Алиса Хазанова в поисках числа любви

“977” — полнометражный дебют Николая Хомерики

21 октября 2006 в 00:00, просмотров: 257

До него буквально каждый творческий шаг этого режиссера сопровождался фестивальной наградой. Первая работа — трехминутный этюд “Капля” — была отмечена призом фестиваля в Сопоте. Одночастевка “Шторм” получила приз за режиссуру в Лилле. Дипломная короткометражка “Вдвоем” год назад заняла второе место в конкурсе Cinefondation Каннского фестиваля. Это далеко не полный перечень призов, врученных Хомерики, и кинофестивалей, в которых участвовали его фильмы. “977” стал в этом году единственным российским фильмом, отобранным в Канны для участия в престижном конкурсе “Особый взгляд”. Но награды там, правда, не получил. Зато получил приз жюри Федерации киноклубов Москвы на VI фестивале отечественного кино “Московская премьера”, одним из учредителей которого является “МК”.


КАК ЭТО БЫЛО?

И вот наконец состоялась московская премьера “977”. Одним из первых приехал режиссер Иван Дыховичный, чуть позже — писатель Владимир Сорокин. Не заставил себя ждать и Геннадий Хазанов, чья дочь, Алиса, сыграла в фильме свою первую роль. Сама же актриса слегка припозднилась. Ее можно понять, учитывая ее положение, — актриса ждет ребенка... В “977” ставится эксперимент над человеком, над его чувствами, потому корр. “МК” решил выяснить у Алисы, как она думает: можно ли подвергать любовь научному эксперименту?

— Как маленькие дети разбирают радиоприемник, чтобы понять, откуда идет звук, так человечество пытается понять, что же такое любовь, и разложить ее на составляющие. И это всего лишь одна из попыток, которая ничем не закончится, потому что в любви есть божественное начало. И постигать ее надо не приборами, а сердцем... Любовь — понятие многогранное. Это попытка понять другого человека, его мир и постараться разделить его.

— Что было после “977”?

— Я снялась у Николая Досталя в “Завещании Ленина”, где у меня совершенно другой характер. На сегодня день все, потому что надо родить малыша...

Отец Алисы пришел первый раз посмотреть фильм дочери.

— Как вы отпустили свою дочь-балерину в омут кино?

— Надо просто заниматься своим делом, и если фильм, в котором она работала, ей принес удовлетворение, будем считать, что на данном этапе задача выполнена. А все остальное — гарнир.

О ЧЕМ КИНО

“977” — кино артхаусное или, по-старому, — авторское. Правда, начало картины вводит в заблуждение: оно как бы обещает экшн: молодой ученый из Новосибирска приезжает в загадочный НИИ. Там под руководством эксцентричного Сергея Сергеевича (его играет “путешественник-натуралист” Павел Любимцев) проводятся таинственные эксперименты. К моменту, когда до зрителя доходит, что 977 — это предельный уровень излучения особых волн, вырабатываемых человеческим организмом, обещанного экшна уже нет и в помине. Действие движется вызывающе неспешно. Происходящее исполнено многозначительных умолчаний. А жаждущим зрелищ остается либо покинуть зал, либо отдаться завораживающему течению мастерски снятого кино.

Можно прикинуть, в каком историческом отрезке ученые в белых халатах проводят свой эксперимент, наблюдая за подопытными добровольцами. Предметный мир — от научной аппаратуры до прозаических электробытовых приборов — отсылает примерно в 70-е годы прошлого века. Но опять же: на такой институт — с обшарпанными коридорами, гипсовым барельефом Ильича и кучей другого безнадежно устаревшего хлама — вполне можно набрести и в сегодняшней Москве.

Время действия неопределимо, оно ускользает, как ускользает смысл научного поиска, как ускользает девушка Рита (Клавдия Коршунова, сыгравшая главную роль в “Солдатском декамероне”), чей показатель достиг-таки заветного 977. Носительница искомого уровня излучения промелькнет за дверью, появится в наглухо задраенном боксе, возникнет в институтском дворе. По правде говоря, ее появления не вызывают должного эффекта. В фильме и так слишком много намеренных, если не сказать кокетливых, странностей. К примеру, знаменитый французский режиссер Лео Каракс в крохотной роли механика (или электрика?), что, кстати, выдает фестивальную нацеленность картины. Простому зрителю Каракс, извините, по барабану. Ему бы с главным героем разобраться.

А главный герой Иван из Новосибирска (Федор Лавров, он же — композитор фильма), играет ли он на рояле, делает ли зарядку, пьет ли водку с подопытными или ищет неуловимое 977, пребывает в состоянии сдержанного удивления. Оно, сливаясь с непреходящим удивлением зрителя, дает в итоге самый странный результат. Уже непонятно: ты ли смотришь фильм или фильм смотрит тебя. Прямо как океан планеты Солярис, право слово!

На пресс-конференции после просмотра “977” Николай Хомерики решительно не понял, почему его фильм сравнивают с “Солярисом” Андрея Тарковского. Он также мягко, но наотрез отказался сформулировать смысл картины хотя бы в нескольких фразах. Актрисы Клавдия Коршунова и Алиса Хазанова с воодушевлением рассказали, что режиссер на съемочной площадке занимался творчеством, а не подсчетом снятых эпизодов. Продюсер Арсен Готлиб косвенно подтвердил, что фильм таки “смотрел” нас, заметив, что “977” измеряет уровень излучения особых волн не только у экранных персонажей, но и у зрителей. Еще журналисты узнали, что фильм снимался в подлинном НИИ, и с появлением в его стенах съемочной группы жизнь забурлила: сотрудники каждый день ходили на работу, чего, надо думать, не случалось уже давно.




Партнеры