Вова Питерский размножает Россию

Земляк президента “нарожал” 17 Цариц и Королей

1 июня 2006 в 00:00, просмотров: 248

После известного Послания президента некоторые семьи задумались о втором или третьем ребенке. Петербуржец Владимир Алексеев ждет семнадцатого. На достигнутом останавливаться не собирается. Дети — дело его жизни, потому он одаривает их необычными именами. Сыновей назвал Королем да Государем, одна дочь — Царица, другая и вовсе — Красавица-Умница-Любимица. На что кормится это необычное семейство? Счастливы ли дети, имеющие столь неординарные имена? И вообще, как живет семья, где цель существования одна — родить как можно больше новых граждан?

Качественный производитель

— Ты на меня не смотри, вообще по документам я инвалид: слепой, глухой, немой и хромой, — смеется Алексеев, высокий статный мужчина, что называется, в самом расцвете сил, хотя по паспорту ему и шестьдесят. — Врачи ограничили мою трудоспособность работой на дому, не более двух часов в день, в специальных условиях, без нагрузки на зрение и верхние конечности. Вот я дома, не более двух часов, на кровати, с помощью жены спасаю нашу с вами общую Родину единственным своим оставшимся здоровым органом, успешно производя новых граждан.

Успехи Алексеева в продолжении рода налицо. От первой жены у Владимира пятеро детей. Когда, по его словам, жена Людмила состарилась и не могла больше воплощать планы Алексеева по улучшению человеческой породы, он отправил ее на пенсию и взял жену на двадцать лет младше себя. Вдвоем они снова взялись за дело: младших Алексеевых теперь в общей сложности шестнадцать. Семнадцатый на подходе… Пятеро старших, от первого брака, уже давно не дети. Но отца тем не менее не забыли. И не бросили, несмотря на его “потребительское” отношение к их матери. Они регулярно подбрасывают денег на содержание младших братьев и сестер.

— Я — доминантный самец. Это же главное для мужчины — оставить потомство. А те, кто ни на что не способен, лезут во власть, в политику, за большими деньгами. И такие ползуны не мужчины, а просто сморчки. А нормальный человек никому ничего не доказывает. А зачем? Он и так полноценный.

Для большей наглядности своей мужской состоятельности Алексеев продемонстрировал мне “членограмму”. На картинке изображен жизненно важный орган “в натуральную величину”, внизу “величины” — предки, а в сторону отходят веточки — потомство.

Царская доля

Потомство у Алексеева, прямо скажем, царское. Сыновей зовут Королями да Государями, дочерей — Царицами. Имена у них такие. Царские титулы собственным детям Алексеев начал раздавать пять лет назад. Это, как он говорит, была вынужденная мера. В детском саду, куда ходила его дочка Маша, было сразу три Маши Алексеевых. Его Маша была под номером 2.

— Имя дается человеку, чтобы его выделить, — говорит Алексеев. — Соответственно имени люди к человеку и относятся. И сам человек старается ему соответствовать. Я подумал, будут мои внуки Максимовичами, Артемовичами, а могли быть Царевичами и Королевичами. Все Викторы — пьяницы, так зачем я своего сына буду так называть. А Царь — значит “единовластный правитель”.

И пошло-поехало. Сначала появилась Царица, потом обладательница тройного имени Любимица-Красавица-Умница, потом Царь и Государь. Скоро родится Королева.

— Я всех своих дочек называю умницами и красавицами, а одну прямо так и записал в свидетельство о рождении: “Любимица-Красавица-Умница”. Я обеспечил ее комплиментами на всю жизнь. Сами попробуйте кого-нибудь назвать Любимицей-Красавицей-Умницей, а потом сказать что-нибудь плохое про нее. Не получается, звучит фальшиво. Такое имя — своеобразный оберег от злословия. За Царя или Короля все девушки замуж толпой. Жена Царица — мечта многих парней.

По поводу своих имен дети не комплексуют. По крайней мере, никто из них поменять имя на какое-нибудь “человеческое”, привычное слуху пока не хочет.

— Они гордятся своими именами, — рассказывает их отец. — Представляете, дети в школе друг другу хвастают: “А я сегодня с Царьком играл”.

Маленькому Государю пять месяцев. Он пока еще не понимает, какое у него особенное имя, и откликается просто на “маминого любимого сыночка”. Будет он гордиться своим именем или оно покажется для него обузой, пока неизвестно.

Впрочем, не только в именах дело. Алексеев детьми гордится не напрасно. Все они отлично учатся, ходят в “музыкалку”, отлично рисуют.

— Важно качество детей при большом количестве. Поощрять нужно производителей “достойного продукта”, — поясняет родитель.

Эти “поощрения” он регулярно выбивает из чиновников, забрасывая их жалобами и обращениями. На 3 тысячи пенсии детей не прокормить. Вот и выбивает Алексеев для ребят все жизненно важное из госструктур и общественных организаций. Быт в доме нехитрый, но все необходимое есть. Даже музыкальные инструменты для детей, которые отдали Алексеевым школы…

Учатся отпрыски Алексеева в одной из лучших гимназий. По словам отца, у его детей должно быть все самое лучшее. Он выбил своей огромной семье отличную квартиру на Энгельса, в “депутатском” доме.

— Как? Я никогда ничего ни у кого не прошу. Я требую. Я, когда еще с первой семьей жил, писал во все инстанции: “Мне необходима квартира. Иначе где я буду растить верных ленинцев?” И дали, конечно же. И сейчас так же.

За настырность и “правдоискательство” Алексеева периодически пытаются проверить на предмет психического здоровья. “Меня тут уже пытались принудительно в психоневрологическом диспансере обследовать, чтобы я больше писем чиновникам не писал”. Не вышло… И Алексеев продолжает свою “войну” на благо детей.

Жилищем многодетный отец остался доволен. Квартира большая, соседи приличные — чиновники и депутаты. Недостаток у них, по словам Алексеева, только один, но зато огромный.

— Встречаю я как-то одного депутата, а он на меня так презрительно посмотрел и говорит: “Я детей плодить не собираюсь, я собачек разводить буду”, — рассказывает Владимир. — Хотя работа хорошая, деньги есть. Я его спрашиваю: “Почему рожать не хочешь?” А он говорит: “Я такая сволочь, не хочу, чтобы мой ребенок был на меня похож”. Я ему: “А если он будет на жену похож?” “Что?! — возмутился тот, — на эту стерву?! Да она собак больше людей любит”. Так и живут они с псинами вместо детей.

Институт невест

— А какие у меня дочки! — хвастается Алексеев. — Маша, иди сюда, сыграй нам что-нибудь.

Девочка лет двенадцати с длинными светлыми волосами корчит гримаску, но послушно берет аккордеон и объявляет: “Итальянская песня”.

— Вот, замуж готовлю, — поясняет Алексеев.

— А аккордеон при чем? — удивляюсь я.

— Есть такой Делийский институт невест. Там считается, что хорошая жена должна уметь петь, танцевать, играть на шести музыкальных инструментах, чесать спину мужу, ухаживать за пьяным супругом, его ноги мыть и воду эту пить. То есть содержать мужа в такой чистоте, чтобы вода с его ног всегда была чистая. Все почти как в нашем “Домострое”. Вот это главное, а не красота. Красота с возрастом уходит, тело истаивает, прячется, а душа выходит наружу.

Девочка доиграла песню под папины аплодисменты. Маша замуж пока не хочет. Своим папой гордится. Уроки отца усваивает хорошо.

— Маша, ты тоже хочешь много детей? — спрашиваю я.

— Да. В нашей стране уничтожили всех активных людей, и народ сейчас вымирает, так как некому его защищать, — говорит Маша. — Мой отец да Караулов одни только и борются, а остальные сидят, поджав хвосты.

Для девяти сыновей у Алексеева тоже есть система воспитания. Владимир написал трактат “Как жить”, важное место в нем отведено отношению к женщинам. Правда, прочитав эти высказывания, я понадеялась, что его сыновьям они все-таки не понадобятся.

“Психологию женщин вы легко поймете, если будете смотреть на их низ, помня о психологии самок. У женщин гипертрофированный эгоизм, то есть они рассматривают все события только с точки зрения полезности себе”. “Вы смотрите на своих жен через розовые очки, затуманенные мужским половым гормоном. Если временно уровень гормона значительно понизится по причине большого расходования на любовниц, вот только тогда вы разглядите своих жен, которые хитро выбрали вас”. “Женщине изображать любовь к мужчинам выгодно и жизненно необходимо. Тем более что женщины даже от секса получают удовольствие в семь раз больше”.

— А вы жене цветы дарите? — интересуюсь.

— Конечно! Уж это я умею! Все как полагается. Она у меня живет как королева, никаких забот и проблем не знает. Единственная обязанность — рожать.

Его жена Надежда действительно выглядела вполне довольной жизнью, сейчас она мечтает еще об одной дочке.

— А когда хоронить меня будут, представляете, сколько народу на похороны придет! — размечтался Владимир Алексеев. — Целый город. А я им в завещании напишу: “Вы все братья-сестры, любите друг друга”.




Партнеры