Кавалеры проходного бала

Как охмурить даму с помощью агенда

24 июня 2006 в 00:00, просмотров: 1065

Где мадам, там и мусье. О чем они шепчутся в бальных кулуарах? Исключительно о том, что происходит в будуарах…

В Москве грянула пора выпускных балов — школьных и институтских. А стоило ли столько учиться, чтобы попасть на финишную вечеринку? Завсегдатаи современных Дворянских собраний так не считают. Для них совершить подобный раут — все равно что шею помыть. Светские львы и львицы издавна слыли праздными гуляками.

Журналистка “МК”, заделавшись Наташей Ростовой, посетила один из традиционных столичных балов.


“Карету мне, карету!” — хотелось крикнуть прямо на перроне метро — так пристально смотрели на мой вечерний прикид пассажиры. Впрочем, лошадей у здания Культурного центра Вооруженных сил замечено не было. Зато всяких бальных “Мерседесов” — сколько угодно, в три ряда.

— Где же ваши перчатки? — кинула на меня придирчивый взгляд бархатная дама.

На самом деле перчатки были. Я их отрыла в бабушкином сундуке, постирала, подшила и благополучно забыла дома. Ах, как неосмотрительно! Ведь мероприятие целиком подчинено “протоколу этикета торжеств”.

— Во время танца кавалер будет касаться ваших вульгарно неприкрытых рук! Это так интимно… — дресс-дама даже поморщилась. — Волосы у девушки должны быть подобраны, и никаких сумок на плече! Одна журналистка как-то вообще пришла к нам в джинсах. Отправили ее переодеваться. Так и вечернее платье у нее оказалось выше колен. Пришлось не пустить девушку на бал… Но учитывая, что танцевать вы много не будете, — прошу...

— Какой пассаж! — жаловалась Лидия Щедельская, хозяйка бала. — Представьте себе, они пробрались через черный ход в этих немыслимых нарядах!

Похоже, имелась в виду женщина в обтягивающем красном платье с разрезом по самое не балуйся. А также несколько пар, закутанных в нелепые рюшки и кружева.

Тут-то и выяснилось, что отлучить от бала при входе из-за того, что гость одет не по этикету, дело привычное. А вот вышвырнуть случайно запущенного на праздник человека уже нет возможности. Это скандал и безобразие.

В Москве существует несколько клубов и ассоциаций, устраивающих балы. Приемы делятся на исторические, которые возрождают традиции прошлых веков, и этикетные, куда ходят любители потанцевать, — пышные юбки они заменяют современными вечерними платьями. Балы Дворянского собрания отличаются тем, что участники одеваются и “кидают понты” в соответствии со своим титулом и происхождением. Цена за вход на такие приемы доходит до нескольких тысяч долларов.

“Бал курсантов и юных девиц”, на котором побывал репортер “МК”, устраивался для выпускников военных вузов Москвы, в учебную программу которых входили обязательные уроки изящных манер и обучение танцам по три раза в неделю. Но вскоре на тусовку подтянулись и завсегдатаи бальных тусовок со всей Москвы.

— Обратите внимание, мальчики отпускают дамам только фразы комплиментарного порядка, — сообщила Щедельская. — А барышни обсуждают между собой лишь прелести природы и звуки музыки…

Я подслушала одну такую беседу. Парень с военной выправкой учтиво наклоняется к своей партнерше по танцу и, как его научили, беседует о погоде:

— На улице сегодня мерзость — ветер, дождь… Может, после бала рванем ко мне домой?

По залу, как разноцветные фантики, кружатся пары. А вот девчонки стоят в сторонке, веерочки в руках теребят.

— Вон ту швабру видишь? Как она на Скворцова повесилась? — бормочет девушка с кружевным декольте.

— Чтоб он ей подол оттоптал! — стреляет глазами вторая.

Тут я встретилась глазами с подтянутым старичком. Поверх его черных штанов сидел белый фрак. Но главным достоинством господина была прическа: седые волосы скручены трубой и от макушки поднимаются вертикально. С этим “вавилоном” контрастировали весьма скупые бакенбарды. Дед сделал шаг, подцепил мою руку и прильнул губами:

— Вы само очарование, сударыня, я не решался к вам подойти, потому что дама должна первая поклониться, — тараторил он. — Позвольте представиться — Анатолий Мазалов, президент ассоциации клубов бального танца и изящных манер. У нас на исторических балах вообще не принято заговаривать с неизвестным, пока тебе его не представит общий знакомый. Но раз у нас так получилось, я обязан вас пригласить…

И не успела я сообразить — куда, как старик уже увлек меня на паркет и закружил в танце. “Раз, два, три! Раз, два, три!” — чеканил Мазалов. Я на каждую цифру впечатывалась в его лакированные ботинки...

— Вы, наверное, заметили огрехи в поведении молодых людей? Как они делают реверансы? Скрестили ноги и чуть приспустились… Тогда как приличия требуют надолго замирать, присев на левую икру, — свой рассказ Анатолий Михайлович иллюстрировал легкими прыжками и поклонами. Удивительно, но президент означенной ассоциации и вовсе не учился хорошим манерам. С 17 лет он занимался бальными танцами и до 65 кутил на балах, после которых каждый раз возвращался домой, где его ждала мама с ужином. Или с завтраком (это как получится). — Особенно скрупулезно соблюдают манеры люди из высшего сословия. Ходит на мои балы 80-летний дворянин Козловский, приезжает ради них специально из Франции. Почти по Грибоедову: с самолета — сразу на бал!

— А я думала, что дворяне на балах всю жизнь напивались…

— Застолье в наше время сменилось фуршетом. Конечно, мы выпиваем шампанское и сухое вино, — степенно сообщил Мазалов. — Но водка — это не комильфо. А какие тосты мы говорим!

Вдруг к нам, запыхавшись, подбежала Лидия Щедельская: “Танго! Анатолий Михайлович! — волновалась она. — Вы ангажировали меня!” Откуда-то из складок фиолетовой юбки она извлекла вдвое сложенную открытку величиной с календарик. Внутри были вклеены листы — расписание танцев. Напротив мазурки, вальса и танго стояли витиеватые росписи.

— Это самый важный документ на любом балу — агенд, — сообщила она, вернувшись после того, как Мазалов выполнил рыцарский долг. — На балу спонтанно приглашать не принято. Лучше за несколько танцев ангажировать нужную даму и скрепить росписью эту договоренность.

Только что же это за бал, если есть агенды, реверансы и танго, но при этом ни одного разбитого сердца? Такой бал — дерьмо, господа! А журналистка “МК” все-таки оказалась на подлинном мероприятии. И под конец ее самое непременно должен был бросить эдакий ветреный молодой курсант… Так и произошло.

— А теперь — заключительный полонез! — пафосно объявила Лидия Щедельская. — Пары строятся, подходят к церемониймейстеру. Дамы получают в подарок розу… — ко мне она тоже подтолкнула высокого курсанта в зеленой форме. — Маша, вот вам партнер. Отправляйтесь с Сережей в очередь за розой…

Однако курсант и не думал становиться в очередь со мной. Вместо этого он загнанно щерил глаза в толпу и сквозь зубы повторял: “Щас-щас-щас”… Наверное, у него уже была на этот пост кандидатура. А журналистка “МК” спутала ему все карты...

— Ты что? Так с дамами поступать не принято! — потом отчитывала его хозяйка бала.

Но слишком поздно: сердце нашей героини треснуло по швам и рухнуло в пятки. И только ива в городском парке заплакала о ней…




    Партнеры