Что сказал попугай диктатора

Сокровища корсаров надо искать в Хорватии

1 июля 2006 в 00:00, просмотров: 520

Один мой знакомый, итальянский журналист, побывавший в восьми десятках стран и издавший 60 путеводителей, как-то сказал: “Если ты не была в Хорватии, ты не знаешь радости жизни! Там лучшее море, лучшая еда, самая красивая природа и самые приятные люди.” “Что ж это за страна такая, что даже итальянцы от нее в восторгег?” — думала я. К счастью, долго гадать не пришлось.


Мое знакомство с хорватским побережьем началось с Истрии — северной части побережья, где любили отдыхать еще римские патриции.

Самый живописный местный город — Пореч. Наш автобус проезжает стройные аллеи оливковых деревьев, аккуратные грядки, красивые дома с красными черепичными крышами и железными витыми балкончиками. Воздух сухой и пряный, как в Крыму, но запах другой — сладкий, из смеси моря, цветущих тополей, сосен и душистых трав. Природа здесь и вправду завораживает — зеленые парки, бархатные холмы.

12 часов дня, а магазины уже закрыты — сиеста. Откроются они только в пять вечера, когда спадет жара. В Порече много домов и улиц, выложенных знаменитым истринским камнем. Именно из него построена почти вся Венеция.

— За пять веков власти венецианцев они разграбили почти все города в Хорватии. Растащили массу местных памятников, чтобы построить дворцы в Италии, — возмущается наш гид Лариса. — Но что поделать, теперь их уже не восстановишь.

Истрия — самый близкий к Италии регион, когда-то он был частью Венецианской Республики. Немудрено, что архитектура и кухня местных городов очень схожа с итальянской. Здесь тоже едят пасту, продают украшения из муранского стекла, сушат белье на улице, а местные жители сплошь говорят на итальянском. Отсюда до Венеции три часа езды на пароме — если у вас есть шенген, можете купить экскурсию. Но в Истрии и своих жемчужин хватит на целое ожерелье. Например, базилика Святого Евфразия VI века. Благодаря ее знаменитой мозаике Пореч внесен в список мирового наследия ЮНЕСКО. Куда бы вы ни пошли в Порече — наткнетесь или на развалины римских терм, или на дворец венецианского купца, или на творение итальянских зодчих.

Местное население на редкость дружелюбно и к русским относится с душой. Хорватский язык вполне понятен нашим соотечественникам и очень похож на старославянский. Судите сами: “хвала” — спасибо, “лепый” — красивый, так что в отелях вы можете спокойно говорить по-русски — вас поймут. Здесь была изобретена глаголица, которой до сих пор учат в местных школах.

Без порток и в шляпе

Наша яхта идет вдоль Лимского фьорда — красивейшего места в Истрии. По пути мы заходим в небольшую бухту и видим: мама и папа загорают на носу лодки, толстощекий сын-подросток стоит с удочкой, дочка сидит, болтая ногами в воде. И все — в чем мать родила!

Завидев нас, туристы не бросились прикрываться, а лишь дружелюбно улыбнулись...

Мимо проплыл еще один нагой, как шашка без ножен, мужик.

— Ой, смотрите, голый, а в носках! — завизжали девчонки.

— Это же не носки, а тапочки, чтобы ноги не поранить о камни...

Нудисты в Хорватии — явление нормальное. Именно здесь появились первые официальные пляжи для натуристов, тут проводятся их международные слеты. Особенным успехом пользуется крупнейший в Европе нудистский комплекс во Врсаре. На 120 гектарах отдыхают 20 тысяч любителей раздеться догола. Носить одежду разрешено только персоналу...

Узкую полоску моря в Лимском фьорде, протиснувшуюся между лесистых гор, когда-то бороздили пиратские корабли. Среди скал им было легче всего прятаться. В пещерах корсары прятали свою добычу — археологи нашли вдоль фьорда массу ценностей, а местные жители до сих пор проводят в этих местах раскопки. Впрочем, законом это запрещено.

Теперь вместо пиратских суден здесь ходят яхты и паромы с туристами, а в здешней воде разводят самых вкусных мидий. Из-за сильных родников образуются водовороты, где соленая вода смешивается с пресной. Лучшего места для моллюсков не придумаешь — естественная циркуляция воды, и сильное течение.

В хоре только дедушки

Успех Хорватии в том, что эта страна специализируется на экологически чистом отдыхе. На побережье нет ни одного промышленного предприятия, за галечными пляжами очень тщательно следят — в Хорватии самое большое количество “голубых флагов” (знак чистоты). Воду в бутылках здесь не покупают — пьют ее из-под крана. Государством запрещены генетически модифицированные продукты. Семьдесят процентов территории страны занимают сосновые леса и оливковые рощи...

Нас привезли в частную гостиницу — небольшой дом на тихой улочке. Моря здесь нет, до пляжа надо ехать на машине. В доме несколько комнат-номеров с балконами. Внизу — общий ресторан. В номере деревянная мебель начала XIX века. Высокие кровати, окна с деревянными ставнями и белоснежными занавесками из ришелье — дырчатого кружева. На прикроватном столике полевые цветы. Все удовольствие — 70 евро в сутки на человека.

При отеле есть собственное хозяйство: куры, свиньи и погреба, в которых солят сыр и сушат окорока. Каждый постоялец может принять участие в процессе, подоить корову, почистить курятник, в общем, пожить сельской жизнью. С той лишь разницей, что спать он будет в хоромах со всеми удобствами, а готовить ему будет личный повар.

Еда в Хорватии выше всяких похвал. Это можно понять даже по местной поговорке: “Рыба плавает три раза”. Первый раз — в Адриатическом море, второй — в оливковом масле, и третий — в вине.

С оливковым маслом хорваты готовят все. Это национальное достояние: его так берегут, что даже не экспортируют. В каждой гостинице продукты только что с грядки или из моря — это еще одна причина, по которой в Хорватию возвращаются туристы.

Главная гастрономическая достопримечательность — свиной окорок, обмазанный специями и высушенный на сквозняке. Готовое мясо тонко режут, и подают перед основными блюдами на закуску к вину.

В ресторане обязательно попробуйте морское ассорти. Это будет стоить не более $30, зато вы сможете попробовать сразу “всю Адриатику”. Вам принесут огромное блюдо с несколькими рыбинами, кальмарами, осьминогами, креветками, сепиями, гребешками, мидиями, запеченными на гриле. Не оставьте без внимания и пасту с чернилами каракатицы — это спагетти черного цвета с теми же осьминожками, кальмарами и креветками. Объедение!

Хорватия — главный поставщик трюфелей в Европу. Грибы, растущие под землей, ищут при помощи специально натренированных собак или свиней. Сегодня килограмм трюфелей стоит около 400 евро. Ценится этот гриб за сильный аромат.

Возле отеля нас встретила группа мужчин — играли на аккордеоне и гитаре, пели хорватские песни. Мужчины сели перед входом в ресторан, хозяин вынес им по рюмочке ракии.

— Это члены клуба пенсионеров, он находится в соседнем доме. Дедушки собираются и поют.

— Какие дедушки? Им же всем максимум по 50.

— Да что вы! Им по 80 лет, просто хорошо сохранились.

Пока мы обедали и осматривали отель, голоса мужчин заметно приободрились и стали громче. Через два часа пения на солнышке и еще одного подноса с ракией хор утратил былую стройность. Еще через полчаса дедушки разбрелись поспать. Самый стойкий, опустив голову на грудь, продолжал петь, но уже без слов.

“Завидная старость у людей”, — вздохнули мы и побрели к автобусу.

Остров диктатора

Архипелаг Бриуни — это заповедник, где на воле гуляют дикие звери, где самые чистые пляжи, а по острову ездят только электромобили. Здесь же располагается бывшая резиденция экс-руководителя Югославии Иосипа Броз Тито. На Бриуни собраны тысячи растений со всего мира — здесь есть вековые дубы, пинии, омелы, редкие пальмы, кактусы. И долгожитель — оливковое дерево, которое видело еще римских патрициев...

В Хорватии диктатора Тито почитали до самой смерти. Жить он умел. Сменил трех жен, наплодил пятерых детей, был известным гурманом, страстным охотником и коллекционером животных. Каждый прибывший на остров правитель или король дарил Иосипу живого зверя. Только с нашим Хрущевым вышел казус. Видимо, не найдя в России живого зайца, генсек привез в Хорватию чучела беляков и полярных сов. Они, кстати, до сих пор украшают музей Броз Тито. А самый необычный экспонат — фотография Тито, выпускающего белоснежного голубя мира. Рядом с фото на лесках подвешено... чучело того самого голубя. Видимо, на память потомкам.

Наш паровозик проезжает мимо вольеров со слонами.

— Правда, они не размножаются, — вздохнув, поясняет гид. — Слишком мало им отвели места для любовных игр. А вот в этом вольере жили тюлени. Не поверите, они совершили организованный побег — перепрыгнули через ограду и уплыли в море. Скорее всего погибли.

Один из немногих уцелевших живых экспонатов парка — желтоголовый какаду Коки, которого Тито подарил своей внучке. Этому попугаю уже более 40 лет, а он до сих пор веселит туристов своими разговорами. Коки знает по-хорватски “Как ты себя чувствуешь?” и “Как тебя зовут?”, а еще массу ругательств, которые табличка перед клеткой призывает не принимать на свой счет.

Тайна святой девочки

Второй по величине город Хорватии, Ровинь, — круглый, как блин, потому что стоит на круглом острове. Когда-то он был крепостью, отгороженной от мира. 300 лет назад из-за дефицита земли жители засыпали узкий пролив, отделявший город от материка. И теперь на нем тоже возведены дома.

Ровинь называют хорватской Венецией. Здесь нет каналов, зато есть набережная с домами рыбаков, узенькие улочки, внутренние дворики с неожиданными лестницами, ведущими куда-то вверх, лодки, пришвартованные прямо к подъезду, и скользкие, отполированные миллионами ног булыжные мостовые.

Не зря этот живописный город выбрали художники — каждый год здесь проходит конкурс живописцев со всего мира, на который съезжается вся европейская богема, чтобы прикупить задешево какого-нибудь будущего да Винчи или Ван Гога.

Главный храм Ровиня — церковь Святой Эуфемии. Жила она в IV веке, и было ей всего 15 лет. Дочка богатого римского патриция принадлежала к группе первых христиан. Римские легионеры отдали их на съедение львам. Животные всех растерзали, а тело Эуфемии почти не тронули — вокруг него возникло свечение. Останки девушки решили захоронить на родине, но когда их перевозили по морю, разразилась страшная буря и корабль затонул, а гроб с телом Эуфемии прибило волной к Ровиню. С тех пор сюда приезжают люди, чтобы обратиться к святой за помощью. Особенно помогает Эуфемия больным. Местные гиды знают десяток историй чудесного исцеления.

А еще в Ровинь приезжают посидеть в кафе на набережной, пройтись по сувенирным лавкам, посетить рынки со множеством морских деликатесов и дешевых фруктов.

Когда мы садились на катер, флюгер с фигуркой девочки-святой повернулся в нашу сторону, то ли прощаясь, то ли указывая дорогу. И мне очень захотелось вернуться сюда еще раз, чтобы подольше побродить по улицам этого города. Где никто никуда не торопится, и кажется, что жизнь остановилась. Наверное, за это мой знакомый итальянец так любит Хорватию. Теперь к нему присоединилась и я.


ЧЕМ ГОРДЯТСЯ ХОРВАТЫ

Авторучкой — ее изобрел в 1906 году в Загребе Славолюб Пенкала.

Галстуком — изобретен в Хорватии и с XVII века начал свое шествие по Европе.

Марко Поло — известный мореплаватель родился в Хорватии.

Дактилоскопией — оттиск пальцев как метод идентификации личности изобрел хорват Иван Вучетич.

Цеппелином — управляемое летающее средство придумал загребчанин Давид Шварц, но потом продал его немцу Фердинанду Цеппелину.

Далматинами — порода черно-белых собак выведена на хорватском острове.


Благодарим за помощь Хорватское представительство по туризму в Москве.






Партнеры