Месть имею!

Солдат, прошедший Чечню, объявил войну всем “не русским”

7 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 396

События в Кондопоге ясно показали — если власти не возьмутся решать вопрос межнациональных отношений, это сделает народ. Сделает, как водится, бессмысленно и беспощадно. Тем более что помимо массовых выступлений, о которых узнает вся страна, существует и множество одиночных “бунтов”. Их не видно за сухими цифрами милицейской статистики, ведь подчас они считаются банальной уголовщиной. “МК” предлагает читателям историю одного такого “мстителя” — простого парня из города Фурманов Ивановской области.

Он сам попросился служить в Чечню. И вернулся с войны живым и с виду здоровым. С медалью и при деньгах. Изменилось в нем только одно — он научился убивать. И когда в мирной жизни начались проблемы, вспомнил свое умение. Убивал он не своих обидчиков — жертвами бывшего солдата становились таксисты, виноватые перед ним лишь в том, что имели лицо “кавказской национальности”.

Выстрел в спину и перерезанное горло — таков был фирменный почерк убийцы. Суд присяжных признал его виновным в трех эпизодах. Следствие считало, что на его счету — шестеро.


Андрей Шишкин с детства мечтал работать в милиции, и после службы в армии эта мечта сбылась. Он устроился в ивановский ОМОН. Работая в милиции, парень вдруг решил поехать в Чечню. Что уж им руководило — неизвестно. Но начальство все никак не отправляло молодого и ретивого подчиненного в горячую точку, несмотря на его просьбы. И тогда упрямый юноша обиделся, уволился из органов и пошел прямиком в военный комиссариат — проситься на войну контрактником. Осенью 1999 года 21-летний Шишкин поехал в Чечню. За два месяца боев он насмотрелся всякого — видел и смерть товарищей, и зверства бандитов, и бессмысленную жестокость федералов. Получил медаль “За отвагу”.

Вернувшись домой, парень на привезенные “боевые” деньги купил себе машину и вместе с другом открыл на трассе недалеко от родного Фурманова шашлычную. Вроде бы жизнь налаживалась, и за хлопотами все то, что было на чеченской войне, всплывало в памяти уже не так часто.

Но тут началась вторая, уже личная “война”. И первые ее “сражения” Шишкин проигрывал вчистую.

— В шашлычную сына приехали кавказцы и стали угрожать и требовать деньги, — говорит мать Андрея Надежда. — Они узнали, где мы живем, и даже приезжали с угрозами к нам домой. Сыну все зубы повыбивали, на машине в лес как-то увозили. Но зачем это Андрей должен был им платить? Он же деньги своей кровью заработал.

Бой шел явно не на равных — шашлычную пришлось закрыть. Андрей пошел работать обыкновенным водителем. И вновь жизнь вроде бы начала налаживаться. И вновь, словно издеваясь, столкнула его с кавказцами.

Сестру Шишкина, 19-летнюю Наташу, сбил “Мерседес”. За рулем сидел армянин. Девушка после этого осталась инвалидом, а между тем дело в отношении водителя иномарки прикрыли. Нужно было зарабатывать на дорогостоящие операции и лекарства. Андрею пришлось продать машину.

Бывший солдат опять чувствовал себя побежденным. И горечь от таких поражений лишь росла — не прошло и года после драмы с сестрой, как самого Шишкина избили некие южане. Весной 2004 года он был в Реутове, где живут его родственники. Шел по улице мимо кафе, рядом с которым стояли несколько кавказцев. То ли им не понравился вид Шишкина, то ли возникла какая-то ссора, но факт остается фактом — Андрея избили. А когда он рассказал обо всем милицейскому патрулю, с ним даже не захотели разговаривать.

— Мне было очень обидно, что никому нет до этого дела, — говорил потом Андрей следователям. — Никто не собирался искать этих кавказцев, и все это было для них безнаказанно.

Последней же каплей стало нападение на Шишкина таксиста-южанина. В середине сентября того же года вечером Андрей поехал на такси к родственникам в Реутов. И когда уже собирался выходить из машины, водитель приставил к его животу заточку и велел снять кожаную куртку, в которой был сотовый телефон. Бывшему вояке пришлось подчиниться.

Андрей стоял на улице, ограбленный и униженный. А в голове мелькали картины — погибший на его руках в Чечне близкий друг, сестра, ставшая инвалидом, лица кавказцев, угрожавших смертью, если он не закроет шашлычную…

И тогда он решил — он будет убивать. Чеченцы, армяне, азербайджанцы — для ветерана чеченской кампании все они слились воедино. Все они стали его врагами.

* * *

К осуществлению своей мести Шишкин подготовился весьма тщательно. Купил обрез охотничьего ружья и патроны. И даже гранату достал (к счастью, она пригодиться не успела). Запасся охотничьим ножом, который носил в ножнах, закрепленных на ноге. Этим ножом бывший солдат совершал своеобразный ритуал отмщения — застрелив жертву, перерезал ей горло. Совсем так же, как боевики в Чечне расправлялись с его сослуживцами.

Своих будущих жертв — таксистов — мститель решил высматривать на автобусной остановке возле Щелковского автовокзала в Москве. Он хорошо знал маршруты дорог в Иваново и Реутов — где безлюдные места, а где располагаются посты ГИБДД. Да и таксистов-кавказцев на привокзальной площади всегда много.

— 4 октября 2004 года около восьми часов вечера Шишкин договорился с водителем “семерки”, азербайджанцем по национальности, чтобы тот повез его до Реутова, — рассказывает старший прокурор отдела гособвинителей прокуратуры Московской области Светлана Гурская. — Шишкин сел на заднее сиденье автомобиля за передним пассажирским. На 108-м километре внутренней стороны МКАД по направлению к Носовихинскому шоссе пассажир попросил остановить машину, якобы ему нужно сходить в туалет. Водитель выполнил просьбу, и тут Шишкин выстрелил ему в спину. После этого он достал нож и, придерживая водителя за голову, перерезал ему горло. Затем преступник перетащил тело убитого на заднее сиденье, сел за руль и поехал в Москву. Машину он бросил во дворе на Суздальской улице. После чего поехал домой в Фурманов.

Спустя несколько недель Шишкин задумал новое убийство. И снова поехал к Щелковскому автовокзалу. И опять ничего не подозревающий водитель посадил клиента в свою машину, которому позарез нужно было попасть в Реутов. И снова именно на 108-м километре МКАД Шишкин расправился с таксистом. Вместе с трупом в машине убийца спокойно добрался до Реутова. Он хорошо знал город, и поэтому преступнику не составило никакого труда найти тихий дворик на Юбилейном проспекте. Здесь Шишкин бросил автомобиль и поживился сотовым телефоном убитого.

На преступление, которое произошло 9 января 2005 года, Андрей взял с собой друга-земляка Алексея Кузнецова. (Правда, тот не предполагал, что произойдет убийство — даже якобы просто напасть на водителя его удалось уговорить не сразу. Позже суд дал Кузнецову четыре с половиной года лишения свободы.) На сей раз выбор жертвы произошел в Иванове. Приятели остановили таксиста около трех часов дня на улице Парижской Коммуны. Пассажиры попросили отвезти их на железнодорожный вокзал. Кузнецов сел на переднее сиденье и во время пути отвлекал водителя разговорами. И вдруг Шишкин выстрелил таксисту в спину. Алексей был в шоке. Возможно, поэтому Андрей не стал его пугать ритуалом с перерезанием горла. Пока Кузнецов стоял около авто и следил за обстановкой, Шишкин обшарил труп и салон, забрал сотовый телефон, радиостанцию и две с половиной тысячи рублей. После чего преступники спрятали машину во дворе и вернулись в Фурманов…

* * *

Между тем милиционеры Москвы, Реутова и Иванова с ног сбились, разыскивая неизвестного убийцу таксистов. Прошло уже почти полгода после первого преступления, а между тем особых продвижений в расследовании не предвиделось. Если бы не маленькая случайность…

24 июня прошлого года Шишкин вместе со своим знакомым ехал по дороге Иваново—Фурманов. И машину остановили сотрудники наркоконтроля — они проводили операцию по выявлению перевозок наркотиков. В машине стражи порядка нашли сумку с оружием, перчатками и гранатой. На вопрос, что это за сумка, Андрей сначала ответил, что это вещь его знакомого и он везет сдавать ее в милицию. Но когда Шишкина привезли для разбирательства в ОВД Иванова, он сразу же начал признаваться в совершенных им преступлениях. То ли испугался, то ли понял, что пришла пора отвечать за совершенное.

Прокуратура предъявила Шишкину обвинение в шести убийствах — их почерк был один и тот же. Однако присяжные заседатели вынесли вердикт — признать мужчину виновным лишь в трех.

Когда судья зачитывал приговор — 22 года лишения свободы в колонии строгого режима, — мать убийцы зарыдала в голос. А осужденный обреченно прислонился лбом к решетке. Не обращая внимания на конвоиров, женщина метнулась к сыну, чтобы успеть к нему прикоснуться.

Мать Андрея Шишкина до сих пор не верит, что ее сын — убийца.


КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Евгений Шапошников, профессор медицинской психологии и психотерапии Института повышения квалификации врачей Минздравсоцразвития РФ и Мюнхенского университета:

— Люди, воевавшие в горячих точках, получают огромную психологическую травму. Есть даже особый термин для определения этой болезни — синдром посттравматических стрессовых расстройств. Когда кругом смерть, для многих это запредельные душевные потрясения, которые по силе деструктивного воздействия на личность сопоставимы с сильной физической травмой. Этот след сильных переживаний остается у человека на годы, вызывая депрессии и психозы. И социально-психологическая помощь в данном случае просто необходима. Учитывая, что герой публикации подвергся повторным психологическим травмам в ситуациях с людьми из кавказского региона, очаг переживаний, полученных во время войны, у него не только не затих, но и наоборот — накалился еще больше. В его психике произошли глубокие изменения, которые сформировали образ жителя кавказского региона как личного врага и сподвигли его на преступное поведение.

P.S. Редакция благодарит за помощь в подготовке материала прокуратуру Московской области.





Партнеры