Кв-кукиш

За символическую зарплату сельчане получили символическую жилплощадь

12 июля 2006 в 00:00, просмотров: 304

Времена меняются, а простого человека, как и при советской власти, можно купить с потрохами, предложив ему крышу над головой. В совхозе имени XXI съезда КПСС, видимо, на это и рассчитывали, когда приглашали работников на символическую зарплату, но с перспективой получения жилья. Привыкнув верить на слово, люди честно отработали за копейки по нескольку лет. Представляете, каково им после этого получить от ворот поворот?


Таиса Колмогорцева, как и многие ее соратницы по несчастью, в 2001 году пришла работать в совхоз по объявлению. Так хотелось верить в сказку со счастливым концом: работаешь 5—6 лет за копеечную зарплату, но зато потом, как только подходит очередь, дают квартиру. Впрочем, сказкой работу Таисы Борисовны можно назвать с большой натяжкой. С 7 утра в телятнике. И в зной, и в стужу. Дома хлеб не всегда маслом намазан — на пару тысяч рублей не сильно разбежишься. Одна надежда была у Колмогорцевой, что после всех мучений пропишут ее с семьей в служебной квартире.

— Я даже от инвалидности отказалась, хотя заработала себе позвоночную грыжу, — сокрушается Таиса Борисовна. — Дни считала, ждала своего жилья. И на тебе!

Ветер начал дуть в противоположную сторону, когда в совхозе сменилось руководство. Корабль с идеологически выдержанным названием вдруг взял капиталистический крен. “Не будет вам никаких квартир!” — заявили людям.

— Как же так? — негодуют женщины. — Разве можно 67 семей выставлять на улицу?

Самое обидное, что показать в инстанциях и в суде этим несчастным, кроме своих мозолистых рук, нечего. Договор о предоставлении служебного жилья не содержит ни строчки о том, что потом эти квадратные метры передадут в собственность. Хотя на словах это подразумевалось. Людей просто-напросто обманули, пользуясь их доверчивостью и юридической неграмотностью.

— Нам пеняют на то, что мы прописаны по другому адресу и должны туда выселяться, — возмущается Светлана Михайлицына. — Но мы потому и шли сюда работать, что толком жить негде. Да, я прописана у свекрови, но там 20 кв. м на четыре человека. Мы оставили в совхозе силы и здоровье, а теперь с нами обращаются как со скотом.

Который год Светлана после оплаты жировки получает на руки всего 64 рубля. Чистая зарплата уборщицы, молоденькой Елены Прохоровой, и того меньше — 49 рублей. С восьмилетней дочкой она занимает в совхозном доме комнату в коммуналке.

— Естественно, я пришла работать за жилье, — говорит Лена. — Принесла документы, что я нем действительно нуждаюсь, их проверили, и меня поставили на очередь. Но как только пошла эта кампания на выселение, меня начали выживать с работы. Я подъезд мою, а техник-смотритель в это время на меня докладные пишет.

Тактика совхозных рулевых незамысловата. Поселок Ново-Дрожжино, где живут работники совхоза, расположен всего в нескольких километрах от МКАД. Эти квартиры гораздо выгоднее продать, чем отдавать людям. И плевать, что они положили за эти квадратные метры годы своей жизни и помогали совхозу оставаться на плаву, работая за гроши.

На днях группа работников совхоза, которых грозят выселить, обратилась в приемную уполномоченного по правам человека РФ Владимира Лукина. Там признали, что их права нарушены, и обещали помочь. Может, хоть эти обещания будут выполнены?





Партнеры