Самародок

Анастасия Павлюченкова: “Мне очень нравятся Мыскина и Курникова”

15 марта 2006 в 00:00, просмотров: 332

Кто-то обрисовал мне теннисистку Настю Павлюченкову — победительницу Открытого чемпионата Австралии-2006 среди юниоров и в одиночном, и в парном разрядах, как очень крупную светленькую девушку, аж под 2 метра ростом (это в четырнадцать-то лет!). Я и высматривала высоченную худую блондинку в толпе пассажиров на Казанском вокзале — мы договорились пообщаться прямо перед ее отъездом в родную Самару после того, как первый президент России Борис Ельцин вручил ей грант из своего фонда в размере 15 тысяч долларов.


Фирменный поезд отправлялся через 20 минут. Однако Анастасия все не появлялась. Как вдруг пришлось с удивлением признать ее в фактурной барышне среднего роста. Кстати говоря, шатенке. И столкнуться с уверенным взглядом из-под пушистой оторочки капюшона.

— Простите, что опоздала. Просто сегодня в кучу разных мест надо было успеть. А вот и моя мама, познакомьтесь…

— Надо же, а кажется, что старшая сестра…

Хрупкая мама действительно смотрелась меньше школьницы-дочки. И на бегу что-то эмоционально объясняла. Поговорить мы смогли уже только в купе (к счастью, кроме Насти и ее матушки, никто на имеющиеся полки не претендовал).

— Так вы всего-навсего на один день в Москву прилетали, по приглашению Бориса Ельцина?

— Да. И уже очень спешим обратно, причем на поезде — вдруг погода нелетная. А нам уже надо готовиться к ближайшему турниру в Санкт-Петербурге — 25-тысячнику. (То есть призовой фонд там 25 тысяч долларов, несколько лет назад Владимир Камельзон создал его, вдохновленный успехами своей ученицы Евгении Линецкой. — Е.Ш.).

Кстати: для юниоров существует определенная квота выступлений в профессиональном туре — до 18 лет они могут зарабатывать гонорары максимум в 5 турнирах за сезон. На Australian Open-2006 Настя деньги не зарабатывала.

— Правда ли, что недавний Australian Open — первый турнир, на который ты отправилась не за свой счет?

— Нет, первый был US Open-2005. Тогда мне тоже все оплатила Федерация тенниса России.

— А личного спонсора у тебя нет?

— Есть. И в последнее время он особенно активизировался.

— Для тебя неожиданность — такая крупная двойная победа?

— Почему неожиданность? Я никогда просто так никуда не приезжаю.

— А как выступила на US Open?

— Признаюсь, тогда вылетела в первом круге. В тот момент у меня был спад после Кубка мира. И пришлось резко переключаться на другое покрытие. Я не смогла.

— Сильно расстроилась?

— Да нет, все-таки я первый раз была на турнире такого уровня...

— Ой, еще как расстроилась! — не сдержалась хрупкая мама.

— Мам, ну ты зачем за меня говоришь?!

— Ну потому что это правда. Она просто сама не своя была, так переживала, просто ужас!

— Однако уже на следующем турнире Большого шлема, всего через несколько месяцев, взяла и выиграла. В чем причина такого взлета, как считаешь?

— Очень брат помог. Накануне отъезда мне так тяжело было играть, просто ступор какой-то нашел. Даже на тренировках ничего не получалось. А когда прилетела в Австралию, никак не могла акклиматизироваться. И тогда брат, который как раз начал со мной спарринговать незадолго до этого, очень здорово меня настроил. Сказал, что надо просто успокоиться и даже на жуткий ветер внимания не обращать. Он по собственному опыту это говорил — тоже ведь раньше выступал.

— Сколько ему лет?

— Двадцать. Кстати, мы с ним совсем не похожи. Александр высокий блондин. Мастер спорта по теннису.

— А у вас ведь вся семья теннисная?

— Да. Мы с мужем — оба тренеры, — подтвердила мама.

— И вообще, если бы не родители, ничего бы из меня не получилось, — с жаром добавила дочка.

— Вы обе такие застенчивые барышни, не скажешь, что с утра у экс-президента России в гостях чай пили…

— Это точно. Так приятно. Мы уже третий раз у него дома на этой церемонии побывали. И всегда она проходит очень трогательно. Со всякими вкусностями, которые готовит Наина Иосифовна.

— Чем же потчевали на этот раз?

— Сладеньким… Всякими десертами, пирожками. Я так все мучное люблю… — мечтательно заметила Настя.

— А как же фигура, диета?

— В том-то и беда. Не позволяю я себе таких вещей обычно. Я всегда в себе что-то лишнее нахожу, — Настя критично осмотрела себя с ног до головы.

— Но у Ельцина-то можно, — подбодрила мама.

— Да, и на турнирах я себе тоже в выпечке не отказываю. Там калории нужны — святое дело.

— Настя, скажи, папа у тебя суровый?

— О да! — выдохнули обе мои собеседницы одновременно.

— Что, и кричит иногда?

— Еще как! Но знаете, за что я ему искренне благодарна? Он никогда не делает этого на турнирах. Там он всегда очень корректен и сдержан. А вообще родителей и тренеров, которые кричат и подсказывают игрокам с трибун, сначала предупреждают, а потом попросту лишают игрока рейтинговых очков. Мой папа не такой.

— Насть, успех вскружил тебе голову?

— Вскружил... Даже не знала потом, как себя вести. И лениться стала — трудно же заставлять себя тренироваться. Два раза в день по 2 часа, плюс кросс…

— Почему ты в основном в Чехии тренируешься?

— Просто играла однажды на турнире в Остраве, и мне очень там понравилось. Город, конечно, никакой — я там с ума схожу от скуки. Но зато условия в клубе просто великолепные, и относятся ко мне хорошо.

— А кто тебя в Самаре встречал после такой победы?

— Да все. Столько ребят из обеих школ пришло — и из обычной, и из спортивной. А потом мэр принимал.

— Насте вручили медаль “За заслуги перед городом” третьей степени, — гордо добавила мама.

— Ты почувствовала, что другие девочки-теннисистки тебе завидуют? Может, немного ревнуют — все-таки в Самаре ты одна такая, да и не только в Самаре…

— Ничего подобного не было! Ко мне очень искренне все относятся. У меня много друзей.

— А кроме тенниса на что-то еще время остается, на личную жизнь, например?

— Какая личная жизнь, ей же 14 лет! — возмутилась мама.

— Мам, ну подожди... Нет, ну какие-то симпатии, конечно, есть, но они в основном теннисные, дружеские. Мы иногда куда-нибудь ходим. В ресторанчики или кино. Сегодня вот после Бориса Николаевича в кино поехали. Правда, на тот фильм, который хотели посмотреть, опоздали, пришлось идти на другой.

— Ну а как же поклонники — наверное, задарили подарками после такой победы?

— Нет у меня поклонников. Так, звонит кто-то изредка в Самаре, да разве это поклонники? А из подарков только “официального” кенгуру в Австралии подарили — там таких всем победителям давали…

— С Машей Шараповой во время турнира пообщалась?

— Хотела, но не получилось. К ней так просто не подступишься. К тому же юниоры отдельно от взрослых находились.

— А из состоявшихся звезд у тебя есть какие-то кумиры?

— Насчет кумиров не знаю. А вообще мне Мыскина и Курникова очень нравятся.

— Курникова? Надо же, обычно девушкам, тем более теннисисткам, она не нравится.

— А я считаю, она яркая, симпатичная и играла неплохо. Жалко, мы не встретились: когда я пришла в теннис, она уже не играла.

— Скажи, ты думала о том, чтобы уехать из Самары куда-нибудь за границу?

— Честно говоря, я вообще не знаю, где живу. Постоянно летаю по турнирам. И пока меня устраивает все.




Партнеры