Тень единения и согласия

Разогнав “Русский марш”, власть лишь спряталась от реальности

6 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 757

Триумф вертикали власти — таким на первый взгляд может показаться главный итог прошедшего в Москве “Русского марша”. Обещания организаторов марша потрясти столицу до основания так и не осуществились. Силовые структуры доказали, что Москва — это не Париж или Будапешт. Но радоваться почему-то не хочется. Резкий рост националистических настроений в обществе — это совершенно объективный политический процесс. Пытаться влиять на ситуацию исключительно полицейскими методами — лишь загонять болезнь внутрь.

“Организаторы “Русского марша” — это, конечно, авантюристы чистой воды. Но они начали разрабатывать золотую жилу”, — сказал мне вчера бывший высокопоставленный сотрудник аппарата правительства. И, как это ни печально, экс-чиновник абсолютно прав. Законы социологии абсолютно неумолимы: как только количество мигрантов в обществе превышает определенный уровень, сразу же начинаются межнациональные трения. Избежать чего-то подобного до сих пор не удавалось ни одной многонациональной стране.

США, например, часто называют в качестве идеального примера “плавильного котла”, в результате которого на свет появилась новая нация. Но до недавнего времени вся история Америки представляла собой длинную цепь то подспудных, то открытых межэтнических конфликтов. Причем речь идет не только о противостоянии белых и черных. Ирландцы, немцы, итальянцы, китайцы, японцы — в разное время все эти группы становились предметом ненависти “коренного” населения. В XIX веке на центральных улицах Нью-Йорка иногда шли настоящие бои с человеческими жертвами.

Как решать эту проблему, которая может сделать невозможной нормальную жизнь в любом государстве? Четкого и универсального ответа на этот вопрос так и не найдено. В Западной Европе пытались было сделать ставку на политическую корректность. Сегодня стало совершенно очевидно, что эта модель не работает. Возникновение в крупных городах Франции районов, где владычествует не официальная власть, а банды юнцов-иммигрантов из Северной Африки. Превращение Британии в мощный бастион исламского экстремизма. И это только два самых вопиющих примера.

Но все это не значит, что нам нечему поучиться у Европы. Несмотря на всю политкорректность, почти в любом государстве ЕС существует легальная националистическая партия. Во Франции это Национальный фронт Жан-Мари Ле Пена, в Англии — Национальная партия Ника Гриффина, в Австрии — Альянс за будущее Йорга Хайдера...

И, возможно, именно это обстоятельство является одной из главных причин того, что до сих пор Европе удавалось избегать мощных межнациональных столкновений. Европейские лидеры понимают: если в обществе существуют настроения определенного рода, они должны быть представлены в парламенте. Таким образом, обществу дается возможность выпустить пар. Кроме того, статус легальной партии гарантирует, что ее лидеры не будут выходить за некие рамки. Ведь как только лидеры националистов идут в разнос, на них тут же обрушивается железный кулак закона.

В России же сейчас принята другая модель, смысл которой идеально укладывается в слова одного моего друга-чиновника: “Выборы должны быть демократичными — при условии, что их результаты известны заранее”. К участию в легальной политической жизни допущены лишь верные слуги власти да сборище никому не известных политических импотентов. Но законы политики сходны с законами физики. Если накопленная энергия существует, она должна тем или иным способом проявить себя. Если сделать это в сфере легальной политики невозможно, то все выливается в возникновение несистемных сил. А это уже гораздо более опасно для общества.

В России ситуация осложняется еще одним обстоятельством. Межнациональные проблемы тесно связаны с коррупционным фактором. Если называть вещи своими именами, то власть во многих мелких (и не только) городах страны тесно срослась с этническими преступными группировками.

Межнациональные проблемы крайне деликатны. Они не признают простых и примитивных решений. Если власть сейчас кинется создавать свою карманную националистическую партию, ситуация, наверно, лишь еще больше осложнится. Но сидеть сложа руки нашей власти тоже не стоит. Кондопога и “Русский марш” — это сигналы о том, что болезнь прогрессирует. Как бы не опоздать с лечением...


ТОЛЬКО ЦИФРЫ

2000 человек приняли участие в националистическом митинге в Москве 4 ноября (в прошлом году маршем прошли 3000 человек).


1500 человек пришли на антифашистский митинг.


500 с лишним человек были задержаны, а затем отпущены (в прошлом году — 22 человека, все антифашисты).


7800 милиционеров обеспечивали порядок (в прошлом году — 1000).




Партнеры