Я абсолютно спокойно отношусь к тому факту, что мое время пришло. И кошки на душе не скребут. Я своей судьбой доволен.


“На горных лыжах катался — нагрузочка приличная...”



— Но скучать-то по футболу будете? Или уйдете как отрежете?

— Ну отрезать все это нельзя: футбол — он ведь раз и навсегда. А насчет тоски… Думаю, мне просто некогда скучать будет. Потому как бросать это занятие я не собираюсь. Буду играть для себя, потихонечку… И потом собираюсь в Москве в Высшую школу тренеров поступить. Но это только в следующем январе будет. В этом году я уже опоздал.

— То есть все-таки собираетесь в футболе остаться?

— Хотелось бы, конечно. Я ведь, по сути, кроме футбола, ничего больше в жизни и не знаю. В то же время зарекаться не хочу. Может, и бизнес какой открою… В любом случае спортивную форму буду обязательно поддерживать. Я и сейчас стараюсь кондиций не терять. На горных лыжах тут недавно катался. Нагрузочка, скажу я вам, приличная. Плюс ежедневные пробежки. Плюс теннис. Ко мне в Овьедо ребята приезжают — Валера Карпин, Юра Никифоров, так мы с ними рубимся по 2—3 часа в падель (так в Испании называют сквош. — Р.В.)! А еще мы недавно все вместе в мини-футбольном турнире участвовали — в Германии. Я, Мостовой, Карпин, Никифоров, Радченко, Кирьяков, Стауче, Ледяхов… Представляете, первое место заняли! Самих бразильцев во главе с Карекой обыграли! Причем довольно легко.

— Не заржавели, значит, старые спартаковские связи?

— Абсолютно! Я так думаю: соберись мы такой командочкой в большом футболе — так и в первенстве России бы не затерялись...

— Что вам друзья-то по поводу карьеры советуют? Карпин, Никифоров... Они-то уже с большим футболом закончили.

— Смеются: завязывай, сколько можно играть? (Улыбается.)

Прощальный матч не думаете устраивать?

— Хотелось бы, конечно, какие-то проводы организовать. И я уверен: болельщикам это было бы интересно! Только сам я за эту затею браться не хочу — некрасиво как-то самого себя пиарить. А других желающих пока не видно.

— Чем сейчас-то занимаетесь?

— По дому хозяйничаю, жене в ее гимнастической школе помогаю. Привезти что-то, отвезти, организовать… Какие успехи? Пока мы только развиваемся. Хотя уже есть и чем похвастаться — у нас, например, две чемпионки страны в своем возрасте занимаются.

Другое дело, что гимнастика для Испании — это далеко не футбол. К этому виду спорта здесь нет такого пристального внимания.

— Я так понимаю, вы твердо решили в Испании осесть?

— Да, в Овьедо. Жить-то можно было и Москве, и в Донецке (благо и там, и там квартиры имеются), но пока дети в школу ходят, мы решили с места не срываться. Смысла нет.



“В душе я спартаковец”


— Книгу мемуаров на досуге написать нет желания?

— Есть такие мыслишки… Может, в ближайшее время и засяду.

— И какое событие в этой книге “самым памятным” выведете?

— Да много было моментов… Самой большой своей удачей считаю три российских “золота” и Кубок СССР/СНГ, что я в составе “Спартака” взял. То время вообще лучший период в моей карьере. И команда у нас была великолепная, и победы штамповали одну за другой… Я, кстати, до сих пор переживаю, что мне в “Спартаке” карьеру закончить не удалось. Тем более после “Алании” меня туда приглашали. Но я Романцеву слово дал — и ушел вместе с ним в “Сатурн”. А так, конечно, красиво было бы — и начинал в России за “Спартак” играть, и закончил там же. Я и по сей день себя в душе спартаковцем считаю…

— С победами все понятно. Ну а самая большая неудача в карьере?

— То, что мы вместе со сборной мимо чемпионата мира-98 и первенства Европы-2000 пролетели.

— Есть эпизоды, за которые лично вам стыдно?

— Единственное, о чем сожалею, — о том письме против Садырина, что я в ноябре 93-го вместе с другими сборниками подписал. Хотя потом перед Павлом Федоровичем и извинился, и на чемпионат мира поехал, но…

— А чем гордитесь?

— Тем, что всегда честно делал свое дело. Именно этого я, кстати, могу всем начинающим футболистам пожелать. Отдавайтесь футболу полностью — и он обязательно повернется к вам лицом!


Они покинули чемпионат России


Помимо Онопко, уехавшего в Испанию и подумывающего о завершении карьеры, наше футбольное первенство в это межсезонье лишилось еще целого ряда ярких личностей.

Манише (“Динамо” — “Челси”)

Ну не заладилось у звездного португальца (самого дорогого, кстати, игрока в истории наших чемпионатов) в России! Все эти высказывания о суровой московской действительности, неяркая игра… Что ж, насильно мил не будешь. И то, что прокатывало у Иво Вортманна (помните, был у “Динамо” в прошлом году такой тренер?), у Семина не прошло. “Будут играть только те, кто этого хочет!” — сразу заявил он. Манише не захотел и отправился в “Челси” — аккурат под светлы очи соотечественника Моуринью. Но только в аренду. В очередь с ним, кстати, и другие португальцы из “Динамо” потянулись: Жорже Рибейру — в “Малагу”, Фрешо — в “Брагу”, Коштинья — пока в никуда…

Неманья Видич

(“Спартак” — “МЮ”)

Столп обороны “Спартака” в минувшее межсезонье был просто нарасхват! “Фиорентина”, “Палермо”, “Ливерпуль”, “Астон-Вилла” — все горели желанием видеть в своих рядах защитника сборной Сербии и Черногории. Но только когда на охоту вышел сам “Манчестер Юнайтед” во главе с легендарным сэром Алексом Фергюсоном, “Спартак” сдался. Просто красно-белым поступило такое предложение, от которого не отказываются. Ведь за такие деньги (порядка 11 миллионов евро) из России еще никто не уезжал!

Лима (“Локомотив” — “Катар”)

Еще какой-то год назад вся футбольная Россия была от этого железного бразильца без ума… И вот — грустное завершение яркого романа с “Локо”. Ссора с одним из руководителей клуба, темная история с изнасилованием москвички, и как следствие — досрочное расставание. Сейчас Лима, в ожидании июльского завершения контракта с “Локомотивом”, пылит в Катаре, выступая на правах аренды за одноименный клуб. Одно время, правда, поговаривали о желании Семина вернуть полузащитника в Россию — уже в “Динамо”. Но в итоге бело-голубые решили сделать ставку на другого джокера — по фамилии Смертин.




Партнеры