Книгу о Ролане Быкове ждет костер

Елена Санаева: “Надо же им по зубам давать, чтоб не крали столь беззастенчиво!”

24 марта 2006 в 00:00, просмотров: 200

Итак,Таганский суд Москвы поставил точку в долгой и нелепой “битве” между истцом — Еленой Санаевой и двумя ответчиками — “Издательством АПБ” и фирмой “У Сытина” за незаконную перепечатку и распространение книги “Самый добрый Бармалей Ролан Быков” без какого-либо намека на договор с автором — Еленой Всеволодовной.


Напоминаем, что фотоальбом о Быкове был выпущен в 1999 году силами вдовы артиста и фонда его имени. Альбом не предназначался для продажи — лишь преподносился в дар. Однако в прошлом году небольшое “Издательство АПБ” перепечатало альбом, используя оригинальные статьи и фото.

— Суд постановил взыскать компенсацию за нарушение авторских прав с “АПБ” в размере 150 тысяч рублей и с “У Сытина” (распространение) — 20 тысяч рублей, — комментирует “МК” адвокат Санаевой Виктор Осипов, — а также за моральный вред (имея в виду искажения при перепечатке) с “АПБ” — в размере 10 тысяч рублей.

Не стоит забывать и о возмещении истцу госпошлины: с “АПБ” — 3100 руб., с “У Сытина” — 700 руб. Что же касается тиража, то суд постановил его изъять и уничтожить. Книги скорее всего пойдут на переработку (“АПБ” напечатали 3000 экземпляров, половину из которых распродать не успели. Сейчас эти 1500 лежат у них в гараже). Любопытен тот факт, что у издательства по бедности скорее всего не окажется нужной суммы для погашения иска. И есть вероятность, что гендиректор попросту заколотит окна, прекратив существование этой конторы (и откроет другую рядышком). В этом случае, как заявляет “МК” адвокат Санаевой г-жа Тулубьева, “начнется уголовное преследование, и я уже предупредила об этом судей”.

Сама Елена Всеволодовна и речи не ведет о деньгах:

— Для меня главное, чтобы книга была изъята и уничтожена. На этот альбом, которым они торговали, я потратила полгода жизни, и не только я одна. Вспомнить о художнике Зуйкове (одном из соавторов Винни-Пуха, кстати), про его 30 коллажей. А теперь они говорят в суде, как любят Быкова, как чтут память о нем… “Я ли — не я ли, дерьмо в одеяле”. Полные придурки. Берешь чужое, несешь — как свое.




    Партнеры