Травка колет глазки

Ветеринарный врач-офтальмолог Алексей Шилкин: “Нож — последний аргумент!”

24 августа 2006 в 00:00, просмотров: 1465

Английский бульдог важно засопел и смерил нас слегка презрительным взглядом. Вылитый лорд, только цилиндра и фрака не хватает. Три недели назад его правый глаз выглядел ужасно. У собаки была серьезно повреждена роговица. “Англичанин” напоролся на острую ветку, которая вонзилась ему прямо в глаз.


На прием к хирургам-офтальмологам Алексею Шилкину и Максиму Аверину приезжают со всей Москвы. Даже в пятничный летний вечер, когда народ устремляется за город, в кабинет очередь. Ветеринарных врачей-офтальмологов много, но тех, кто занимается этим серьезно, — единицы.

Кошки в переносках, собаки на руках и на поводках. Травмы, глаукомы, катаракты, опухоли, конъюнктивиты — все как у людей. Только методика для лечения человека четвероногим подходит не всегда. Даже собакам разных пород требуется разная терапия.

Врачам приходилось смотреть в зрачки тигру и рыси, извлекать пулю из глаза английского бульдога. Однажды на прием притащили ядовитую змею. А как-то даже принесли совсем непрофильного пациента: хомячка с необычной травмой — выпадением прямой кишки. Но Алексей Германович зашил мелкого грызуна под операционным микроскопом тоненькой ниточкой, которой накладывают шов на человеческий глаз. Но такие случаи — все-таки экзотика. Постоянные пациенты — кошки и собаки.

— Когда летом косят траву, остаются острые стебельки, на которые налетают маленькие собачки с выпуклыми глазами: пекинесы, мопсы, английские бульдоги. Звери не могут быстро прикрыть веки: у них замедлен этот рефлекс. Травинки травмируют глаз, возникает инфекция, которая распространяется вглубь и способна не только привести к слепоте, но и к потере органа зрения. К сожалению, никто из владельцев не обращает внимания на мелкую травму, пока глаз не помутнел. Между тем существует ряд симптомов, которые должны насторожить. Если животное начинает прикрывать веки, появляются выделения, краснеют сосудики, а глаз увеличивается, надо срочно показаться специалисту. В США принято посещать офтальмолога два раза в год с целью профилактики, особенно это касается пожилых животных. Врач измерит внутриглазное давление и проверит наличие глаукомы, по состоянию хрусталика определит катаракту.

Коккер-спаниель с трогательным доверием вытягивает длинноухую мордочку. Пес почти ничего не видит: один глаз ослеп, другой еще недавно был под угрозой. Собаку элементарно залечили. Прописали препарат, который тормозил заживление и угнетал иммунитет.

— Владелец привел своего питомца в клинику по месту жительства, — объясняет доктор. — В ветеринарии нет специализации, ты получаешь диплом и можешь лечить все. Но врач широкого профиля в заболеваниях глаз разбирается на “троечку”. У него даже нет специальной аппаратуры. Когда он видит, что не справляется и глаз гибнет, направляет собаку к офтальмологу. Но время часто упущено.

Сегодня в ветеринарной микрохирургии глаза творятся такие чудеса, о которых 10 лет назад даже не мечтали. Тогда вообще светили на глаз фонариком, а несчастный четвероногий пациент дергался изо всех сил. Сейчас в арсенале офтальмолога человеческая техника: операционный микроскоп, алмазные ножи, шовный материал. Нитки тоньше волоса — не разглядишь.

Животным возвращают зрение даже после тяжелейших травм. Успешно делают операции по пересадке роговицы, имплантации искусственного хрусталика.

“Можете расслабиться. Остался маленький шрам”, — доктор доволен, а владельцы черного мопса чуть не плачут от радости. Три недели они капали собаке глазные капли по часам, не веря, что удастся обойтись без операции. В одной из известных московских клиник их напугали: “Глаз придется зашить!”

— У собаки была язва роговицы, — комментирует Алексей Шилкин. — Операцией мы быстрей бы достигли эффекта, но мы всегда стараемся тянуть животное на терапии. Если в течение 2—3 дней нет положительной динамики и антибиотики не справляются, прибегаем к хирургическому вмешательству. Нож — последний аргумент, потому что наркоз — это неполезно. Сейчас в частных клиниках идет необоснованное количество операций. Это быстрые деньги. Владельцев, ничего не понимающих в офтальмологии, запугивают, и они соглашаются на все.

Пожилые супруги в четыре руки гладят песика с роскошным мехом: “Мы играли, и нам поцарапали глазик!” Доктор изображает испуг: “Это самая страшная собака — пекинес. Ему морду никак не завяжешь. Сейчас он нам покажет!” Царапина повредила роговицу, но, к счастью, не задела хрусталик.

Следом за “самой страшной собакой” на стол сажают персидского котенка. Бедняга съежился от страха, но врач так нежно гладит пухового пациента за ушком, что тот уже готов выгнуть спинку и замурлыкать. У киски секвестр роговицы — черное бельмо на глазу. Такой болезни нет ни у человека, ни у собак, ни у хомяков, только у британских и персидских экзотических кошек.

С глазами шутки плохи. Бывают травмы, когда счет идет на часы. Чем раньше животное попадет в клинику, тем больше шансов сохранить зрение. А если беда произошла за городом?

— В аптечке каждого владельца должны быть средства первой помощи, которые разработаны специально для животных. В крайнем случае подойдут человеческие капли “Левомицетин” или тетрациклиновая глазная мазь. Ни в коем случае, особенно при травмах, нельзя использовать гидрокортизон, потому что этот гормональный препарат может привести к тяжелым осложнениям.




Партнеры