Долгорукий против однорукого

Почему ни московские, ни российские власти не могут победить игроманию?

1 июня 2006 в 00:00, просмотров: 491

Россия и Москва стоят на пороге больших перемен. Им одним махом предстоит решить проблемы, которые копились годами. На днях в Госдуме рассмотрят во втором чтении закон “О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и пари”. Но, не дожидаясь его принятия, многие регионы уже объявили войну игорному бизнесу. А в войне всякий выживает как может.

К примеру, в Воронеже после принятия местного закона количество игровых автоматов стало расти. А в Москве уже застукали пару автобусов с “однорукими бандитами”. Игорные заведения уходят с улиц в Интернет, пересаживаются на корабли и даже лезут к нам в мобильные телефоны...

Кого задушит новый федеральный закон, а кто отряхнется и пойдет дальше? Уменьшится ли после его принятия количество игроманов и не уйдет ли игорный бизнес в подполье? Ответы на эти вопросы искал обозреватель “МК”.

Воротилы не плачут в рулетку

На днях заместитель мэра Москвы по международным и внешнеэкономическим связям Иосиф Орджоникидзе отчитался: в столице закрыли более 64% игорных заведений из почти 2700 объектов, выявленных по итогам инвентаризации (кстати, в период оной “одноруких бандитов” находили даже в платных туалетах!). Из магазинов и с рынков их практически выгнали. На улицах Москвы почти не осталось “столбиков” и “ромашек”. И это еще далеко не конец.

Казалось бы, игроманию в столице, считай, победили. Впору кричать: “Ура!” Но на самом деле это — не более чем иллюзия. Игорный бизнес сейчас лихорадочно ищет любые пути выживания. Так что азартным людям (которых, по данным психологов, примерно 10% населения), несмотря ни на какие законы, еще как будет где удовлетворить свои потребности.

К примеру, бизнес живо отреагировал на запрет столичных законодателей размещать игорные заведения в школах, театрах, больницах, зданиях госорганов, в магазинах… Слова “транспорт” в запретах нет. И в городе начали множиться “плавучие” казино и игровые залы на колесах. Появились автобусы, которые курсируют по городу и останавливаются (причем все время в разных местах), чтобы высадить одних игроков и посадить других.

— Мы обнаружили два таких автобуса. Их владельцы говорят: где у вас написано в законе, что в автобусе нельзя устанавливать игровые автоматы? — сообщил г-н Орджоникидзе.

Но на самом деле транспортные воротилы игорного бизнеса лукавят — в столичном законе вполне ясно сказано, что игорные заведения можно размещать лишь в стационарных помещениях. Но кому же закон — указ? Теперь к делу очистки города от “передвижных” казино подключится милиция. Кроме того, г-н Орджоникидзе посетовал, что появились люди с фальшивыми разрешениями на установку объектов игорного бизнеса и “ходоки”, предлагающие за деньги “решить вопрос” размещения игровых автоматов. В общем, теперь главы управ должны отслеживать самовольную установку “бандитов”. Как при правильном “стимулировании” они умеют “отслеживать” — увы, не одному богу известно.

Но казино на колесах — это еще так, цветочки. С интернет-казино власти вообще ничего сделать не могут. Президент ассоциации игорного бизнеса в Интернете Олег Журавский уже несколько лет пытается привести его в правовое поле, но — тщетно. Его предложения пока не нашли отражения в новом федеральном законе. А если в ходе его принятия депутаты наплюют на такую “мелочь”, как сетевой гейминг, то в российском Интернете начнется тот же бардак, что сегодня царит в обычном игорном бизнесе.

— Мы хотим платить налоги, работать в рамках закона, — говорит г-н Журавский, — и знаем способы, как собирать налоги с западных офшорных казино, которые живут на средства российских пользователей, не платя в нашу казну ни копейки. Но такое впечатление, что эти деньги никому не нужны…

Короче, то ли наши депутаты просто ни черта не понимают в Интернете (что скорее всего), то ли не хотят понимать, но факт остается фактом: пока в законодательстве зияют такие очевидные пробелы, эксперты вполне справедливо опасаются, что с улиц и из магазинов игровые клубы могут быстро перекочевать во Всемирную Паутину.

А буквально недавно появился еще один, принципиально новый вид игорного бизнеса. “Защитись от ужесточения игорного законодательства и займи свою нишу на новом перспективном рынке. Переведи бизнес на мобильник!” — прямым текстом гласит рекламное объявление. Массовики-затейники уверяют, что мобильное казино — реальный выход в условиях, продиктованных перспективой принятия российского закона. Такому казино не грозят ни территориальные ограничения, ни ограничения на площадь помещения и количество игровых автоматов в зале, а уж с точки зрения налогообложения — это вообще кормушка с золотой каемочкой. Ведь такое казино — это всего один игровой аппарат, так как генератор случайных чисел всего один и находится на игровом сервере. Играть смогут миллионы (программы устанавливаются на телефоны), а платить налоги придется опять же с одного автомата! Программы уже разработаны и выброшены на рынок, скоро их будут распространять с сайтов и в салонах мобильной связи. “Мы стоим на пороге грядущего бума мобильной игорной индустрии”, — потирая руки, говорят вовсе не перепуганные властями фирмачи.

Депутаты играют в монополию

Какие же новые ограничения введет федеральный закон, рассмотреть который депутаты Госдумы собираются в ближайшее время?

Самое главное — это квоты на размещение игорных заведений из расчета 1 казино на 200 тысяч населения и 1 игровой клуб на 50 тысяч. Таким образом, в Москве должно остаться порядка 50 казино и 200 залов игровых автоматов (правда, законодателями предусмотрена одна “хитрость” — эти залы могут быть ну о-очень большими). Документ запретит жить азартному бизнесу в некапитальных строениях, на вокзалах, в магазинах, жилых домах, больницах, школах и т.п. Разрешения на открытие игорных заведений теперь будут продаваться с аукциона (а если субъект Федерации захочет, никаких новых разрешений с 2007 года на его территории выдаваться вообще не будет). Причем, как стало известно “МК”, ко второму чтению депутаты подготовили к и без того жесткому законопроекту еще более жесткие поправки. Они определяют минимальную стартовую цену разрешения на открытие игорного заведения в 3 млн. руб.

Учитывая, что 19 апреля в Госдуму внесен законопроект, увеличивающий госпошлину за выдачу “игорных” лицензий с 3 тыс. руб. до 30 млн. руб., получится, что пропуск на рынок обойдется казино или залу игровых автоматов минимум в 33 млн. руб. Кроме того, депутаты хотят установить минимальный размер чистых активов игорных заведений в размере 1 млрд. руб. (в первом чтении законопроект предлагал 600 млн. руб.). К тому же площадь зала обслуживания казино должна быть не менее 1000 кв. м (против 800 в первом варианте), а зала игровых автоматов — не менее 200 кв. м (100 в первом чтении).

Есть также предложения повысить предельно допустимый возраст, по достижении которого человек может открыть перед собой двери казино, — с нынешних 18 до 21 года. Один из авторов российского законопроекта, зампред думского Комитета по экономической политике Владимир Мединский, считает даже, что и эту планку нужно поднять до 30 лет:

— Пусть лучше наша азартная молодежь в свои лучшие годы решает демографическую проблему — детей заводит, семьи создает, образование получает. А уже в зрелом возрасте, если позволяют материальные возможности, шатается по казино.

Но это тоже еще не все. Некоторые депутаты предлагают установить пятилетний переходный период, в течение которого все игорные заведения должны быть выведены на “особые территории”. И ряд субъектов РФ, сработав на опережение, уже ввели такие нормы собственными законами. К примеру, ярославские парламентарии постановили вывести игорные заведения в особые зоны за чертой города. А в Рязани поступили еще ловчее — “сослали” казино и бандитов в 5-километровую зону от черты города, где находятся… сплошные заповедники. Т.е. фактически запретили у себя игорный бизнес.

СПРАВКА “МК”. По экспертным оценкам, объем российского игорного рынка составляет от 4 до 6 млрд. долл. Сейчас в России функционирует около 350 тысяч игровых автоматов и около 4 тысяч игровых столов. Выдано более 6 тыс. лицензий на игорную деятельность. Один автомат приносит прибыль от 1 до 3 тыс. долл. в месяц.

Надо полагать, от подобных нововведений игровое бизнес-сообщество пришло в тихий ужас. Настоящим ударом стало для него требование закона о размере чистых активов. Даже 600 млн. руб. — запредельная сумма для предпринимателя средней руки. А уж миллиард... Благое на первый взгляд дело на практике пахнет одним — монополизацией отрасли в руках больших денежных мешков. (Для сравнения: у банков чистые активы должны составлять 171 млн. руб., а у страховых компаний — 120 млн.) На днях к депутатам Госдумы обратились представители российской и региональных ассоциаций игорного бизнеса. И мягко намекнули, что размер чистых активов нужно снизить в разы: для казино до 30 млн. руб., для зала игровых автоматов до 20 млн. руб., а для тотализатора и букмекерской конторы — не более 5 млн. руб. Иначе мелкие фирмы разорятся или, что вероятнее, уйдут в тень со всеми вытекающими последствиями — сокращением налоговых отчислений в бюджет и повышением уровня безработицы. Попутно бизнесмены посоветовали депутатам обратить самое пристальное внимание на казино в Интернете...

Кстати, почти все эксперты считают, что уже после принятия законопроекта во втором чтении игорный бизнес в России и вправду может уйти в тень. Даже г-н Орджоникидзе, еще недавно выступавший за самые жесткие меры в сфере регулирования игорного бизнеса, на днях дипломатично назвал федеральный законопроект “сверхпринципиальным” и выразил опасения, что его принятие может похоронить легальный игорный бизнес. Квотирование с аукционами плюс перспективы переезда на “особые территории” вряд ли вдохновят игорных воротил работать официально. И реакцией на запреты станет появление многочисленных подпольных казино, что особенно актуально для набитой азартными богачами Москвы, которым, естественно, плевать на запреты.

СПРАВКА “МК”. Потери бюджета из-за закрытия игорных заведений в России могут достигнуть более 2,5 млрд. руб. Более 200 тысяч человек пополнят ряды безработных.

Законный мрак

Однако выдавить слезу из депутатов Госдумы не так-то просто. Г-н Мединский считает законопроект все еще недостаточно жестким. С ним солидарен его коллега, депутат Госдумы Владимир Рыжков, назвавший документ “слишком мягким”. Действительно — к примеру, то, что в Москве вместо 60 казино останется 50, вряд ли решит проблему игромании. Поэтому Рыжков предлагает не мудрствуя лукаво поступить, как президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, который выделил в своей стране всего два специализированных места для игры в рулетку.

— Складывается ощущение, что новый закон будет устраивать лишь крупных предпринимателей и владельцев игровых заведений. Хотелось бы, чтобы он учитывал и интересы граждан, — выражает совсем другое мнение депутат Мосгордумы от “Единой России” Андрей Метельский.

Столичные власти мечтают, чтобы федералы оставили им как можно больше полномочий в области регулирования игорного бизнеса. Прежде всего в сфере лицензирования.

— Когда в 2002 году Москву лишили права заниматься лицензированием игорного бизнеса, в стране стали выдавать безадресные лицензии, а для размещения заведений не требовалось согласия региональных властей. Предприниматель мог получить лицензию на Камчатке, а потом построить казино в Москве. С 1996 по 2002 год в Москве было выдано всего 6 лицензий на игорный бизнес, а за один 2002 год Госкомспорт выдал более 5 тысяч лицензий! Столица хочет вернуть себе то, что было у нее до 2002 года, в том числе право определять места, где можно играть, а где — нет, — заявил “МК” Иосиф Орджоникидзе.

— Есть опасения, что если субъектам дадут право рулить в этой области, федеральный закон получит региональные трактовки, и на местах будут творить что хотят. Как произошло, например, в Рязани, — говорит глава национальной ассоциации букмекеров Константин Линев.

Что же касается грядущей безработицы, которой так пугают общество игорные бизнесмены, то проблема сильно надумана. Неужели охранники или кассиры не найдут себе новых мест? Г-н Мединский выразился по этому поводу более чем определенно: сожалеть о том, что сотрудники игровых залов теряют рабочие места, все равно что сожалеть о том, что работы лишились проститутки и сутенеры.

— В игорных заведениях Москвы, подлежащих закрытию, занято около 150 тысяч человек. Нужно сделать все, чтобы люди смогли трудоустроиться. Ну а потери для бюджета будут минимальными — освобожденные помещения ведь никуда не денутся, их займут другие предприниматели, которые тоже будут платить налоги. На адаптацию игроманов мы тратим значительно больше, — считает г-н Метельский.

Кстати, об игроманах. Эксперты сильно сомневаются, что после принятия закона их станет меньше. Психологи уверяют, что если человек подсознательно хочет быть обманутым, то сей неприкаянный товарищ найдет любой другой способ лохануться. К примеру, вступит в секту, станет алкашом или разыщет очередную финансовую пирамиду. И тут еще непонятно, что страшнее.

— Мы даем возможность людям почувствовать азарт. Если они не могут удовлетворить его естественным путем, как правило, пускаются во все тяжкие, — сказал мне один игорный бизнесмен. И привел конкретный пример: — В конце 1980-х в СССР перестали проводить лотереи, в результате чего резко возросло количество преступлений...

Впрочем, в том, что супербогатые казиношники приспособятся к любым новым условиям, — нет сомнений. А вот кто точно пострадает от принятия нового закона, так это спортсмены, а также футбольные и хоккейные болельщики. Именно они — основной контингент посетителей букмекерских контор. В принципе вреда от этих контор никакого (трудно найти бабушку, увлеченную спортивной статистикой, а для фанов сие все же лучше, чем драки с фанатами других клубов). В цивилизованных странах их вообще не относят к игорному бизнесу, в нашем же законопроекте — причесали под одну гребенку с казино и “однорукими бандитами”. Новые требования могут привести к тому, что Россия “прославится” на весь свет — у нас не останется ни одной букмекерской конторы. Из-за того, что им, как и казино, придется соблюдать статью закона о размере площади игорного заведения.

— Наши пункты с одним сотрудником похожи на театральные кассы — и по виду, и по размеру, — продолжает г-н Линев. — А московский закон предполагает, что зал должен быть не менее 80 кв. м с отдельным входом. Букмекерские конторы часто располагаются в торговых комплексах — не в чистом же поле их ставить. Много ли театральных касс смогут выполнить подобные требования и найдется ли хоть один чокнутый арендодатель, готовый для сдачи закутка в 2—3 кв. м рубить в здании отдельный вход?

Но и это еще цветочки. Федеральный закон и вовсе закроет футбольным фанам путь даже в спортивные и физкультурно-оздоровительные учреждения, где им, собственно, и место. Но самые большие опасения у букмекеров вызывают т.н. чистые активы, обозначенные в федеральном законопроекте. Ни у одной букмекерской конторы этих активов нет. Сравнивать крупное казино в центре Москвы и мелкие конторы в Твери или Саратове просто глупо, — недоумевают букмекеры. Их доходы несопоставимы со сверхдоходами казино или игорных залов и тотализаторов, которые закладывают объемы прибыли изначально. Букмекеры считают, что про них законодатели в спешке просто забыли.

В общем, проблем с игорным бизнесом у властей — вагон и очень большая, нагруженная с верхом телега. Но как бы то ни было, все мы являемся свидетелями крутых перемен. Какие плоды дадут федеральные и региональные законы, покажет время. Ясно только одно: столь же радикально, как когда-то во Франции, наши законодатели не поступят — это невыгодно никому, в том числе теневым думским лоббистам. Во времена Наполеона в Париже игорные заведения закрыли за сутки, а конфискованные при этом деньги и ценности изъяли в пользу казны. Примерно то же самое уже в наши дни сделали в Турции и Китае. Россия же, как обычно, пойдет своим путем. И набьет на этом пути свои шишки.





Партнеры