Бомба для президента

Журналист угрожает убить Джорджа Буша

29 мая 2006 в 00:00, просмотров: 185

Американские СМИ с удовольствием смакуют очередной скандал. В только что вышедшем июньском номере общественно-политического журнала “Харперс” помещена статья известного американского публициста Бена Меткалфа, озаглавленная “О простой человеческой порядочности”. Простая человеческая порядочность, пишет автор, требует от него… убийства президента Буша, и он хотел бы совершить это убийство, задушив нынешнего обитателя Белого дома собственными руками.


Автор подчеркивает, что он совсем не тираноубийца и что его “давнишняя личная цель — избежать ареста и тюремного заключения”. С другой стороны, автор хочет узнать, “что разрешено обычному гражданину сказать в печати или иным образом, будучи резонно уверенным в том, что какое-то возмущенное подразделение эфбээровцев не потащит его в кутузку”.

Меткалф подчеркивает, что у него нет никакого желания реально совершить президентоубийство и “уничтожить физически то, что в техническом смысле слова является человеческим существом”. Тем более что сам автор — пацифист, хотя он опасается, что суд будет рассматривать его пацифизм как отягчающее вину обстоятельство. Опасается автор и того, что его ненависть к Бушу тоже может обернуться против него. Автор вновь подчеркивает, что его цель — измерить уровень дискурса, все еще допустимого в Соединенных Штатах.

В 1917 году, пишет Меткалф, конгресс возвел законодательную стену между президентом и множеством его “потенциальных палачей”. К тому времени, иронически замечает автор, убийство и попытка совершить убийство уже считались уголовным преступлением в Америке. “Закон не делал разницы между президентом и грязными избирателями, несмотря на то что президент не из народа, что он не простой гражданин, наделенный великой ответственностью народом, а скорее великий человек, нуждающийся в особой защите от народа”. (Здесь автор пародирует знаменитое изречение Авраама Линкольна о правительстве из народа, управляющего для и от имени народа.) До специального закона о защите президента, принятого конгрессом, пишет автор, президент был всего лишь партийным бонзой, зачастую страдающим галлюцинациями, деятельность которого — обкрадывать и обманывать людей для пользы своих дружков — еще не была сцементирована законом и возможность которого выполнять эти функции ставилась каждый раз под удар, когда тому или иному молокососу удавалось подстрелить его. “Свободно усесться на наших плечах позволил президенту закон, принятый конгрессом в 1917 году”. Согласно этому закону, “любой человек виновен в совершении федерального преступления, если он умышленно или преднамеренно депонирует для передачи по почте любое письмо, бумагу, послание, написанное от руки или напечатанное, официальный документ или послание, содержащее любую угрозу убить, похитить или нанести физический ущерб президенту Соединенных Штатов или делает подобную угрозу умышленно и преднамеренно каким-либо иным путем”.

Далее автор приводит примеры угроз “иным путем”, то есть не по почте.

Дело “Уоттс против США”. Уоттс, мобилизованный в годы вьетнамской войны, был судим за слова: “Если меня заставят носить ружье, первым, в кого я выстрелю, будет президент Джонсон”.

Дело “Хиллиард против США”. Дэвид Хиллиард, член организации “Черные пантеры”, был судим за слова: “Мы убьем Никсона”.

Дело “США против Фредериксона”. Умственно отсталый человек попал на скамью подсудимых за слова: “Я должен убить президента Джимми Картера”.

Дело “США против Хоуэлла”. Некто Хоуэлл поведал агенту ФБР, что он намеревается поехать в Вашингтон и убить президента Рейгана.

Дело “США против Огдена”. Свихнувшийся моряк Огден говорил своим надзирателям: “Черт! Е…л я президента… Если бы я мог выбраться отсюда, я бы нашел ружье и убил бы этого сукиного сына”. Затем моряк “детализировал” свою угрозу: “Я бы засунул ружье ему в зад и таким образом вышиб бы у него мозги!”

Перед тем как сесть за писание своего эссе, автор решил проконсультироваться у знаменитого адвоката Флойда Абрамса. Он задал ему следующий вопрос: “Разрешается ли мне написать, что я хотел бы затравить президента Соединенных Штатов и убить его своими голыми руками?” На это ошарашенный адвокат ответил: “Ты что, действительно хочешь узнать, попадешь ли ты в беду?” Затем адвокат дал такое разъяснение: “Угроза президенту должна быть реальной угрозой. Только тогда она будет рассматриваться как реальное преступление”.

Вооружившись силой закона, автор, смакуя, поясняет: “Получается, пока я как конкретное реальное лицо не желаю убийства президента, теоретически мне дозволено даже усилить сценарий его убийства на потеху публике. Вместо моего изначального вопроса я мог бы задать и такой: разрешено ли мне написать, что я хотел бы похитить Джорджа Буша и доставить его на борту самолета в какую-нибудь далекую страну, где его права не будут соблюдаться, где на его голову накинут мешок и заставят стоять часами на одной ноге, пока я справляю большую нужду на его Библии, предварительно приковав его руками к потолку до тех пор, пока он умрет от сердечного приступа? После чего я объявлю, что он вообще не существовал”. (Прозрачный намек на беззакония, царящие в багдадской тюрьме “Абу-Грейб”, на Гуантанамо и в других местах не столь отдаленных.)

Это скандальное эссе в несколько экстравагантной форме отражает презрение и даже ненависть либеральной интеллигенции Соединенных Штатов к президенту Бушу. Отражает оно и бессилие американских либералов. Пока хотя бы одна палата конгресса США не получит демократического большинства, механизм импичмента президенту не может быть запущен. Вот почему такое огромное значение придается предстоящим осенью промежуточным выборам в конгресс.




Партнеры