Стенограмма пресс-конференции в «МК»

руководителя Департамента ЖКХ и благоустройства города Москвы Артура Кескинова и 1-го заместителя руководителя Центра информационного обеспечения и содействия реформе ЖКХ в Москве Ирины Шрамко

14 марта 2006 в 00:00, просмотров: 176

1 марта 2006 г., 12.00


Ведущий — Сергей Рогожкин — руководитель пресс-центра газеты “Московский комсомолец”.


Рогожкин: Дорогие друзья приветствую всех вас в пресс-центре газеты “МК”. Поздравляю всех с первым днем весны, хотя это явно не конец отопительного периода и проблем, которые решаются в Москве в этой связи. Пресс-конференция, которую согласились дать руководители города, Департамента жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Артур Кескинов и первый заместитель руководителя Центра информационного обеспечения и содействия реформе ЖКХ в Москве Ирина Шрамко. В связи с тем, что есть еще и час “Х”, 1 марта — необычный день, с точки зрения действия жилищного кодекса России, тех процессов, которые связаны с его введением в Москве. Той большой и явно непростой работой, которая была и будет связана с выбором управляющих организаций жильцами. Как мы условились, вступительное слово ему с вопросом: что же для вас означает начало весны и сегодняшнее 1 марта.

Кескинов: Я хотел бы поблагодарить всех присутствующих за то, что такое внимание уделяется в первую очередь Комплексу городского хозяйства. Поблагодарить, за ту объективность, которая была представлена за этот непростой зимний период 2005-2006 года. Один из главных вопросов, который мы сегодня хотели с вами обсудить — это реализация Жилищного Кодекса. Я постараюсь свое видение этого дела вам донести. И прокомментирую первый вопрос, который задал Сергей Иванович по поводу самого 1 марта, этого часа “Х”.

В 2005 году вступил в действие Жилищный Кодекс, который определил, что до 1 марта 06 года собственники каждого дома должны были определить для себя управляющую компанию. В противном случае эти полномочия должны были быть реализованы на региональном уровне местной властью. Но, к сожалению, для того, чтобы принять такие решения и их реализовать, нужны определенные нормативные документы, и есть определенный пробел в плане их выпуска. Только 6 февраля этого года было принято постановление Правительства РФ, которое определило Порядок отбора этих управляющих компаний органами власти по открытому конкурсу, в случае, если собственники свой выбор по каким-то причинам не сделали. Понятно, что за 2-3 недели до требуемого срока (1 марта) ничего реально провести было нельзя. Это понимали и те специалисты, которые готовили это постановление в Правительстве Российской Федерации. Более того, Госдума, понимая эту ситуацию, еще в конце декабря продлила действие этого пункта Жилищного кодекса до 1 января 2007 года. Мне кажется, сегодня та активность, которая была проявлена в плане выпуска необходимых документов для реализации Жилищного Кодекса на федеральном уровне, должна стать системной работой. Они должны четко и ясно на своем уровне определить и разработать все необходимые документы (по стандартам ЖКУ, по критериям отбора управляющих организаций и многое другое). И вообще Порядок, должен быть как-то расширен и адаптирован конкретно к каждому региону. Я бы прокомментировал 1 марта именно так.

Шрамко: Мы сейчас живем в очень непростое и сложное время - меняется система управления жилищным фондом. Однако важным является изменение психологии наших граждан. 75% жителей являются собственниками, но они ни психологически ни экономически к этому не готовы. Существуют разные мифы, что Жилищный кодекс наделив собственностью граждан, определил для них очень жесткие рамки выбора управляющих организаций, внезапно ввел многие новые понятия. Но это не так. Да существует информационный вакуум, у многих жителей отсутствует необходимая информация и знания. И даже не потому, что плохо работают журналисты или органы власти. Ну уж так у нас повелось — «грянет гром» — изучаем вопрос. Я очень благодарна тем журналистам, которые этой теме посвящают весь этот год очень много материалов. Поэтому мы сегодняшнюю пресс-конференцию департамента считаем очередным этапом активизации большой и сложной информационной работы, которую мы вместе с вами предполагаем сделать для нашего населения. Мы для журналистов подготовили очень большой материал, который представлен вам на CD дисках, и содержит большое количество нормативных документов, методических рекомендаций, справочной информации. Это то, чем вы могли бы пользоваться в своей работе. Население понимает реформу ЖКХ и Жилищный Кодекс так, как оно о нем знает. Мне хотелось бы, чтобы мы с вами как можно больше этой информации передали людям. Буду очень благодарна за такое внимание и понимание этой сложной и важной задачи. Сегодняшняя встреча - это не единственная наша встреча. В конце декабря в департаменте мы уже проводили семинар обучающего порядка с журналистами. Мы готовим еще два семинара по различным темам реформы ЖКХ. Одна из них — понимая, что за сегодняшний час все вопросы мы с вами не охватим, — специфика управления многоквартирными домами.

Кескинов: Я думаю, что тут принципиален не вопрос о не детализации документов, которые сейчас готовятся правительством Москвы, какого они профиля. Речь идет о том, насколько ясно мы понимаем проблемы и насколько программно эту работу мы построили — это самое главное. Я хотел добавить, что мы уже на сегодняшний день имеем программу мероприятий по реализации Жилищного кодекса до 2007 года. Если говорить честно и откровенно о готовности города, то ряд мероприятий, которые в городе идут последние 10 лет, способствуют решению задач Жилищного Кодекса. Что я имею в виду? Это и большое количество ТСЖ и ЖСК, которые сегодня есть в городе. Сегодня в Москве созданы — 1,5 тыс. ТСЖ и более 2300 ЖСК ( около 10% жилищного фонда), что больше чем в среднем по России (2%). Хрупкая, не везде эффективная, работа ТСЖ, но здесь есть индивидуальный фактор, все зависит от того, кто возглавляет ТСЖ или ЖСК. Понятно, что на сегодняшний день большинство из них обслуживаются нашими дирекциями единого заказчика, которые фактически сегодня в городе являются монопольными среди всех управляющих компаний. Есть ТСЖ, которые нашли нормальные эксплуатирующие организации, заключили с ними договора и реально, по мере своих потребностей, строят свою смету расходов и доходов и эффективно управляют. В городе идет установка приборов учета в домах. Недавно на заседании Правительства обсуждался этот вопрос и в целом, если говорить об эффективности этой работы, то понятно, что первый этап — домовые приборы учета, это уже, порядка 8-12% — экономия реального потребления ресурсов. Это очень важно. Город выделяет сегодня средства на предоставление жилищных субсидий примерно на 500 тыс. семей. Была проведена большая работа, они стали адресными. У каждого москвича, который получает эту субсидию, есть свой персонифицированный счет. Это тоже один из элементов подготовки, именно к реализации проблем, которые сегодня в рамках жилищного кодекса придется решать — социальная защита населения. Мы создали систему ЕИРЦ — это важный аспект, удобный, в первую очередь для самих москвичей. Она позволяет проверить правильность начислений, проверить переплаты, повысить качество обслуживания москвичей и прозрачность финансовых потоков. Создание ЕИРЦ сняло 2 проблемы. Первое: удобные помещения и качество обслуживания, где с точки зрения самого жителя, можно выяснить все вопросы с начислениями. Второе: создание ЕИРЦ за этот небольшой период, чуть больше года, обеспечило увеличение платежей на 20%. Т. е. эта система сейчас полностью прозрачна, анализ этой системы показал что, как правило, обязательными плательщиками являются малообеспеченные семьи. Самые аккуратные плательщики на сегодняшний день — это малообеспеченные семьи, которые имеют малый доход и получают все субсидии. А остальные: собственники, второе жилье — они менее дисциплинированны, они считают, что они всегда смогут погасить долги и платят нерегулярно. Ряд мероприятий, который проведен в городе за последний период, мне кажется, дает возможность более плавно перейти к реализации тех задач, которые поставлены Жилищным кодексом.

Вопрос журналиста: В какие сроки будут проведены работы по формированию земельных участков под домами. На основании каких документов они выделяются. Какими полномочиями будут обладать собственники управляющие этими домами?

Кескинов: Земельный вопрос он всегда был такой вязкий и всегда трактовался по-разному. У меня убеждение одно и я думаю, что оно правильное. На сегодняшний день оформлению земельных отношений ничего не препятствует, для существующих товариществ. Речь идет о том, что есть придомовая территория, которая в рамках существующего проекта относится к данному дому, есть ненормативные участки земли. Там 2 принципиальных вопроса. Первое: сама процедура оформления должна идти после межевание этих земельных участков. Второй вопрос: если это детская площадка, прогулочная зона и т. д., то принципиально, для города будет не перепрофилирование этой зоны. С оформлением проблем нет. Сегодня никаких преград, для того, чтобы действующему ТСЖ это дело оформить, я не вижу.

Вопрос журналиста: Если я вас понял правильно, то межевание прошло под домами?

Кескинов: Межевание на сегодняшний день в городе прошло процентов на 12, город за это платит — это отдельная работа.

Шрамко: Любой земельный участок под домом рассчитывается из расчетных величин при проектировании каждого дома. Но, что делать жильцам тех домов, где плотная жилая застройка: дома стоят много десятков лет, и тех земельных участков, которые предусматривались при проектировании, сегодня нет. Для новых районов, для маленьких городов этой проблемы не существует. Проблема есть для крупных городов, особенно для Санкт-Петербурга, где плотная застройка, проблема для Москвы. И в этой ситуации возникает проблема, как определить тот земельный участок каждого дома, который фактически уже может быть меньше нормативного. Это можно сделать только при межевании территории для того, чтобы определить долю земельного участка каждого дома. У дома есть уборочная территория, которую мы оплачиваем. Ее оформлять не нужно, она принадлежит на праве общей собственности всем собственникам дома. Вообще земельный вопрос он большой и очень сложный, особенно для тех городов, где земли мало и она дорогая. Я предлагаю журналистам для освещения этого вопроса воспользоваться той информацией, которая у вас есть в раздаточных материалах. А если есть дополнительные вопросы, то мы готовы на них ответить.

Отвечаю на ваш второй вопрос по поводу важнейших документов, без которых нашим собственникам практически невозможно управлять домами. Действительно, в городе разработаны и методические рекомендации, и критерии выбора управляющей организации и самое главное, что я считаю необходимым для развития самоуправления - это договор управления. Мы разработали примерный договор управления: это большой и очень подробный документ, с большим количеством приложений, учитывающий контроль качества предоставляемых услуг, с описанием видов предоставляемых услуг и общего имущества собственников дома и т. д. Когда на рынок выходят частные компании — у них есть риски. А когда собственники начинают взаимодействовать не с государственными управляющими организациями (т.е. с органами власти), где они более или менее защищены, а с частными структурами — они тоже должны быть защищены. И в этом случае договор управления является одним из важнейших документов, который защищает жителей. Но он также защищает и управляющие частные организации, потому что именно он определяет права и обязанности сторон и многое другое при управлении домами.

Вопрос журналиста: В какие сроки будет проведено межевание, потому что без этого людей не допускают во дворы?

Шрамко: Есть плановое межевание, и каждая префектура формирует перечни домов по программе формирования кондоминимумов, которая действует у нас в Москве уже в течение 5 лет. Эта работа проводится за счет городского бюджета, а не за счет собственников квартир. Но те собственники, которые хотят, чтобы у них эта работа прошла быстрее и готовы эту работу оплачивать (они и сейчас это делают), могут обратиться в специальные подразделения, которые этим занимаются либо в управе, либо в префектуре,.

Кескинов: Если говорить на перспективу по тем темпам межевания, которые сегодня есть, в течение 3-3,5 лет город за счет бюджетных средств в состоянии, наверное, это сделать. Либо собственники сами и быстре. Но я хотел подчеркнуть еще одну вещь, здесь иллюзий строить не надо. Собственник получил землю, но это не значит, что он у себя во дворе может поставить офисный центр типа Лукойла либо другое какое-то здание. Функционал земли должен использоваться так, как это было предусмотрено изначально в проекте. Вот это самое принципиальное.

Вопросы журналиста: Артур Львович, а не получится ли так, что жильцы, многие из которых не очень подготовлены, окажутся наедине с частниками, среди которых могут оказаться не очень добросовестные управляющие организации?

Кескинов: Первое, наверное, это обязательство города на сегодняшний день, все-таки сделать какие-то критерии отбора управляющих организаций для собственников. Город разрабатывает эти критерии. Мы, как город, должны понять и изучить ресурс всех этих компаний и оценить их возможности в плане материально-технического обеспечения, в плане укомплектованности кадрами и т. д. Я ясно себе представляю: какая бы на сегодня управляющая компания не занималась эксплуатацией дома, все равно первый период все апелляции, все жалобы жителей будут идти в районную управу. И управа сегодня кровно заинтересована в том, чтобы этот ресурс компаний определить. Она должна довести до жителей и рассказать ее отношение, ее оценку тех фирм, которые выходят на рынок. Это мое убеждение. Второй момент — надо готовить институт управленцев, тех, которые в этом жилье будут сталкиваться с управленческим «камнем». Мы все привыкли к ДЕЗу. Мы понимаем, при всех проблемах, которые есть в ДЕЗе, у нас есть рычаги управления на него. Мы понимаем, что мы обратимся в районную управу, к городской власти и они все поправят. Насколько? Наверное, не везде поправляют до конца. Но в любом случае на сегодня ДЕЗ — это городом управляемая структура. Этот рынок сейчас будет быстро осваиваться теми организациями, которые захотят быстро заработать деньги. У нас же в стране как: все сразу прикинут те средства, которые тратятся городом на ЖКХ, там миллиарды. Если на капитальный ремонт — 14 млрд., на эксплуатацию — 23 млрд. рублей. Это на сегодняшний день подтолкнет многие организации выйти на этот рынок. Имея только печать и директора, они будут бороться за то, чтобы выиграть управление конкретным домом. Здесь без управы, без встречи с жителями, без подготовительной работы, здесь много дров можно наломать. И в разрезе районов эта работа проводится, даются определенные разъяснения, предоставляется информация о требованиях, которые должны быть к той компании, которая выиграет этот конкурс у жителей. И мне кажется, мы должны создать критерии оценки этих компаний, мы должны подстраховать жителей, по крайней мере, подсказать им, кого мы рекомендуем.

Вопрос журналиста: Не секрет, что жилищно-коммунальная реформа связывает жителей с повышением тарифов на жилищно-коммунальное хозяйство. Это повышение произошло и люди уже были готовы митинговать, готовы требовать отмены нового жилищного кодекса, из-за которого, по их мнению, на их головы свалилось столько бед. Вопрос первый: не поторопились ли власти города с проведением жилищно-коммунальной реформы? Из-за чего такая спешка? И готов ли город к проведению этой реформы?

Кескинов: Я хотел бы вам ответный вопрос задать: по вашей оценке на сегодняшний день, когда надо было вводить все эти мероприятия?

В своем комментарии сначала я сказал, что сегодня, прежде всего, порядка 500 тыс. семей — получают субсидии — это очень важное качество. Если сегодня есть говорить о стандартах, то московский стандарт проживания на 1 января 2004 года уже 10%. О чем идет речь. Если москвич сегодня на оплату жилищно-коммунальных услуг тратит более 10% своего совокупного дохода, то он получает субсидию. В принципе, процесс на сегодня жестко управляемый и жители получают субсидии строго в срок. На счет того, что мы поторопились? Мне кажется, что город довольно плавно к этому приходит. Мы со своей стороны немножко подстраховали решение разных вопросов, связанных с ремонтами, принимая городские программы, связанные с затратами на капитальный ремонт жилого фонда. Город сегодня имеет 3-летнюю программу, к примеру, на капитальный ремонт лифтового хозяйства: на модернизацию, на замену лифтов. Много или мало, но это больше 6 млрд. рублей. Это программа, которая имеет в этом году адресный перечень, а в 2005 и 2006 году в рамках этой программы, мы практически должны заменить все лифты, которые находятся в каркасно-приставных шахтах и заменить лифты, которые на сегодня имеют срок службы более 40 лет в жилом фонде. Я считаю, это тоже определенная помощь в плане компенсации полной стоимости затрат. Более 36 млрд. рублей мы тратим на содержание и капремонт жилого фонда в г. Москве. Это очень существенная дотация. Я думаю, что это не будет так ощутимо для тех людей, которые сегодня имеют небольшие доходы.

Шрамко: Если можно я дополню немножко. Здесь важен вопрос о тарифах, поскольку мы в начале года, и они только что выросли, вопросы требуют разъяснения. Вспомните, еще несколько лет назад, у нас не было установлено правил, когда тарифы на все виды услуг повышали один раз в году одновременно. Тарифы на различные виды услуг: электроэнергию, холодную воду, отопление и т. п. повышалась в течение года. Но жители привыкли называть это квартплатой и особенно не задумывались над ее содержанием. Было ощущение, что все время квартплата растет, хотя в течение года повышались отдельные виды услуг. Для того, чтобы этот процесс урегулировать, обеспечить взвешенность тарифообразования, на федеральном уровне было принято решение об изменении тарифов один раз в год перед началом бюджетного года на все виды услуг. Мы получили этот результат. Тарифы действительно меняются только один раз в год. В этом году установлен жесткий потолок, не более 20%-25% в среднем по стране (для Москвы с 01.03.06 не более 25%). Раз в году это действительно был резкий скачок. Но правильное решение — менять тарифы раз в год. И нужно учитывать, что в Москве жители за единственное жилье все равно не платят полностью и Московский бюджет возмещает эту разницу, а общая сумма жилищно-коммунальных услуг меньше, чем в других городах

О готовности города к реализации Жилищного кодекса, сказал Артур Львович.

Подчеркну только, что основная задача при проведении всех реформ — это обеспечение социальной защищенности людей, и для правительства Москвы это центральная задача. Их решение должно идти в опережающем режиме: сначала проработка мер социальной защиты, а потом меры по изменению системы управления и другие решения.

Главная задача для реализации Жилищного Кодекса, которая была решена в г. Москве это установка приборов учета — это возможность оплаты за фактическое потребление и снижение оплаты именно за коммунальные ресурсы. Потому что в структуре расходов каждой семьи — это самая значительная часть. А установка домовых приборов учета — это прежде всего создание условий реализации жилищного кодекса, так как это пообъектный учет, это разграничение эксплуатационной ответственности и получение возможности управлять каждым домом, строить смету расходов каждого дома, прежде всего, с точки зрения ресурсосбережения.

Вопрос журналиста: Получается, что жилищная реформа, в какой-то степени толкающая жителей к выбору компании по управлению их жильем. В тоже время эти собственники часто не имеют знаний ни экономических, ни юридических. Потом у них может просто не быть желания и времени этим заниматься. Не легче бы было все это передать каким-то государственным или частным компаниям?

Шрамко: Это та самая большая проблема, о которой мы уже даже сегодня говорили несколько раз: у нас 75% жителей являются собственниками квартир. Сегодня мы пожинаем плоды той приватизации, которая была 15 лет назад. Когда люди приватизировали квартиры, то в законе о приватизации было указано, что капитальный ремонт — это долги государства. Теперь эта норма отменена и отменена она потому, что в бюджете большинства городов нет средств на эти работы. Второе: покупая квартиру, либо приватизируя квартиру, (даже сейчас безумные очереди на приватизацию), никто из жителей не задумывается о том, что эту квартиру нужно будет содержать, обслуживать, собственники не знают что такое общее имущество собственников в доме и многое другое. Процесс, который идет у нас в стране - уникальный: ни в одной стране мира нет такого, что 83% жителей, получающих жилищные субсидии, являются собственниками квартир. Это данные по Центральному округу. По разным округам она различная. Самый низкий показатель в Юго-восточном административном округе — 53%. Ясно, что эта ситуация на сложная и решение ее на долгие годы, а это и вопрос деприватизации и вопрос погружения собственников в необходимые знания. Это важный вопрос - владеть или не владеть собственностью. Каждый собственник должен сам для себя решить: если он будет нанимателем, то его никто из этой квартиры не выселит. Но у него не будут обязанностей по управлению общим имуществом и других различных проблем. Но и продать и завещать свою квартиру он уже не сможет. Тут и плюсы и минусы. Каждому собственнику необходимо самому решать эту задачу: изучать процесс управления домами, организовываться и объединяться с другими собственниками. Я думаю, что мы вместе с вами должны жителям эту трудную задачу решить.

Кескинов: Здесь, наверное, иллюзий строить не надо. Вот собрались, например, собственники дома. Что им делать. Это очень сложный вопрос. Я еще раз говорю надо их обучать. Мне кажется, возможны варианты и собственники могут передать полномочия именно профессиональной управляющей компании.

Шрамко: Жилищный кодекс предполагает, прежде всего, выбор собственниками профессиональной управляющей организации.

Вопрос журналиста: По жилищному кодексу размер квартплаты определяют собственники на общем собрании, представитель города голосует тем числом голосов пропорционально площади и чаще всего он в меньшинстве. В элитных домах определяется квартплата по несколько сот долларов за кв. метр и город по жилищному кодексу обязан платить эти деньги, дотируя роскошь. Это одна проблема, город, как я понимаю, платить не собирается. Но, тем не менее, как-то это должно быть урегулировано. Интересно, как это будет? Есть обратная ситуация: когда управляющая компания не может получить дотации по тем ставкам, которые есть. Надо собирать массу бумаг через ДЕЗ, т. е. одна компания через другую дотируется, а если дом муниципальный, такое тоже есть, то там чудовищные бумаги нужно собрать. И второй вопрос: за чей счет будет капремонт в г. Москве, поскольку, я знаю, разрабатываются накопительные схемы, кредитные схемы или еще какие-то? Жилищный кодекс говорит, что это проблема собственника, если иное не предусматривает бюджет. Как в Москве это будет?

Кескинов: Помните “Лицом к городу” когда мэр проводил, там тоже вышел руководитель ТСЖ и сказал: “Юрий Михайлович, что нам делать с нерадивыми ДЕЗами, они нам не дают информацию о смете содержания дома?”. ДЕЗ обязан давать по запросу любого ТСЖ, домом которого управляет, всю информацию по содержанию дома. Если ДЕЗ этого не делает, то руководитель ДЕЗа будет уволен с работы за невыполнение того правила, которое в городе установлено — это первое. Второе: что касается элитных домов, в которых живут нищие бабушки. Город возьмет на себя только обязательство субсидировать этого жителя в том объеме, который ему положен, не более того. Если на общем собрании богатые собственники примут какие-то повышенные тарифы, город будет возмещать только, конкретно и адресно тому человеку и ту долю субсидий, которая положена. Город платить по 300 долларов никому не будет.

Вопрос журналиста: Сейчас в Москве что конкретно делается для реализации нового жилищного кодекса?

Кескинов: Ряд документов уже выпущен, Ирина Павловна сказала, что мы подготовили перечень документов. Мы выпустили постановление правительства по управлению многоквартирным домом. Со свой стороны прорабатываем вопрос по договорам управления с учетом обязанностей и собственников и той компании, которую они наймут. Мы дали команду районным управам провести эту разъяснительную работу в плане отбора. Довести до людей городские позиции. Более полный пакет документов, который подготовила вам Шрамко на СД-диске. Там есть еще информация о документах, который нами сегодня разрабатываются — по нашим взаимоотношениям о городских дотациях управляющим организациям.

Вопрос журналиста: Скажите, жители какого процента домов в Москве уже определились с формой управлением дома. Насколько это много? И как вы оцениваете активность жителей?

Кескинов: 1,5 тыс. ТСЖ и порядка 2,5 тыс. ЖСК, многие выбрали ДЕЗ, работают частные управляющие организации.

Вопрос журналиста: Ирина Павловна, вы сказали, что уже готовы документы и нам вы их предоставляете, а москвичи где могут получить их? А к Артуру Львовичу такой вопрос — а насколько готовы чиновники Москвы к этому процессу?

Шрамко: Это вопрос технический - получение информации. На самом деле, все те, кто интересуется необходимой имеет колоссальные возможности ее получения. Ежедневно во всех СМИ появляется та или иная информация, которая может быть жителям полезна. Мы вам специально в раздаточном материале положили данные о сайте: www.tsj.ru, большой список организаций, которые сейчас проводят обучение. Мы открываем 2 информационные площадки, где ежедневно и еженедельно будем предоставлять справочную информацию в “Московском комсомольце” и в «Вечерней Москве». Это муниципальные и окружные СМИ, Интернет-ресурсы - это все что касается передачи информации. Совершенно очевидно, от того, насколько будут подготовлены жители, и будет зависеть какие управляющие компании придут, потому что даже самые добропорядочные будут вести себя так, как позволят им это жители.

Кескинов: Мне очень сложно оценить готовность чиновников управ и ДЕЗов, потому что на сегодняшний день они имеют немножко другую вертикаль подчинения. В период, я думаю, до сентября-октября месяца, мы постараемся, по крайней мере, со своей стороны все подходы и все городские виды на решение этой проблемы до них довести. Это все индивидуально. Это зависит от конкретного главы управы: насколько он сегодня, в рамках своего района, решает эту проблему. Я не могу дать критериев оценки по их готовности, тем более в разрезе района.

Рогожкин: Ну вообще я хочу сказать, думаю коллеги меня поддержат, вопрос прямо в десятку. Я помню конкретный пример по Москве и, в качестве 100% иллюстрации: я видел всех руководителей управы, огромное количество милиции, когда строили дорогущий гараж у нас во дворе, ни одного из них я не вижу на этапе реализации жилищного кодекса. У нас подъезд неплохой, там общественность рассказывает друг другу, поэтому вопрос как раз в точку.

Вопрос журналиста: Скажите, а реально провести до конца года во всех домах собрания по выбору управляющей компании?

Шрамко: На самом деле, это же воля собственников сегодня: проводить или не проводить собрания, выбирать или не выбирать управляющие организации. Наша задача — дать максимальную информацию им, вооружить их знаниями для того, чтобы они не ошиблись. Миф, о том, что 1 марта собственники потеряют права, дальше город выберет им управляющую организацию, и собственники не будут иметь права ее поменять. Это не более, чем миф. Собственники имеют право управлять своей собственностью не только, в связи с выходом жилищного кодекса, они получили это право 10 лет назад и имели это право по Гражданскому Кодексу и по закону о товариществах собственников жилья. Даже если сами собственники не определятся с выбором управляющей организации до 1 января 2007 года, ничего страшного - у них это право есть и будет всегда. А если их по каким-то причинам не устроит выбор органов власти, которое они сделают по открытому конкурсу после 1 января 2007 года, то собственники могут это решение изменить. Жилищный Кодекс определил порядок этой процедуры. Поэтому это не революционная ситуация, при которой мы должно срочно всех обязать провести эти собрания и выбрать управляющую организацию. Это очень ответственное решение.

Я хочу сказать про митинги, о которых Вы сказали. Удивительная картина в общем-то затишье в Москве. И многие анализируя это придают этому явлению тот или иной смысл. Но мы все с вами прекрасно знаем, что народ выходит на митинги, требует изменений только тогда, когда ему плохо, когда они не удовлетворены. Поэтому может быть более-менее управляемая ситуация в части управления жилищным фондом в Москве, отсутствие крупных аварий даже при недостатках работы ДЕЗов, сегодня людей на митинги не выводит. Посмотрите, как быстро у нас люди объединяются, когда стройки идут. Я думаю, что если проанализировать ситуацию в регионах, то там где было плохое состояние жилищного фонда, там и активность жителей по изменению системы управления, там митинги — это абсолютно связанные вещи.

Кескинов: Но вместе с тем, Ирина Павловна, я хотел бы сказать, что мы, наверное, все-таки замечание-то полностью принимаем. Речь идет о том, что даже на окружном уровне в префектурах нет такой активности работы с населением. И это, наверное, городская задача. Все-таки попытаться выстроить программы работы округов. Как и любая работа, она должна быть подготовлена. Вот мы, вроде как ждали-ждали Порядок проведения конкурсов к 1 марту, а их почти на год еще перенесли. Должна быть организована система, как в любом процессе: сроки, мероприятия, отчетность. Тогда можно будет говорить насколько эффективно, кто и как готов.

Вопрос журналиста: В каком виде будут сохранены субсидии при переходе как к частным, так и к государственным управляющим компаниям?

Шрамко: Ну, во-первых, социальная защита населения — государственная задача, это не только специфика Москвы. Хотя у Москвы намного ниже этот стандарт получения жилищных субсидий. Если вы анализируете причины митингов, идущих по стране против реформы ЖКХ, то митинги в основном организованы с требованием ввести этот стандарт на уровне 15%-17%, но некоторые, конечно, и московский стандарт требуют 10%. Но это задача социальной защиты городом и совершенно очевидно, что при любой системе управляющих организаций, эта система сохранится. У нас в Москве создано специализированное учреждение — городской центр жилищных субсидий, который успешно работает. Сегодня жилищные субсидии перечисляются на счета граждан. Москва стала одним из 19 регионов и городов, участвующих в эксперименте, по которому бюджетные средства жилищных субсидий идут на счета граждан. Вопросы льгот. Они сейчас тоже сохраняются и все, кто имеет на них право, они все, естественно, будут ими обеспечены.

Вопрос журналиста: Я хотел бы вернуться к вопросу о капитальном ремонте, который остался без ответа. У какие у города программы по капитальному ремонту? Означает ли это, что в какое время сами граждане будут обязаны платить за кап. ремонт или накопившиеся за многие годы долги по капремонту сохранились, в каком объеме и что с ними будет сделано?

Кескинов: Я вам после пресс-конференции дам таблицу на капремонт, чтобы тут эти 10 пунктов не перечислять. Начиная от ремонта фасадов и заканчивая ремонтом теплотрассы. На сегодняшний день на капремонт тратится порядка 14 млрд. рублей в год.

На сегодняшний день, если идти по нормативам, который утвердил институт в плане эксплуатации, капремонт стальной кровли должен делаться раз в 25 лет. Капремонт мягкой кровли должен делаться раз в 15 лет. Статистика показывает, что мы, как правило, выполняем эти работы намного чаще, в связи с определенными проблемами, связанными с эксплуатацией. Сегодня, я вам могу сказать, порядка 35% жилого фонда требует обследования и заключения по техническому состоянию. Что касается неудовлетворительного состояния, то программа 2006 и 2008 года, о которой я говорил, и о которой я буду докладывать 21 числа на правительстве: она обеспечена деньгами и неудовлетворительное состояние должна закрыть. Я получу в конце 2006 в начале 2007 года техническое состояние всего жилого фонда и буду понимать, насколько изношены сегодня трубы, насколько сегодня в плохом состоянии кровля. И тогда уже в 2007 году могу сказать по оставшимся домам, что требуется включить в капитальный ремонт. Но в 2007 и в 2006 году в моих планах, в планах департамента и в планах города завершить капремонт по тем позициям, которые сегодня находятся в неудовлетворительном состоянии. Это сегодня сбалансированно по деньгам.

Какие собственники и что будут оплачивать. Вот есть техническое состояние дома, я повторяю еще раз. Берем дом, неудовлетворительное состояние фасадов, неудовлетворительное состояние инженерии. Вот этот адрес, с таким состоянии войдет в программу 2006-2007 года. За период 2006 года я должен сделать инвентаризацию жилого фонда и получить техническое состояние всех тех адресов, которые не войдут. По моим прикидкам, мы должны где-то 12% жилого фонда за 2006-2007 год привести в нормальное состояние. Мы должны этот пробел закрыть. После того, как получим техническое состояние, заключение по нему, мы должны очень четко выстроить свое взаимоотношение между теми людьми, которые будут эту работу проводить. Заставить их в гарантийный срок это дело обслуживать — так должно быть по нормативу. Есть норматив 25 лет.

Сегодня крыша дома — это проходной двор, вы понимаете. Сегодня есть организация, которая эксплуатирует крышу и есть организация, которая сделает кап. ремонт. Она вышла на конкурс, дала два года гарантии и ушла, завтра этой фирмы нет. Вот этот пробел, в рамках обсуждения вопроса мы будем заострять, его не должно быть. Если я сделал, то должен давать гарантию минимум на тот срок, сколько должен работать материал. Это уже ответственность другой компании принять у меня по условиям, а потом мне выставлять претензию, в течение всего срока, на который рассчитан материал. Вот этот пробел есть. Он и создает этот бардак, который сегодня заставляет каждые 3-4 года или каждые 5 лет возвращаться к одним и тем же работам. Когда ненормальные люди с ломами бегают по крышам, пробивают дырки — кто-то должен нести за это ответственность!

Вопрос журналиста: Насколько власть заинтересована в проведении этих реформ. Возникает вопрос также и о заинтересованности управы во всем. Все-таки управа привыкла работать с ДЕЗом. ДЕЗ явно не заинтересован терять эти объемы. Все-таки какова будет схема проведения этой реформы сверху до низу. Пока это не понятно. Кто будет отвечать за все это?

Кескинов: На сегодняшний день сама система ЖКХ, особенно такие подразделения как дирекция единого заказчика — это главный раздражитель, который находится в системе нашего коммунального хозяйства. Я хотел бы посмотреть со временем, когда этот рынок будет насыщен, когда ДЕЗ, как она сегодня называется - «злая структура» будет вышиблена из этого рынка. Я бы хотел посмотреть, какая будет оценка тех управляющих компаний, которые придут. Поверьте мне, на сегодня не самая плохая компания — это дирекция единого заказчика. Это первое. Второе, понятно, что ДЕЗ — это управляемая структура, на районном уровне это управляемая структура. И я не знаю ни одного директора ДЕЗа, который бы не выполнил какие-то распоряжения людей, которые на уровне района работают. ДЕЗ как и любая нормальная структура, в перспективе, даже акционерная структура, она заинтересована в этих объемах. И понятно, что у ДЕЗа есть преимущественное право, с учетом того, что у него есть определенный потенциал, определенные навыки, я думаю, что большинство компаний, которые будут участвовать или определены собственниками в городе на первом этапе, это будет ДЕЗ. И я как человек из городской структуры заинтересован, чтобы это так и было.

Шрамко: Я хотела обязательно дополнить тот вопрос, который вы задали: заинтересованы ли жители в реформе, почему они ее не хотят? А все ли мы понимаем, что такое реформа ЖКХ, какие у нее основные этапы, какие основные направления?. Поэтому говорить о том, что заинтересованы в реформе или нет нужно только раскрывая ее смысл, цели, задачи. Реформа это, прежде всего и социальная защита населения — это тарифное регулирование, это прозрачность платежей, это ресурсосбережение, это оптимизация расчетов за ЖКУ, оплата за фактическое потребление. Это все тоже реформа, вы понимаете. Поэтому, когда вы говорите, народ не заинтересован в реформе, а в этих мероприятиях заинтересован народ? Да. А ведь это и есть реформа. Вопрос управления жилищным фондом — одно из направлений реформы, это создания условий конкурентности, прежде всего для повышения качества обслуживания домами.

Рогожкин: Спасибо большое всем за участие в пресс-конференции. Дай бог, чтобы наши светлые замыслы сбылись. Спасибо.

Кескинов: Спасибо вам за тот настрой и энтузиазм, который был у всех вас во время нашей пресс-конференции.



Партнеры