Байкал вне закона

Почему развернули Водный кодекс?

19 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 287

Страсти вокруг Байкала не утихают. Не прошло и недели, как депутаты “развернули” фактически принятый Водный кодекс, чтобы убрать из него 11-ю статью, которая мешала госкомпании гнать нефть по трубе в Китай. Уникальное озеро оказалось фактически беззащитным. И теперь, не дожидаясь ЧП, обстановку в районе “стройки века” будет контролировать МЧС.

Весь сыр-бор начался со встречи президента Путина с главой “Транснефти” Вайнштоком. “Все идет по плану!” — отрапортовали главе государства. Однако поручение Путина главе МЧС дать экспертную оценку рисков, связанных с проектом строительства нефтепровода в Китай вблизи Байкала, свидетельствует о более сложном раскладе. Источник в администрации президента не исключает, что целью доклада г-на Вайнштока было добиться новой экологической экспертизы. На днях эту инициативу поддержал и Всемирный фонд дикой природы.

Вокруг этого проекта экологи подняли дикую волну протестов. Понятно, что строительство трубы меньше чем в километре от озера не может не вызывать их беспокойства. Но не настолько же! Многие эксперты поспешили заявить, что акции протеста оплачиваются “кукловодами из-за рубежа”. Эту же версию в публичных выступлениях озвучивал и сам глава “Транснефти”. При этом никто ни на минуту не задумался о том, что для Запада труба в Китай не представляет никакой угрозы. Самый же простой и правдоподобный сценарий — волна протестов была поднята… самой госкомпанией. Вся предпроектная подготовка проведена таким образом, что еще до начала строительства стоимость будущего проекта значительно возросла. Труба по берегу Байкала должна пройти ради удешевления проекта — такова официальная позиция компании. “Транснефть” — полностью государственная, и возглавляющие ее наемные менеджеры распоряжаются в основном госсредствами. При этом реализация любого крупного проекта предполагает выстраивание сложных схем, с участием множества дочерних и “независимых” структур. И чем крупнее проект, тем больше вариантов для “доступа к прибыли” у всех участников сложной и не всегда прозрачной цепочки.

Первоначальная сумма проекта повышалась неоднократно. В конце прошлого года стоимость строительства “первой очереди” выросла более чем на треть. Но и эта цифра будет пересмотрена. Фактически это означает: экспертизы, оценки, корректировки были нацелены на увеличение стоимости трубы. И те $900 млн., на которые она подорожает, если будет принят маршрут от экологов, открывает для команды г-на Вайнштока еще более широкие горизонты. К тому же, по слухам, одну из лизинговых компаний, традиционно участвующую в выводе прибыли “Транснефти”, возглавляет зять Вайнштока Борис Лакшин.

Экологи в данном случае вслед за “Транснефтью” играют на повышение. Российский бизнес давно уже “сотрудничает” с местными отделениями Гринписа и Всемирного фонда дикой природы. Той же “Транснефти” всегда удавалось находить с экологами общий язык по действительно проблемным проектам. Так что мобилизовать их на борьбу за перенос трубы подальше от берега Байкала — для давних партнеров — вообще не проблема.




    Партнеры