Водные и земляные поиски Авиньона

Бартабас сказал: “Не спать!”

11 июля 2006 в 00:00, просмотров: 414

В условиях изнуряющей жары (под 300С) открылся Авиньонский театральный фестиваль — 60-й по счету. Судя по программе, заявленной организаторами, будет еще жарче, чем на ртутном столбике термометра.

Из истории. Время действия — 1947 год. Место действия — Авиньон, Папский дворец, где энтузиасты от искусства собирают молодые свежие силы. Один из них приглашен из Парижа — это режиссер Жан Вилар, сделавший несколько громких постановок в столице. Он не терпит компромиссов в искусстве и отвергает предложения перенести успешные драматические спектакли на площадки Авиньона. Он ставит сразу три новых. Мэр Авиньона — месье Понс — поддерживает радикала, и этот вызов положил начало старейшему европейскому фестивалю.

Вилар изобретает свой театр, стоящий на трех “китах”: труппа, великие тексты, голая сцена. Голая правда не декларируется, но правда жизни подразумевается. И самый главный фактор — звездное небо, под которым и творится театр. Площадкой, отвечающей всем этим требованиям, становится Папский дворец, где собираются свыше трех тысяч зрителей.

Из настоящего. 60-й фестиваль ознаменован мощной программой. Ее сформировал уникальный художник нашего времени Джозеф Надж, ставший в этом году худруком фестиваля. Он сформулировал два образа, определивших основное направление нынешнего форума. Во-первых, земля как олицетворение корней и идентичности и, во-вторых, вода — как то место, где происходит движение. Первым из больших режиссеров на старт вышел наш Анатолий Васильев, не раз приглашаемый в официальную программу Авиньона. На сей раз он представляет спектакль “Моцарт и Сальери. Реквием”.

Сам Надж представляет два спектакля — “Асобу” и “Пасо Добль”, рожденных на стыке разных культур и жанров. “Асобу” — вместе с японскими танцорами, музыкантами. А “Пасо Добль” — Надж сделал совместно с известнейшим скульптором Микелем Барчело.

Но главная площадка фестиваля — Папский дворец — отдана русским. То есть русской классике в лице “Варваров” Максима Горького. Классическую пьесу поставил Эрик Лакакаскад. Новая программа и у конного короля — месье Бартабаса. Она называется “Баттута” — эдакая песнь о цыганах, чья необузданная любовь к свободе и воле в свое время перевернула жизнь самого Бартабаса. Но одним вечерним спектаклем Бартабас не ограничится. Он решил сам 5 дней не спать и другим не давать. Энтузиастам, которые разделяют его убеждения, он предлагает перформанс под названием “Восход солнца”. Причем в прямом смысле слова — действие намечено на 5.30 утра. Именно в этот час Бартабас выведет народ в чисто поле, чтобы перед лицом восхода… Ну, каждый сам решит, что в его душе и судьбе произойдет.

Патриарх мирового театра сэр Питер Брук три недели играет спектакль “Сизве Банзи умер” — сочинение трех авторов: белого и двух черных. Обращение великого мастера к историческим событиям времен апартеида на юге Африки свидетельствует о социальной активности 81-летнего художника. Безусловно, г-жа Мнушкина составляет достойную партию социально-политическим устремлениям Брука, но только в визуальной версии — со знаменитым спектаклем театра “Дю Солей” “Последний Каравансарай” будет только на экране в продолжение пяти с лишним часов. Всего же в официальной программе около 40 спектаклей и, как всегда, свыше 100 — в неофициальной, оккупировавшей весь город.




Партнеры