Окруашвили в тумане

Кодори может стать Ватерлоо для грузинского Бонапарта

28 июля 2006 в 00:00, просмотров: 238

Вечером в среду спецоперация в Кодорском ущелье была временно приостановлена из-за сильного тумана в горах. Однако уже утром в четверг было объявлено о возобновлении операции, которая идет уже третьи сутки. И хотя периодически появляются сообщения об окончании какой-то ее очередной фазы, главная цель пока не достигнута: кодорский мятежник Эмзар Квициани не задержан и не сложил оружия. Правда, теперь он лишен возможности излагать свою позицию в эфире ведущих телекомпаний Грузии: мобильная связь в ущелье полностью блокирована.

Одним из последних, кто еще во вторник беседовал по телефону с Квициани, стал бывший министр госбезопасности Грузии, ныне лидер оппозиционного движения Ираклий Батиашвили. Квициани сам позвонил ему, когда в ущелье начались перестрелки.

— У меня в течение всех этих дней были регулярные контакты с Квициани, которого я хорошо знаю и считаю героем и патриотом, — рассказал Батиашвили спецкору “МК”.

— Я считаю, что у властей Грузии были все возможности урегулировать конфликт путем переговоров. Какая-то небольшая возможность этого сохраняется и сейчас. Для этого нужно прекратить огонь. К сожалению, у правительства и президента не было никакого желания решать вопрос мирным путем. Ситуация там на самом деле очень тяжелая. Мне жаль как население Кодорского ущелья, которое, по сути, является сейчас объектом нападения собственного правительства, так и солдат, которые вынуждены стрелять в своих сограждан.

По мнению Батиашвили, который принимал участие в абхазской войне, заявления грузинского руководства о том, что Квициани “предатель” и вступил в сговор с абхазами и российскими военными, являются “полной чушью”: “Его батальон “Охотник” — это настоящие герои; только благодаря их самоотверженности абхазы в 1993 году не смогли взять под свой контроль Кодорское ущелье, и мы сохранили этот грузинский плацдарм в Абхазии”.

Телекомпания “Рустави-2” весь вечер транслировала переданную ей спецслужбами “прослушку” телефонного разговора Квициани и Батиашвили, которая, по утверждению последнего, является монтажом:

— Он сказал, что разговаривал с замминистра обороны Абхазии Гарри Купалба, которого просто знает лично. И тот ему в шутку предложил: может быть, вам нужна помощь? Квициани сказал “нет”. Так это “нет” вырезали — и в таком виде дали в эфир!

…По пути из Тбилиси в Западную Грузию на трассе мой автомобиль обгоняют несколько “Икарусов”, в которых сидят парни с автоматами. На задних сиденьях свалена походная амуниция. Но столица Самегрело — город Зугдиди — живет своей обычной жизнью, как будто и нет рядом никакой спецоперации. На обочине дороги голосуют две одетые в черное женщины — беженки из Абхазии.

— В среду утром очень много военных прошло через Зугдиди, — рассказывает одна из них, по имени Хатуна. — Их сопровождали машины с красным крестом. Они ушли в сторону Джвари. А оттуда привезли на “скорой помощи” четырех раненых парней, они сейчас здесь, в больнице. Еще над городом летали вертолеты. Настоящая война! Мы помним, как это начиналось в Абхазии, нам было страшно…

Местечко Джвари находится довольно далеко от района проведения спецоперации. В 20 км от него — 302-й пост российских миротворцев, который расположен уже на входе в Кодорское ущелье. Его никак не минуешь — другой дороги в ущелье нет. В среду в ущелье перебрасывалось подкрепление: через пост проехало около двух тысяч грузинских полицейских и военнослужащих. Причем военнослужащих было намного больше, чем полицейских. Колонны сопровождали военные вертолеты. Все номера машин, проезжавших через пост, миротворцы зафиксировали, хотя это чуть было не привело к серьезному конфликту: грузинские военные требовали свободного проезда через пост, без фиксации номеров автомобилей. Кстати, проезд через подконтрольную миротворцам зону безопасности 2000 вооруженных людей и пролет вертолетов являются грубым нарушением мирного соглашения по Абхазии. По информации из наших источников в военных структурах Грузии, именно минобороны под руководством Ираклия Окруашвили играет первую скрипку в спецоперации. В среду только через 302-й пост пролетело 8 военных вертолетов, из них два “Ирокеза” и четыре “Ми-8”.

Тем временем генеральная прокуратура возбудила против Квициани уголовное дело: его обвиняют в измене родине и создании незаконного вооруженного формирования. По этим статьям ему грозит пожизненный срок. Так что выбор у Квициани нехитрый: с честью погибнуть в бою или всю оставшуюся жизнь провести в тюрьме. Власти неоднократно предлагали мятежнику сдаться, но он заявил, что будет сражаться до конца. По информации, проверить которую невозможно, лидер сванских повстанцев и его сторонники сейчас находятся в Соляных пещерах вблизи села Верхняя Ажара. В четверг планируется высадка десанта на вершине горы, чтобы достать Квициани в его убежище. Председатель комитета парламента Грузии по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе пообещал полностью завершить спецоперацию в четверг.

Тем временем в политической элите Грузии зреет недовольство действиями властей в Кодорском ущелье. Оппозиция считает, что необходимости в проведении там спецоперации не было:

— Спецоперация нужна прежде всего одному человеку — министру обороны Ираклию Окруашвили. Он хочет поднять свой рейтинг и продемонстрировать свои таланты военачальника. После победы над Партией мира в грузинском руководстве господин Окруашвили почти не скрывает своих президентских амбиций. На его родине — в городе Гори — уже поднимают тосты “за нашего президента Окруашвили”. Ему очень нужна победа. А поражение может стать тем, чем стало для Наполеона Ватерлоо.

P.S. Как сообщила грузинская телекомпания “Рустави-2”, Эмзар Квициани ранен в живот. Причем якобы ранение произошло у села Лата, где находится миротворческий пункт. По данным других грузинских СМИ, ночью сильному обстрелу подверглось родовое село Квициани Чхалта. В результате обстрела погибла 50-летняя жительница села.




    Партнеры