Ни патрона, ни автомата, ни портянки

не останется от России в Грузии

12 октября 2006 в 00:00, просмотров: 236

Вице-премьер, министр обороны РФ Сергей Иванов:

“В своем хамстве режим Саакашвили перешел все разумные, цивилизованные рамки, и реакция России была адекватной. Мы не предпринимали тех действий, на которые, очевидно, рассчитывало руководство Грузии”.

Руководство Грузии, очевидно, рассчитывало на то, что Россия предпримет силовые действия в ответ на захват четырех офицеров ГРУ. Но этого не случилось. Тем не менее градус конфликта поднялся до точки кипения.

До чего дойдет обострение российско-грузинских отношений? Может ли этот конфликт обернуться войной?


Что нас связывало с Грузией в военной сфере? Военно-техническое сотрудничество и военные базы. История с захватом офицеров привела к тому, что Минобороны решило эти связи разорвать.

Какова оказалась эффективность принятых мер? Кому они нанесли больший урон: Грузии или России?

Военно-техническое сотрудничество

На прошлой неделе наше военное ведомство заявило, что “больше не собирается обсуждать с Грузией перспективы сотрудничества ни в военной, ни в военно-технической областях”.

Звучит сильно. Если, конечно, не учитывать, что Россия давно не поставляет Грузии ни оружия, ни военной техники, ни боеприпасов и ни один грузинский военнослужащий не обучается в вузах Минобороны РФ. О нашем военно-техническом сотрудничестве можно было еще хоть как-то говорить в 90-е годы. Тогда Грузия входила в объединенную систему ПВО СНГ. Ее наблюдатели присутствовали на совместных учениях, а Россия поставляла запчасти для старого оружия, оставшегося грузинам от СССР.

России было выгодно торговать запчастями с Грузией. Она покупала их дорого, так как не являлась членом ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности), которым их продают намного дешевле. По мере ухудшения наших отношений Грузия стала искать другие пути. Например, в марте 2005 года подписала договор с Украиной о том, что будет восстанавливать свою технику на ее ремонтных заводах. Европейские страны тоже не отказывали грузинам в поставках.

По этому поводу Сергей Иванов на днях очень сокрушался: “Некоторые государства — члены НАТО, которые сейчас модно называть молодой Европой, поставляют в Грузию вооружения, которые в свое время были поставлены в эти страны Советским Союзом с запретом их реэкспорта. Таким образом, осуществляется прямое нарушение действующего соглашения в области контроля за обычными вооружениями. Это — уже пиратство!”

Безусловно, с министром можно согласиться: пиратство чистой воды! Страны НАТО торгуют нашим же оружием, которое мы и сами могли бы продавать Грузии. Если бы, конечно, хотели. Но мы не хотим. И самое неприятное, что против этого “пиратства” у нас нет никаких реальных рычагов воздействия.

Правда, можно себя успокаивать тем, что продлится это безобразие недолго. Грузия постепенно переходит на стандарты НАТО, осваивает западную технику. То есть запчасти и поставки ей оружия — это вскоре станет головной болью американцев. Россия теряет этот рынок вооружений, а потому угрозы Сергея Иванова о том, что после нас “ни патрона, ни автомата, ни портянки Грузии не достанется”, звучат не слишком страшно для ее руководства. Стандарты НАТО портянок все равно не предусматривают, это прерогатива лишь Российской армии.

Базы

Главная тема, возникшая в связи с развитием конфликтной ситуации, — вывод наших баз из Грузии, который, по заявлению нашего министра обороны, “может быть осуществлен в ускоренном порядке”.

Напомним, речь идет о двух базах: 12-й — в Батуми (около 2,5 тысячи человек, 74 танка, 80 БМП, 120 артиллерийских установок) и 62-й военной базе в Ахалкалаки (2000 человек, 40 танков, 130 БМП и БТР, до 50 единиц артиллерии).

О сроках их вывода Грузия и Россия спорят давно. Еще пару лет назад наши военные заявляли, что смогут уйти из Грузии лишь через 14 лет, когда построят под выводимый контингент инфраструктуру на территории России. “Мы не можем выводить войска в чистое поле, как это было недавно в российской истории, когда мы уходили из Германии”, — заявляли в нашем Минобороны. С такими сроками были категорически не согласны грузины, и вскоре министр Иванов вместо 14 лет заговорил об 11 годах, а чуть позже о 7—9. Но Грузия согласилась ждать только 3 года.

Тбилиси так хотел ускорить этот процесс, что даже собирался его финансировать. На транспортные расходы грузины планировали выделить $6 млн. Правда, их они надеялись покрыть, выставив счет в сумме $550 млн. за аренду земли, бытовые и прочие услуги. Россию такая “помощь”, конечно, не устроила.

31 марта этого года в Сочи было подписано “Соглашение об организации транзита российских воинских грузов и персонала через территорию Грузии”, которое предполагает вывод российских баз не позднее 2008 года. Однако министр Иванов не исключает, что они могут быть выведены “с опережением плана”, и объясняет это так: “Потому что в той обстановке, в которой там находятся наши военнослужащие, — всем понятно состояние наших солдат и офицеров. …Наши военные, по крайней мере в Тбилиси, находятся на положении заложников, и чем раньше мы их оттуда заберем, тем спокойнее нам будет работать”.

Что он подразумевает под “работой”, министр обороны не уточнил. Видимо, у Кремля есть план, где нашим военным отводится уже не роль “заложников”, а другая, более важная и значительная. Но что бы ни стало причиной поспешного вывода, то ли “состояние солдат”, то ли тайные планы Кремля на Кавказе, в любом случае он станет приятным и долгожданным подарком Михаилу Саакашвили.

Зато конфронтация, которую заварили по этому поводу политики, сильно осложнит нашим военным передислокацию. Особенно это коснется военнослужащих, которым предстоит уходить из Ахалкалаки на 102-ю базу в Гюмри (Армения), где уже дислоцировано около 3 тысяч военнослужащих, 74 танка, 148 БМП и БТР и 84 артиллерийские установки.

Связь и снабжение с базой в Гюмри всегда осуществлялись по грузинской территории. Теперь же Минобороны Грузии объявило о введении новых правил транзита военных грузов и российского персонала. Отныне все их перемещения возможны только с одобрения Минобороны Грузии.

С такими “одобрениями” нашим военным предстоит еще немало помучиться. Тем более что техника в Ахалкалаки такая старая, что, как сказал сам министр Иванов, “вывести ее в одночасье просто невозможно. Ее надо готовить. Туда должны выезжать военнослужащие, специалисты, которые доведут эту технику до такого состояния, что она окажется на ходу и дойдет до железнодорожной платформы”.

В общем, если нашим офицерам неимоверными усилиями все же удастся переправить наш “металлолом” в Гюмри, то у России появится новый форпост на Кавказе. Похоже, наше военное ведомство отводит ему очень важную роль, связывая ее с силовым вмешательством в случае вооруженного конфликта с Грузией.


СПРАВКА "МК"

Из расформированного Закавказского военного округа Грузии передали: 376 единиц артиллерийского вооружения, 213 противотанковых комплексов, 1097 единиц зенитно-ракетного вооружения и РЛС, 50 000 штук стрелкового оружия, 1,5 млрд. штук боеприпасов. А также: 109 танков, 265 гусеничных тягачей, 189 боевых бронированных машин, 248 — легковых, 28 — санитарных, 1071 — грузовая и 49 — штабных автомашин.




Партнеры