На Тишинке — пупсовая тусовка

За что кукольники угробили Бродского?

14 октября 2006 в 00:00, просмотров: 225

По осени художники решили, что всем нам пора впасть в детство, и выставили на Тишинке своих рукотворных кукол. От фантазии некоторых мастеров буквально едет крыша.


На полутора тысячах квадратных метров — кукольный культ. Чего здесь только нет — круглоголовые пупсы, изящные тонконогие балеринки, жеманные барышни и младенцы в натуральную величину. А также Джонни Депп в миниатюре и Юрий Петрович Любимов за режиссерским столиком, не очень-то похожий на оригинал. Есть даже поэт Бродский в двух вариантах. Есть все, нет только препротивной блондинистой Барби. И, похоже, никогда не будет.

— Кукла — это вещь, берешь куклу… — вещает бабка в переднике, раскачиваясь на табурете. Каждая морщинка старческого лица проработана — бабуська, кажется, только-только пришла с огорода, присела на лавочку и давай сама с собой разговаривать. Это кукла-робот. Таких, правда, на выставке немного. Остальные — немы, но чрезвычайно живые. Особенно их глаза… Каждая — в одном экземпляре, и бессмысленно спрашивать: “А есть ли у вас такая, но без крыльев?” Ответ: “Что вы? И эту-то год делали”.

Нынешняя выставка по счету вторая, количество стран-участниц, по сравнению с первой, выросло — США, Германия, Нидерланды, Франция… Интересно, какие тенденции в кукольном деле на Западе? Ответ: на стенде голландских художников — самых продвинутых в Европе. Они продвинулись до младенцев.

— Да, младенцы очень популярны у нас, — говорит художница Нэл Груттедде, — в них не играют — их нянчат, воспитывают. В Амстердаме вы можете встретить запросто женщину, которая несет на руках такого “ребеночка”. И все думают, что он настоящий.

Физическое сходство с младенцами пугающе: их фарфоровые лица имеют натуральный цвет, а мешочки под глазами и губки — нежную припухлость. Так и хочется чмокнуть карапуза, но не стоит — поцелуй получится холодным: пока младенцы идут без подогрева.

Кукольное удовольствие — не из дешевых. Цена на таких пупсов имеет три, а то и четыре нуля. Но можно найти совершенно очаровательных куколок, ангелочков, медвежат за очень скромную сумму. Вот, кстати, о медвежатах: посреди кукольного рая — настоящий медвежий разгул. Татьяна Позднякова утверждает, что медвежата Тэдди, появившиеся на свет в 1902 году, более универсальная игрушка — вне пола и возраста. Повальное увлечение медвежатиной подтверждает даже специальный журнал про кукольных медведей, который выпущен к выставке.

А еще здесь есть коллекционные игрушки, в которые играли царские дети, куклы-звезды. Эдит Пиаф буквально сдувает ветром, а кукла поэта Иосифа Бродского имеет, как было выше сказано, два варианта. В первом он задумчиво сидит под деревом, на котором написано: “Однако, ветрено”, а на другом — бледный, с лавровым венком на челе лежит в красном гробу. По этому поводу не сказано ничего. А что скажешь? Сам бы поэт ужаснулся такой кукольной смерти. Впрочем, погребальная тема имеется на выставке в единственном экземпляре.




Партнеры