Рядом с Серегой Бекхэм отдыхает

Инвалид, приговоренный врачами, ставит мировые рекорды

13 мая 2006 в 00:00, просмотров: 188

Приговор врачей Сергею Стребкову был страшен и в российской действительности почти равен смертному — олигошизофрения. На ребенке поставили крест еще в раннем детстве, в семь лет. А сегодня ему двадцать восемь, и он не просто живет полноценной жизнью, но и ставит мировые рекорды: шесть часов подряд (!), стоя в воде на коленях, набивает мяч головой, не сходя с места. Вряд ли такое под силу даже Бекхэму с Рональдинью. Кроме того, у Стребкова — первый взрослый разряд по шахматам, первое место на художественной выставке среди инвалидов, он в совершенстве изучил английский, начал осваивать латынь. Живет инвалид-уникум в Тамбове, а хочет прославиться на всю страну и даже на весь мир — попасть в Книгу рекордов Гиннесса.

В 1977 году в тамбовскую городскую больницу №2 привезли рожать женщину.

— Роды были тяжелые, попались неопытные врачи, — вспоминает отец Сергея — Сергей Николаевич Стребков, — жена начала рожать раньше, чем ее отправили в родовую. В итоге — асфиксия, или, проще говоря, удушье. Мальчик родился весь синий, но живой...

Маму и ребенка вскоре выписали с записью в карточке “родовая травма”. Что стоит за ней — семья Стребковых узнала только через семь лет, именно в этом возрасте мальчику поставили страшный диагноз. Начались бесконечные скитания родителей по школам.

— Его не взяли даже в 10-ю тамбовскую школу — для умственно отсталых детей, — рассказывает отец. — В семь лет ребенку дали первую группу инвалидности пожизненно.

Тогда родители стали учить сына сами. С двух до пяти лет он вообще не разговаривал. Изъяснялся на своем особом языке: уа — много, иня — мало, синька — дом. Только в пять лет начал произносить отдельные слова. Маму он называл Луна, отца — Борода. Но случилось чудо — в 24 года родители услышали долгожданные “мама” и “папа”...

Сергей всеми силами борется за свою жизнь. Он очень хочет, чтобы его заметили. Ради этого стал учиться набивать мяч головой. С 19 лет раз в год, каждое лето, ставит очередной личный рекорд — стоя на коленях в воде, он часами набивает мяч. Первый рекорд поставил одиннадцать лет назад — 118 раз. А теперь достиг совершенства — за полчаса в воде, не сходя с места, набивает уже полторы тысячи раз (50 раз в минуту)!

Кстати, Стребков даже отправил письмо в российскую книгу рекордов “Левша” — чтобы его достижение официально зафиксировали, а затем дали шанс попасть и в мировую Книгу рекордов. Но ответа пока не получил — ждет.

А недавно Сергей начал ставить и другие рекорды — например, сутками держит мяч на голове, сидя в позе лотоса.

...В небольшой комнатенке на полу сидит парень. Сидит неподвижно, дышит глубоко, старается не шевелиться. При появлении корреспондента “МК” Сергей улыбается и, не прекращая своего занятия, рассказывает:

— В сентябре 2005 года я просидел так 13 часов 25 минут без передышки. Это нетрудно — я занимаюсь хатха-йогой уже несколько лет.

После разговора с Сергеем его отец поясняет:

— Для сына это не просто развлечение — это лекарство от удушья, у него астматические спазмы. А занимаясь этими упражнениями, сын перестает задыхаться.

Но демонстрация умений Сергея на этом не заканчивается. Закончив с сидением в позе лотоса, он несет в комнату миску с водой.

— Я могу пробыть под водой три минуты, — убеждает корреспондента “МК”, — смотрите!

Проводим эксперимент, засекаем время, и Сергей опускает голову в воду. Результат — 2 минуты 20 секунд. Я восхищена, а Сергей расстроен.

— Не получилось, — разочарованно произносит он.

Отец успокаивает сына, просит принести альбом с рисунками. Сергей еще и замечательно рисует — портреты, иконы. В 2004 году занял первое место на выставке живописи Ассоциации инвалидов “Аппарель”. Его икону Иисуса Христа члены жюри единогласно признали лучшим рисунком. Над ней Сергей работал по 14 часов в сутки несколько месяцев подряд. Есть у него и другое серьезное увлечение — шахматы. Отец учил сына играть с десяти лет, и сегодня у Стребкова первый взрослый разряд.

В 1997 году Сергею подарили компьютер. Вот это была радость! Стребков стал учить английский с помощью самоучителя, “потому что все программы оказались на иностранном языке”. Понравилось — потом переключился на итальянский, сейчас начал осваивать латынь. Попутно перевел более 70 песен групп “ABBA” и “Ace of Base” с английского на русский. А еще прочитал очень много книг, написал свой детектив, начал работать над еще одним романом…

Сергей Николаевич верит, что после тридцати сын окончательно станет нормальным человеком:

— Ведь Илья Муромец лежал на печи до тридцати лет, а потом встал и пошел!

— Диагноз “олигошизофрения” — это еще не приговор, — говорит Сергей. — Я хочу быть как все. И хочу, чтобы меня не жалели, а любили.




Партнеры